О промысле Божием, посмертной улыбке и чудесном спасении от гремучей змеи

08 февраля 2016
О промысле Божием, посмертной улыбке и чудесном спасении от гремучей змеи

Беседа с иеродиаконом Серафимом (Молибогом) – насельником монастыря святого Антония Великого в Аризоне

– Отец Серафим, в жизни каждого человека действует Промысл Божий, но иногда он скрыт, а иногда явно открывает себя в каких-то знаках, знаменательных встречах, вовремя услышанных словах. Были ли у вас такие знаки, явные проявления Промысла Божия о вас в вашей жизни?

– Знаете, Господь приводит каждого человека к Себе тогда, когда для этого человека наступает самый подходящий момент. Я родился в Москве. В детстве, как и мои сверстники, успел побывать октябренком, пионером и комсомольцем. Окончил Московский авиационно-технологический институт, получил диплом инженера-механика летательных двигателей. Начал увлекаться разными религиозными течениями, но к Православию так и не пришел.

В 1995 году в Москву приехал профессор физики из-под Чикаго Дэвид Чесек. Это был очень добрый католик, прекрасный семьянин, имеющий восемь детей. Он умер два года назад. Мы с ним познакомились, у нас были общие интересы в области физики, и Дэвид предложил мне поехать в Америку, поучиться там, поработать. Помог с визой.

Мне было 23 года, и у меня появилась возможность путешествовать, поехать в другую страну, пожить в ней, поучиться, получить какой-то опыт жизненный. Всё это Господь позволил мне сделать.

Некоторые американские университеты сотрудничают с различными компаниями, и компании платят университетам за исследования. Университет в Алабаме, где я стал учиться, сотрудничал с автомобильными компаниями. Они искали студентов, которые бы параллельно с учебой проводили исследования, так что мне оплачивали обучение и еще платили зарплату за работу на кафедре «Литье металлов». И это было для меня самым идеальным вариантом. Я снимал маленький домик у одной семьи, учился семь лет и получил степень магистра и докторскую степень. Мне предложили работу в «Дженерал Моторс».

Но у Господа уже были другие планы на меня. В Америке я учился и работал, работал и учился и был лишен тех человеческих утешений, которые имел на родине: общения с родителями, родственниками, друзьями. Люди, которые уезжают в другую страну, теряют утешения, которые были у них на родине.

Любая православная страна – это страна коллективного общения. Ну, вы понимаете… Вы можете зайти к другу без предварительного звонка – просто нагрянуть в гости. И будете распивать чаи на кухне и говорить по душам… А западные страны – это общество индивидуалистов: «Привет» – «Пока». Бывают вечеринки – party, – но это очень поверхностное общение. И как бы ты хорошо ни говорил по-английски, постоянно чувствуешь: ты из другой культуры.

А будучи лишен человеческого утешения, начинаешь искать его в Боге. Моя мама, узнав о моем интересе к вере, посоветовала мне покреститься.

Когда Господь хочет привести человека к Себе, Он создает такие обстоятельства, устраивает такие встречи, через которые человек начинает Его познавать. У меня появились русские друзья, и они оказались баптистами. А я всегда был очень любознательным, я и тут сразу захотел узнать: где истина? Истин ведь не может быть несколько. Стал ходить на курсы оглашенных в православный храм. История Церкви, учение. Сравнил, проанализировал и осознал, что истина – в Православии. Принял святое крещение.

Моя жизнь резко изменилась. Престижная работа в «Дженерал Моторс» больше не привлекала меня. Не хотел я оставаться и на кафедре в университете – у меня появился интерес к монашеству.

– А почему вы выбрали именно монастырь святого Антония Великого?

– Как-то мой духовник, протоиерей Александр Феканин, настоятель церкви святого Симеона Нового Богослова в Бирмингеме, посоветовал мне съездить в монастырь святого Антония Великого. Первый раз я сюда приехал в 26 лет. Встретил основателя этого монастыря старца Ефрема – духовное чадо преподобного Иосифа Исихаста. Сказал ему на ломаном греческом: «Отче, я хочу стать монахом». И он меня благословил.

Приезжал сюда еще несколько раз, мне нравилось, но было и смущение: я не был уверен, что именно в этом монастыре мне нужно остаться. Даже хотел возвращаться в Россию, поступать в семинарию.

Я как раз окончил университет в Алабаме, после защиты и всех трудов чувствовал усталость, и мой духовник благословил меня поехать отдохнуть на западное побережье. Калифорния – красивый большой штат: горы, Гранд Каньон, природа, монастыри… Я заехал в монастырь святого Антония Великого, сказал отцам, что скоро, после отпуска, уезжаю в Россию, взял напрокат машину и поехал в Калифорнию.

