Типик Женского монастыря Пресвятой Богородицы Благодатной, основанного и устроенного императрицей Ириной, женой императора Алексея Комнина

26 Декабря 2016


ТИПИК

Женского монастыря Пресвятой Богородицы Благодатной (Κεχαϱιτωμένης), основанного и устроенного императрицей Ириной, женой императора Алексея Комнена, по ее повелению и мысли составленный и изданный

Императрица Ирина, дочь Андроника Дуки, около 1114 года, близ Софийской или Вуколеонтовой пристани, на шестом из седмихолмий Цареграда, основала женский монастырь Богородицы χεχαριτωμένης, – название, взятое из приветствия Архангела Деве Mapии при благовещении: χαίρε χεχαριτωμένη, «радуйся благодатная», или, как прежде переводили, «обрадованная»; а потому сей монастырь назывался также монастырем Благовещения Пресвятой Богородицы, как называет его Антоний Новгородский. Иеродиакон Зосима зовет его «Сехаритоменит», Стефан Новгородец – просто «женским монастырем», где лежит Иван Дамаскин[1].

Для сего монастыря Ирина написала устав, который должен навсегда оставаться неизменным[2]. Устав этот замечателен:

1) тем, что он есть единственный, дошедший до нас, устав православного женского монастыря. Не только уставов женских монастырей не дошло до нас, но даже и подробных сведений о внутреннем устройстве какого-либо из женских монастырей. В нем иное, конечно, заимствовано из устава бывших тогда монастырей, а иное, учрежденное вновь, послужило руководством при устроении других монастырей. Нельзя не предполагать, что многое из сего устава взято и при устройстве женских монастырей в России. Так и доселе те же должностные лица встречаются в общежительных женских монастырях, какие упоминаются в уставе Ирины.

2) Устав этот дает понятие о том, до какой степени независимости от духовной и светской власти пытались иногда основатели монастырей поставить свои учреждения.

3) Замечательно устройство административной и экономической части по разделению обязанностей между разными лицами, по точному разграничению круга их деятельности, по строгой отчетности в приходе и расходе.

4) Устав о богослужении и пище имеет также свои особенности, могущие объяснить и некоторые явления в нашей церковной жизни. Любопытно, например, то указание, что для литургии приносилось семь просфор.

Устав этот не был излагаем в нашей духовной литературе, а между тем знакомство с ним может дать несколько объяснений и для церковной жизни в России, в первые времена Христианства в нашем отечестве.

Посему мы решились познакомить с сим уставом, излагая в сокращении содержание каждой главы.

Глава 1-я. При жизни императрицы монастырь будет находиться под ее управлением, но по смерти ее он должен быть ни от кого не зависим, и управляться своим начальством. Ни император, ни патриарх, никакое учреждение церковное или светское не имеют права ни под каким предлогом вмешиваться в дела монастырские.

Император Алексей, пока жив, может распоряжаться монастырем, но по смерти его, единственная начальница его будет игуменья, которая будет управлять монастырем по уставу.

Если кто впоследствии захочет подчинить монастырь этот кому-либо, тот да будет анафема.

Глава 2-я. Монастырь должен быть устроен по общежительному уставу: – богат ли, беден ли он, много ли, мало ли будет в нем монахинь, хотя бы оставалось только две, и тогда должен соблюдаться общежительный устав. Если бы на отступление от этого устава согласились все монахини и игуменья, то должна отстоять его попечительница; а если и эта согласится, то всякий может требовать восстановления прежнего устава и изгнания нарушительниц устава.

Глава 3-я. По смерти своей, императрица Ирина назначает попечительницей монастыря дочь свою, монахиню Евдокию Порфирородную, в монастыре сем живущую. Она должна наблюдать, чтобы монастырь не терпел обид и убытков, и сохраняем был устав его. При жизни своей, императрица предоставляет себе право делать в уставе изменения и дополнения, которые и должны иметь силу равную с уставом. Попечительница не имеет права ни вмешиваться во внутреннее управление монастыря, ни требовать отчета в расходах. Ее обязанность – защищать монастырь от обид, примирять несогласия, заботиться о том, чтобы не нарушался устав. За это ее ежедневно поминают в монастыре и по смерти вносят в диптихи.

Устав монастыря должен быть ненарушим, хотя бы казалось очень выгодным отступление от него.

Глава 4-я. Если вступит в монастырь которая либо из дочерей моей дочери Анны или Марии и захочет подчиняться во всем уставу монастырскому, то дозволяется им. Если же не может вдруг перейти к суровой иноческой жизни, то пусть живет в особой келлии, подле трапезной, с двумя женщинами, совершая в келлии свое правило, по усмотрению игуменьи. Мужчинам вход в монастырь воспрещается. Если необходимость заставляет повидаться с кем-либо, то свидание должно быть в комнате при воротах монастырских. Если понадобится выйти из монастыря для посещения больного или умирающего родственника, то в сопровождении старшей инокини отправляется в дом. Инокиня тотчас возвращается в монастырь, а княжна может остаться на два или на три дня, а в случае смерти родственника – до погребения его.

Равно и девам знатного происхождения дозволяется жить в особой келлии с одной служанкой, но они не могут приглашать в свою келлию инокинь и нарушать уставы обители. И если не послушают внушений игуменьи, то попечительница может удалить их из монастыря.

Глава 5-я. В монастыре должно быть 24 инокини. Но если увеличатся средства монастыря, то можно увеличить и число сестер до 30, и даже 40. Более этого числа нельзя увеличивать. В это число не включается Игуменья и две девочки, которые должны воспитываться в монастыре с тем, чтобы после принять пострижение, и шесть прислуг для сестер, которых если мало будет, то можно прибавить еще двух. Но если умножение монахинь будет производить несогласие и неустройство в монастыре, то озаботиться, чтобы монахинь было менее. Нужно иметь прежде всего в виду строгое соблюдение устава.

Глава 6-я. Все монахини должны спать в одной спальне, для этого мною выстроенной, каждая в виду всех. Если монахини не поместятся в одной спальне, то отделится еще для этого часть прилежащего жилища. Но особое помещение отделяется для инокинь, когда под надзором настоятельницы занимаются рукоделием. По назначению игуменьи, одна из сестер должна читать в это время что-либо из Священного Писания, – это доставляет духовное веселие и облегчает работу.

Спальни, равно и другие келлии, внутри монастыря для инокинь устроенные, должны быть всегда в том виде, в каком первоначально выстроены; изменять их расположение или внешний вид не дозволяется.

Глава 7-я. От вступающих в монастырь не требовать никакого взноса, ни входных денег, ни трапезных или столовых, и вообще никакого приношения[3]. Но если вступающая сама пожелает пожертвовать что-либо монастырю, то принять дозволяется. Но это приношение не дает никаких прав и преимуществ, и никогда не должно быть обратно отдаваемо.

Глава 8-я. Приношение от мирян, в движимости или недвижимости, может быть принимаемо. Но на эти приношения можно только увеличить число сестер и делать раздачи бедным, и издерживать их на праздники и поминовения, но не на изменение жизни по уставу монахинь.

Глава 9-я. Движимое и недвижимое имущество, жертвуемое в монастырь, не может быть ни даримо, ни продаваемо, но всегда должно оставаться собственностью обители.

Глава 10-я. Если монастырь потерпит несчастье от нашествия врагов, или пожара, или землетрясений, то для исправления разрушенных зданий можно продать часть его недвижимости, по совещанию старших сестер и священников; эта продажа должна быть означена в книгах монастырских.

Глава 11-я. При жизни императрицы Ирины, назначение игуменьи зависит от нее. По смерти ее, сама игуменья, если она близка к смерти, с совета сестер, избирает трех достойных монахинь. Если же игуменья умрет, не успев озаботиться избранием преемницы, то сестры собираются в присутствии попечительницы обители и избирают трех достойных. В случае разногласия сестер, решает попечительница. Избрание совершается так: духовный отец монахинь на трех одинаковых хартиях напишет: Владыко Господи наш Иисусе Христе, сердцеведче, заступлением всенепорочной Владычицы нашей Богородицы Благодатной, яви нам грешным, если ты признаешь достойной быть игуменьей нашей сестру нашу такую-то. Все три хартии с именами избираемых запечатывает своей печатью попечительница монастыря, и священник, в виду ее и сестер, полагает их на святую трапезу в вечер субботы, или если случится иной праздник Господский или Богородичный, по совершении бдения, и приносятся усердные молитвы Пресвятой Богородице.