Заехал в женский монастырь в честь иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный Источник», который тоже основал старец Ефрем в 1993 году. Там познакомился с одной матушкой, схимонахиней Февронией, которая несла послушание гостиничной. Мы разговорились, и я сказал ей: «Знаете, а я скоро возвращаюсь в Россию». На что она ответила: «Ты забыл добавить одну фразу». – «Какую, матушка?» – «Если будет воля Божия»…

Прожил там три дня, и как-то мать Феврония, а она была духовно опытным человеком, стала со мной беседовать о монашеской жизни. И в конце беседы я почувствовал, что она хочет мне что-то сказать, но не говорит. Это тоже признак духовного человека, который не навязывает свою точку зрения, а ждет, когда его спросят. И – если вопрошают, то отвечает. То есть говорит тому, кто готов услышать.

Я спросил у нее: «Мать Феврония, мне кажется, вы хотите мне что-то сказать…» И она ответила, что молилась за меня всю ночь. Сказала мне: «Воля Божия тебе ехать к отцу Ефрему и быть монахом в его монастыре». Я удивился. Тогда она посоветовала мне съездить в Сан-Франциско, в кафедральный собор в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», к святителю Иоанну Шанхайскому. Его мощи – в деревянной раке под стеклом, и под ракой сделано такое отверстие, куда желающие могут опустить записки святителю.

Я отправился в Сан-Франциско, написал письмо святителю Иоанну Шанхайскому с просьбой помолиться обо мне. После этого я приехал в монастырь святого Антония Великого и сразу почувствовал уверенность в том, что это «мой» монастырь. Так я и оказался здесь.

Видите ли, я молился несколько лет – с тех пор как почувствовал тягу к монашеской жизни, – чтобы Господь вразумил меня: идти ли мне вообще в монастырь, и если идти, то в какой. Молился, чтобы Господь известил меня об этом так, дабы не оставалось никаких сомнений в правильности выбора. И я получил ответ в самый подходящий момент – когда я окончил университет, когда был свободен в выборе пути, то есть именно когда это было нужно. Есть много свидетельств иноков о том, что когда они избирали монашеский путь в жизни, то не могли сразу уйти в монастырь – у них появлялись препятствия. И вот Господь известил меня в самый нужный момент так, чтобы обезопасить мой путь.

Примечательно, что когда я приезжал в монастырь, будучи неготовым, я каждый раз пытался встретиться со старцем Ефремом, но он никак не хотел меня принимать. И лишь когда я был окончательно готов к выбору пути – старец тут же принял меня. Причем вызвал сам. Наставлял.

– Не могли бы вы рассказать о наставлениях старца?

– Я сказал ему, что крестился взрослым, и он озабоченно спросил, крестили ли меня полным погружением. Видно было, что он считает это важным. Когда я ответил утвердительно, он заулыбался и пошутил по поводу моего высокого роста: «И где же такую большую купель нашли?»

Дал несколько советов для начала монашеской жизни. Возможно, они будут полезны читателям, потому что их можно применить и к монахам, и к мирским людям. Старец подчеркнул важность хранения совести везде: в труде, на послушании. Посоветовал сохранять первоначальную ревность с помощью послушания духовнику и непрестанной молитвы. Сказал, что у подвизающихся есть три врага: мир, лукавый и мы сами – наша страстная природа.

Подчеркнул, что, заботясь о спасении, нельзя терять времени даром. Привел пример одной монахини (подозреваю, что старец говорил о своей матери, монахине Феофании). Когда эта монахиня слышала бой часов – она говорила себе: «Вот прошел еще час, и я стала ближе к смерти еще на один час». Так она хранила память смертную, помогавшую ей не забывать о спасении души.

В сентябре 2002 года я пришел в монастырь, стал трудником, работал на кухне. Через четыре месяца старец благословил мне подрясник послушника и дал послушание в книжной лавке: заказ книг, прием паломников. Говорю на английском и греческом, поэтому также отвечаю на телефонные звонки, занимаюсь почтой. В 2012 году принял монашеский постриг, в январе 2015-го был рукоположен в иеродиаконы. Пожалуй, всё… Вот о Промысле Божием могу рассказать еще несколько историй.

– Расскажите, пожалуйста.