На следующий день после литургии, когда священник еще в полном облачении, монахини поют Трисвятое, потом несколько тропарей с коленопреклонениями: Помилуй нас Господи, Слава: Господи, призри с небесе и виждь, и ныне: Единородне единосущне. Священник говорит ектенью; после прочих молитв прибавит прошение: еще молимся, да покажет нам Господь Бог наш ту, которая достойна предстоятельства у нас. –Монахини тридцать раз поют: Господи помилуй, и делают 15 коленопреклонений, воздевши руки к Богу и взывая: Господи сердцеведче, покажи нам достойную предстоятельства у нас. После этих коленопреклонений священник, сделав три земных поклона с теми же словами, берет одну из трех хартий и дает ее той, которая приложила печать свою. По осмотре целости печати, хартия раскрывается в виду всех, и та, которой имя написано в ней, берет устав и жезл, пред алтарем положенные, – сделав три коленопреклонения. Потом она возводится на место игуменское, и все дают ей лобзания. После сего приносится благодарение Богу, и священник делает отпуск обычной молитвой.

Если в монастыре не найдется трех кандидаток для игуменства, то достаточно и двух; из них должен быть сделан выбор. Если же сестры укажут на одну, то попечительница монастыря из другого монастыря избирает благочестивую монахиню и между ними по установленному порядку делает выбор.

Глава 12-я. Выборы не должны совершаться по пристрастию; ни знатность рода, ни долгое пребывание в монастыре, ни значительные пожертвования не дают права на занятие должностей в обители, но нужно обращать внимание на внутреннее достоинство и способность к прохождению должности. Любовь и желание спасения сестрам должны быть главными свойствами начальствующих.

Глава 13-я. Если игуменья худо управляет монастырем и ведет себя не хорошо, то попечительница монастыря должна ее удалить и сделать новый выбор. Уволенная игуменья может оставаться в монастыре, если согласится вести себя мирно и тихо, подчиняясь уставу. Если же будет производить смущения, то должна быть совсем удалена из монастыря.

Глава 14-я. Эконом правит под надзором игуменьи и получает от нее приказания. Она избирает его или из священников монастыря, или из посторонних. По назначении, он входит в храм монастырский, и, постояв несколько, пока сестры прочитают Трисвятое, молится, как пред прочими святыми иконами, так и пред иконой Богоматери Благодатной. Потом, приняв приветствие, выслушает отпуск священника, выходит из храма и вступает в должность эконома.

Обязанность его – наблюдать над всем недвижимым имуществом, находящимся вне города, или в городе, и принадлежащим монастырю; рядиться с наемщиками и сборщиками, смотреть за целостью зданий монастыря и исправлять ветхости или повреждения. Все это делает он по предписанию игуменьи. На нем лежит обязанность своевременной доставки хлеба, плодов, овощей и проч. Он доставляет все это игуменье и келарше, и все это складывается в монастырские хранилища. Он представляет ежегодные отчеты игуменье о всем хозяйстве. В случае нерадивого исполнения обязанности, игуменья сообщает о сем попечительнице монастыря, и эконом удаляется от должности. Во всяком случае, эконом есть только исполнитель повелений игуменьи. У эконома должен быть помощник из священников; он ведет запись доставляемых в монастырь сборов деньгами или натурой, и, в случае отсутствия эконома, исправляет его обязанности.

Глава 15-я. В монастыре должны быть два священника из монахов-евнухов, примерной жизни и с духовным рассуждением. Может быть и не монах, но непременно евнух. Один из священников должен быть помощник эконома, и если изберется в экономы, то другой должен быть назначен на его место.

Глава 16-я. У всех монахинь должен быть один отец духовный, опытный в духовной жизни, и преимущественно из евнухов.

Глава 17-я. Если мать придет повидаться с монахиней не больной, то, вкусив пищу с монахинями, может пробыть до вечера. Если же дочь ее тяжко больна, то мать может пробыть до вечера другого дня. Посещение это может быть один, или два раза в год. Сестра или золовка или племянница могут пробыть только один день до вечера. Для мужчин вход в монастырь не позволяется. Если придет отец, брат или муж сестры монахини, она, в сопровождении игуменьи, или одной из старших сестер, может выйти к воротам и, кратко побеседовав у отворенной двери, тотчас возвращается. Если же монахиня больна н не в силах выйти сама, то, в случае желания, выносят ее к воротам и там бывает свидание. Сама игуменья не может принимать у себя никого из мужчин. Даже по делам монастырским, с разными наемщиками игуменья должна беседовать, сопровождаемая двумя или тремя монахинями, между двумя воротами.

Если ближайшие родные у какой-либо монахини будут больны при смерти, то можно ее отпустить с двумя монахинями, но с тем, чтобы она воротилась вечером в монастырь. Благочестивым мирским женам, или монахиням других монастырей, дозволяется посетить раз или два в год монастырь и пробыть в нем не более, как до вечера другого дня. Ночевать они должны в архонтарике, находящемся подле ворот монастырских, и ходом, который устроен тут, входить в монастырь и выходить из него.

Глава 18-я. Все должностные лица в монастыре избираются и назначаются игуменьей, по ее усмотрению. Когда нужно совершить такое избрание, пред алтарем кладут ключи и список из устава обязанностей избираемой. Монахини прочитают Трисвятое; избираемая, сделав три коленопреклонения, берет ключи и кланяется игуменье, припадая к ногам ее; когда встанет, игуменья говорить ей: Всенепорочная и Благодатная Богородица избирает тебя к такой-то должности. Если для должности не требуются ключи, то берется один только список обязанностей.

Глава 19-я. В монастыре должна быть ризничая (сосудохранительница), которая хранила бы священные сосуды и утварь, принимала бы воск и записывала его получение и расход и представляла бы отчет игуменье.

Она должна внутри монастыря чрез женщин приготовлять свечи (τά ϰηρία) для освещения в храме, положенного по уставу на целый год, и передавать их екклезиархиссе, которая заведует освещением церкви, как сказано будет ниже. Она должна передавать ей все нужное для ежедневной службы и для праздничной, и в свое время брать назад и беречь; а вещи, не требуемые для употребления, хранить в ризнице, запечатанные печатью игуменьи и ее. Все вверенное обязана по реестру сдать, в случае оставления должности. Игуменья усердных к должности должна удерживать на ней, а невнимательных удалять.

Ризничая должна также хранить грамоты и книги, наблюдая, чтобы не были повреждены червями; она принимает их по реестру, и когда понадобится какая хартия, по приказу игуменьи, приносит ее, записывая, какая хартия и кем взята. По прошествии нескольких дней, напоминает игуменье о взятой хартии, опять ее убирает, заботясь, чтобы она не была утрачена.

Если случится, что воску соберется очень много, то для церкви оставить только 500 фунтов; остальное продать и употребить на другие нужды монастыря.

Глава 20-я. Екклезиархисса, избранная игуменьей, при самом избрании получает от ризничей по записке все нужное для церковной службы, а прочее, по мере надобности, в праздничные дни или иное время. Она заботится о благолепии церковном, об освещении церкви, сообразно с предписаниями устава; она берет готовые свечи, как для ежедневного употребления, так и для праздничных дней. На ней лежит забота о порядке и чине псалмопения. Ей должна быть помощницей парекклезиархисса.

Глава 21-я. В монастыре должна быть трапезенная, которая получала бы и расходовала съестные припасы. Она должна записывать, что, когда, сколько и откуда получено, и расходовать по приказанию игуменьи, давая отчет во всем.

Глава 22 и 23-я. Для хранения и расходования вина и для хранения плодов и овощей должны быть назначены особые монахини.

Глава 24-я. В монастыре должны быть две казначеи (дохиарии); одна должна хранить ящик с приходо-расходными деньгами, другая – заведовать складом одежды.

Казначеи, с ведома и в присутствии игуменьи, записывают всякий приход денег в монастырь, именно сколько, и откуда. Из казнохранилища казначея берет, по приказу игуменьи, известную сумму денег, вписывает их в малую тетрадь, вместе с другой казначеей, расходует их по назначению игуменьи и записывает постепенно расходы в записку. Когда выйдут все деньги, представляет отчет игуменье и расходные записи влагает в особую книгу; потом опять берет деньги, пока не израсходует их. Ящик с приходо-расходными деньгами должен быть запечатан печатью обеих казначей и игуменьи.

Кроме этого ящика, должен быть в ризнице другой ящик, запечатанный игуменьей, экономом, ризничей и казначеями, в котором должны храниться запасные деньги. Если по прошествии года окажется излишек в доходах, то эти деньги, с записью о количестве их, должны влагаться в этот ящик, на случай каких-либо особых нужд монастыря.

Глава 25-я. Должна быть особая трапезенная, которая исполняет приказания келарши и во время обеда наблюдает, чтобы сестры сохраняли тишину и вкушали пищу, мысленно славя Бога. Она ведет список сестер и наблюдает, все ли ходят к литургии и за трапезу, и доносит игуменье об отсутствующих.