– Первая о схимонахини Евпраксии. Наш старец, отец Ефрем, постриг перед смертью в схиму около 15 человек. Большинство из них были больны раком на последней стадии. Мать Евпраксия ушла в греческий монастырь в 18 лет. Приняла монашеский постриг. Старец вызвал ее в Америку и поставил игуменией в монастыре Благовещения Пресвятой Богородицы во Флориде. Потом переместил ее в другой женский монастырь, в Канаде.

У нее обнаружили запущенный рак груди. Старец сказал ей: «Приезжай сюда, будешь умирать в нашем монастыре». Она приехала за несколько дней до смерти. Старец постриг ее в схиму с тем же именем. Через два дня она отошла ко Господу.

Усопшую принесли в храм. Сделали снимок на память. Над телом по традиции читали Псалтирь. Когда сфотографировали через 40 минут – поразились. На устах у нее появилась улыбка. Старец сказал: «У нее было много любви к людям. Тяжелая болезнь. Она очень высоко в раю».

Вторая – о схимонахине Фекле. Мать Фекла – американка из Техаса. Большая семья, дети, внуки. Жила обычной жизнью семейной женщины. Но удостоилась перед смертью схимы.

Ее дом находился рядом с монастырем во имя святых архангелов около города Сан-Антонио в Техасе. Часто приходила в обитель, помогала на послушаниях, предоставляла свой дом паломникам, когда монастырь был переполнен. Была очень ревностная. Старец Ефрем поехал на престольный праздник в тот монастырь и, вместе с другими паломниками, заехал к ней.

Посмотрел на нее и вдруг спрашивает: «А ты не думала о монашестве?» И пригласил ее в одну из женских общин. Старец благословил постричь ее в схиму за три месяца до смерти с именем Фекла.

Близилось Рождество Христово, и мать Фекла стала говорить: «Я хочу встретить Рождество с Христом». Так и случилось. Когда сестры переодевали ее после смерти, они почувствовали благоухание во всей комнате. Вот такие истории…

– Позвольте поблагодарить вас, отец Серафим, за интересную и душеполезную беседу. Что бы вы пожелали читателям портала «Православие.Ru»?

– У нас в России, особенно среди мирян, утрачена традиция Иисусовой молитвы. Даже некоторые священники косо смотрят на мирян, которые держат четки в руках. Считают Иисусову молитву по четкам монашеской традицией, боятся прелести.

Наш духовный отец, старец Ефрем, благословляет мирян заниматься Иисусовой молитвой. В той степени, конечно, в какой им позволяет их мирская жизнь, занятость на работе, в семье. Старец объясняет, что нет опасности для молящегося на начальных стадиях Иисусовой молитвы, когда человек творит ее устно, когда он имеет небольшое молитвенное правило, которое совершает дома, в дороге.

Обычно наши духовники благословляют новоначальным мирянам ежедневное правило, совершаемое дома либо утром, либо вечером. Это примерно 50–150 Иисусовых молитв с крестным знамением на каждый узелок и 50–150 молитв Божией Матери «Пресвятая Богородице, спаси мя», тоже с крестным знамением на каждый узелок, 20–50 земных поклонов с Иисусовой молитвой и крестным знамением (на каждый поклон). Человек должен выполнять правило, данное духовником, и не менять его своевольно.

В остальное время дня можно идти по улице, ехать в автобусе, в метро – и молиться про себя, имея в руке небольшие четки или без них. Когда нет рядом других людей, полезно творить молитву негромко вслух. Это помогает уму сконцентрироваться на словах молитвы и не отвлекаться на мечтания. Главное условие – покаянное чувство. Не стремиться к духовным достижениям, а просить милости и прощения грехов.

Старец Ефрем также настоятельно рекомендует (а у нас это часть монашеского правила) читать каждый день Акафист Божией Матери, чтобы Она покрывала нас от всякого зла, также при выездах из монастыря. Думаю, этот совет будет особенно уместен в качестве комментария к недавним статьям на сайте о ДТП со священнослужителями.

У нас в монастыре был один послушник, грек (он сейчас монах). Так вот, он часто на послушаниях и не на послушаниях читал вслух акафист Божией Матери, который знал наизусть. Однажды ночью он шел по монастырю и читал вслух любимый акафист. Немного вышел за пределы обители, в темноте не заметил гремучую змею и наступил на нее. Обычно, если змею трогаешь, она тебя кусает. Но тут случилось чудо: Божия Матерь покрыла послушника, и змея его не укусила, а просто уползла в сторону. Это о пользе чтения Акафиста Пресвятой Богородице.

Храни Господь!

С иеродиаконом Серафимом (Молибогом)

беседовала Ольга Рожнёва


Источник: Православие.ru


Возврат к списку

14