Глава 26-я. Игуменья назначает благочинную (епистимонархиссу), которая наблюдает за порядком жизни монастырской, за скромностью в общих собраниях и во время пения, чтобы сестры не разговаривали между собой, также и во время трапезы чтобы соблюдалась тишина, и во всей жизни – чтобы сестры не празднословили, не ленились заниматься работой. Она дает наставления, учит иноческой жизни с кротостью и любовью. Во время рукоделия одна из сестер должна читать что-либо, по назначению игуменьи, из Священного Писания.

Глава 27-я. Две монахини избираются для того, чтобы по записке брать вещи, нужные для рукоделия, раздавать их сестрам по распоряжению игуменьи, сделанное собирать и по записке сдавать заведующим одеждой.

Глава 28-я. Казначеи рухлядной принимают по записке все, относящееся к одеянию монахинь и выдают по приказу игуменьи. У них хранится все прочее, нужное для монахинь: οάγια, πιλοτα (coactilia), ἐφαπλώματα (stragula) и нужное для бани, одним словом, все до одежды относящееся. Расходу этих вещей ведет она запись и представляет игуменье.

Глава 29-я. Привратница назначается игуменьей хранить ключи от ворот, и без благословения игуменьи никого не впускать в монастырь и никого из него не выпускать. В привратницы избирается старица жизни честной, всеми сестрами уважаемая. Каждый вечер она относит ключи к настоятельнице. Сама она без дозволения игуменьи не может видеться со своими родными. Жить она должна не при воротах, но вместе с сестрами, а являться к воротам, когда позвонят в звонок.

Глава 30-я. Желающие постригаться в рясофор, т.е. надеть одежду послушания и одну мантию, должны шесть месяцев провести на испытании предварительном. Известные и знакомые с уставом монастырским могут быть постригаемы, по усмотрению игуменьи. Если, имея мантию, желают облачиться в святую схиму благочестивые мирянки, проводившие в мире иноческую жизнь, они могут не подвергаться трехлетнему искусу по заповеди отцов, а чрез шесть месяцев могут удостаиваться полного пострижения. Если же приходят лица неизвестные, то, по прошествии шести месяцев, облачаются в монастырскую одежду, проходят назначенное им послушание и чрез три года удостаиваются великого ангельского образа. Только в случае тяжкой болезни срок этот может быть сокращен.

Глава 31-я. Игуменья и эконом должны заботиться о выборе честных и способных людей для управления имением монастыря.

Глава 32-я. О Богослужении.

По совершении утреннего молитвословия совершается первый час, в конце которого читается молитва: Иже на всякое время. После сего бывают обычные коленопреклонения; крепкие кланяются до земли без προσευχάδίου, а слабейшие с помощью ὑποστηρίγματος. Коленопреклонение состоит из пятнадцати поклонов, из которых первые три должны быть медленнее в вставании и преклонении колен, так чтобы каждая сестра, стоя и имея простертые руки, могла сказать три раза: Боже, милостив буди мне грешнице. Остальные 12 скорее, так чтобы сестра однажды успела произнести эту молитву, стоя на коленах и однажды встав на ноги. Поклоны должны делать все в одно время, следуя примеру игуменьи, стоящей пред алтарем. Эти поклоны совершаются, когда вместо: Бог Господь поется: аллилуиа. Если будет праздник и лития, и если поется: Бог Господь, то три первые коленопреклонения совершаются, как выше сказано, но прочие 12 совершаются не в церкви, а в келлии. После трех коленопреклонений читается молитва: Боже вечный, всея твари содетелю (из междочасия первого часа). После этой молитвы предлагается чтение катихизиса, а после чтения читается Трисвятое, установленное за императрицу. При жизни императрицы читаются тропари: Помилуй нас Господи, помилуй нас; Слава: Надежда мира благая; И ныне: Никтоже к тебе притекаяй. А после смерти – тропари заупокойные: Помяни Владыко, яко благ рабу твою: Слава: Упокой, Спасе наш; И ныне: Никто притекаяй к тебе, прибежище и сила. После сего, 15 раз: Господи помилуй. Потом прилагается сия молитва: Посылаяй свет. Все молитвы произносят инокини, распростерши руки. 

По окончании сей молитвы, когда священник произнесет обычное молитвословие, все должны пасть лицом на землю. Игуменья произносит: «Молите о мне, сестры, Господа, да избавит меня от страстей и соблазнов лукавого». Сестры отвечают: «Бог да спасет тебя, честная матерь; молись и ты о нас, святая мать, да избавимся от страстей и соблазнов лукавого». Игуменья говорит: «Бог, молитвами Святых Отец наших, да спасет вас всех». Встав, отправляются в общее жилище, и там, избегая праздности, да занимаются все рукоделием, слушая чтение одной инокини, по назначению игуменьи. Чтение предохранит от пустых разговоров и сделает приятным труд.

Глава 33-я. В определенное время совершается междочасие первого часа, часы третий и шестой с их междочасиями, в келлиях, или внешнем притворе церкви, по воле игуменьи. Пойте и по уставу положенное (τὰ τυπιϰὰ) в притворе храма. Когда бывает бдение, дома не делайте поклонов ради труда бдения, и также в 12 дней между Рождеством и Богоявлением, ни в Пятидесятницу, ни в девять дней между Преображением Господа и Успением Богоматери, ни во дни двунадесяти Апостолов, и в субботы. Божественная Литургия должна совершаться в среду, пяток, субботу и воскресенье, и в праздники. В четыредесятницу все должно совершиться по Синаксарию.

С благоговением должно присутствовать при литургии, а с разрешения отца духовного и с ведома игуменьи приступать к причащению. Уклоняться от причащения под предлогом недостоинства монахиня не может по собственному своему рассуждению. Готовящиеся к причащению исполняют положенную при семь службу, и, делая друг другу поклон, испрашивают взаимно прощения.

Глава 34-я. На литургии должны быть приносимы семь просфор (ἐπτὰ ἄρτοι): одна Господня, Другая в честь Богоматери, третья в честь дневного святого, четвертая об отпущении грехов императора и императрицы, пятая за усопших монахинь, шестая за родителей и сродников императора и императрицы усопших, седьмая за живых родственников императора. После смерти императора или императрицы, один хлеб приносится за живого, другой за умершего из них, а когда умрут император и императрица, то за упокой обоих один хлеб.

В каждую субботу должны быть приносимы малые кресты за усопших родных наших, за четверых один; они должны быть записаны в диптихах – быть поминаемы по уставу; равным образом и живые, записанные в диптихи. Каждое воскресенье должны быть приносимы другие кресты, по числу умерших.

Глава 35-я. О девятом часе, вечерне, панихиде. Девятый час с мождочасием должно совершать в комнатах. Вечернее пение совершается по синаксарю, и вместе с ним панихида. Поелику теперь за панихидой поют по шести тропарей на каждой песне, то после смерти императрицы четыре тропаря петь по синаксарю, а два – заупокойные.

Глава 36-я. Повечерие совершается после ужина, во внешнем притворе храма; во время его должны быть коленопреклонения, если не поется: Бог Господь.

Глава 37-я. По окончании повечерия, когда священник сделает отпуск, сестры кланяются в землю игуменье, и она говорит: «Простите меня о Господе, сестры, согрешила делом, словом, мыслию. Бог, молитвами Святых Отец, да простит всех нас». Тогда сестры, отправляясь в спальню, начинают ночное последование и совершают его, по воле игуменьи, вне спальни или в самой спальне. После сего ложатся спать.

Глава 38-я. В назначенное время после того, как екклезиархисса испросит благословение игуменьи, начинается полунощница в притворе храма и затем утреннее богослужение.

Глава 39-я. После ударения в медное било, священник возносит славословие Богу, делая кадилом знак креста пред святой трапезой. Потом, вместе с славословием Богу, сестры читают Трисвятое и поют 19 и 20 псалом с обычными тропарями и «Господи помилуй», ровно и внимательно, сколько это возможно. Так делается, пока жив император. По смерти же его, поют псалмы: Господь пасет мя, и: Тебе подобает песнь, Боже, в Сионе. А тропари заупокойные: Помяни Владыко, Упокой Спасе наш, Слава и Ныне. По окончании Трисвятого, екклезиархисса начинает петь шестопсалмие тихо и внимательно, голосом низким. По прочтении шестопсалмия, совершается утреня, по синаксарю. Бдения в праздники Господские, Богородичные совершаются во всю ночь, также бдение Великого Канона, страстей Господних, Воздвижения Животворящего Креста и Святых Апостолов Петра и Павла. А бдения в воскресные дни, если с ними не совпадает Господский праздник, летом должны начинаться в третий час, а зимой в четвертый. Если в неделю случится два бдения, одно праздника Господня, а другое приравниваемое к воскресениям, то бдение на Господний праздник совершается во всю ночь, а меньшего праздника начинается с шестого часа. И на утро следующего дня после бдения вставать часом позже, чтобы не ослабеть силами.

Глава 40-я. По совершении Божественной литургии, сестры должны оставаться в притворе церковном, ожидая призыва к общей трапезе. По ударении в било, выходят вместе с екклезиархиссой и кланяются игуменье и, получив от нее благословение, начинают петь псалом обычный: Вознесу тя Боже мой, царю мой, и идут к столу. По окончании псалма, садятся по порядку и молча вкушают пищу. Одна игуменья может говорить что нужно, и то тихо. Во время трапезы бывает чтение.

Глава 41-я. Если сестра нарушает тишину трапезы, трапезенная делает ей замечание, и в случае непослушания, игуменья может выслать ее из-за стола и лишить трапезы.

Глава 42-я. Если сестра какая-либо добивается занять высшее место, посадить ее на последнее место. Если и тогда не оставит своего любочестия, выслать из монастыря.

Глава 43-я. Во время обеда, одна другой не должна передавать ни пищи, ни пития, но если какой сестре потребность есть, кроме своей доли, еще в пище и питии, пусть попросит у игуменьи.

Глава 44-я. За трапезу должны все непременно приходить; только больных кормят в особой келлии; об них игуменья должна пещись, как о своих членах.

Глава 45-я. После обеда сестер, обедают служащие ту же пищу. Никому не позволяется из трапезы уносить с собой что-либо съестное.

Глава 46-я. В дни литийные, во вторник, четверг, субботу, воскресенье, за трапезой должны быть два или три кушанья из рыбы и сыр. В понедельник два или три кушанья из овощей, сваренных с маслом, и моллюсков (раков), если найдутся. В среду, пятницу – два или три блюда из овощей, вареных с маслом, и плодов.

Если в понедельник, среду и пятницу предложено будет от кого-либо из христолюбцев утешение, или встретится праздник Господский, или 12 Апостолов, или мучеников, или святителей, тогда предлагается также рыба.

Пития дается большая кружка (в шесть унций). Игуменья может и увеличить меру. За ужином предлагается хлеб с зеленью и несколько фруктов. Пития та же мера.

Глава 47-я. В великий пост, в понедельник первой недели, пищи не дается; в прочие дни – овощи, смоченные в воде, или плоды какие-либо; питие – теплая вода с тмином. В пятницу предлагаются два кушанья вареные, одно с маслом, другое без масла, и вина дается большая кружка, ради праздника святого мученика Феодора. В субботу даются моллюски, а если христолюбец какой предложит, то можно есть и рыбу.

Во все субботы и воскресные дни поста предлагаются три кушанья, вареные с маслом; то же – в среду четвертой недели и в четверг пятой, когда поется Великий Канон. Во вторники и четверги прочих недель предлагаются два кушанья вареных с маслом, а вина малая кружка. В понедельники два кушанья: одно вареное с маслом, другое без масла, а вина малая кружка. В среды и пятницы два кушанья вареных, но без масла; вина малая кружка. Если в понедельник, вторник, четверг, субботу или воскресенье случится обретение главы Иоанна Предтечи, или 40 мучеников, или праздник Благовещения, за трапезой предлагается рыба и большая кружка вина. Если какой-либо из сих праздников случится на первой неделе поста, пища предлагается такая, какая положена во вторник и четверг прочих недель четыредесятницы, и вина большая кружка. Во все прочие дни четыредесятницы рыба не подается, разве принесена будет от кого-либо в субботу или воскресенье.

Праздник Благовещения празднуется светло, и за трапезой подается рыба. Но если Благовещение будет на Страстной неделе, то довольствоваться моллюсками, или лучше иметь утешение только от праздника. В понедельник, вторник и среду этой недели готовить овощи, зелень и плоды с теплым питьем из тмина. Если праздник Благовещения случится в понедельник, вторник и четверг этой недели, можно употреблять моллюски; в среду и пятницу – вареные овощи и зелень с маслом, и вина большая кружка. В великую субботу, не смотря на праздник Благовещения, пост не разрушается.

В великий четверток, когда не будет в этот день Благовещения, пища такая же, как во вторник и четверг прочих недель, а вина большая кружка. В великий пяток вареного не должно быть, но даются зелень и плоды и кружка вина ради труда бдений.

В великую субботу одно подкрепление по уставу дается.

Глава 48-я. В пост Святых Апостолов и Рождественский трапеза предлагается в начале седьмого часа. В понедельник, среду и пятницу предлагаются два кушанья с маслом и большая кружка вина. Во вторник и четверг два или три кушанья; в субботу и воскресенье дается рыба, и всякий день большая кружка вина. Дается и ужин – хлеб, зелень и плоды того времени, и кружка вина. Если будет усердие христолюбцев, то и в другие дни дается рыба. В оба поста правило пищи одинаковое, с тем различием, что в пост Рождественский, в те дни, когда не поется: Бог и Господь, дается один обед, в девятом часу; в прочие дни бывает и ужин, только на нем дается малая красоуля вина. В праздник Введения подается рыба, а в другие дни – если поусердствует кто-либо.

Глава 49-я. Тайноядение воспрещается.

Глава 50-я. Для сего должна быть сохраняема полная нищета. Не только не должно иметь у себя денег, но и ничего съестного: кто не имеет ничего, тот не может впасть в грех тайноядения. Игуменья осматривает сестер, чтобы у них ничего не было, кроме данного от общежития.

Глава 51-я. Сестры не должны тяготиться уставом, но радоваться, что они свободны от всяких забот. От общей трапезы никто да не удаляется под предлогом подвижничества. Желающая может из всего предлагаемого только пробовать, а не есть, но за трапезой должна быть.

Глава 52-я. Все нужное для инокинь в одежде, обуви и всех мелочах должно быть от монастыря. Все эти вещи должны быть закупаемы вовремя, когда дешевле, и храниться для удовлетворения нужд сестер. Приставленные сестры наблюдают не только за тем, чтобы новые вещи были целы, но и за тем, чтобы старые исправлять и починивать. Сестры, свободные от забот, удобнее могут молиться за себя и строительницу монастыря.

Глава 53-я. Вышедшие из других монастырей, или высланные из них, не должны быть принимаемы в эту обитель, как бы ни были знатны и богаты, и какой вклад ни обещали бы. Здесь принимаются без вклада, и принятие вклада под какими-либо условиями будет нарушением устава.

Глава 54-я. Жены добродетельной жизни, постриженные и не в сем монастыре, могут быть принимаемы, если их влечет сюда любовь к уставу или к нам. Но отнюдь не принимать тех, кого присылает царь, патриарх или другой знатный человек. Но если такая потом окажется нарушительницей правил устава, ее выслать из обители.

Глава 55-я. Устав общежительный должен быть во веки ненарушим в обители, хотя бы средства ее дозволяли иметь только двух монахинь. Если захочет нарушить игуменья, пусть восстанут против нее монахини; если и игуменья и монахини согласны будут на изменение устава, да заступится за него попечительница, а если и попечительница вознерадеет о нем, всякий ревностный христианин да явится защитником устава.

Глава 56-я. Пища, питие, одежда и все должно быть в монастыре одинаково, как у игуменьи, так и у последней монахини. Только для больных готовится особая, сообразно болезни, пища.

Глава 57-я. Для больных инокинь должен быть приглашаем врач – евнух или старец; игуменья отведет особую келлию дли больных, закупает нужные лекарства вовремя и хранит там. Но монахини не должны быть требовательны во время болезни н просить того, чего нет, а довольствоваться тем, что есть, или что удобно и не дорого достать.

Глава 58-я. Монахини здоровые каждый месяц пользуются баней, а больные, когда предпишет врач.

Глава 59-я. В праздник Успения Богоматери снимаются обычные кандила и вешаются серебряные, со многими светильниками, и серебряные лампады, в которые вливают елей с водой, и все вжигаются. В лампады пред иконостасом и на поклоне вливается шесть унций воска с бомбициновой светильней; пред праздничной иконой фунт воска. В алтаре, по бокам престола, два светильника в 6 унций. Приготовить нужно розовую воду, алоевое дерево и другие благовония.

В этот день раздаются бедным у ворот три меры хлебов и нумий на шесть солидов; для сестер покупается достаточное количество рыбы.

Глава 60, 61, 62, 63, 64-я. Одинаково с Рождеством Богородицы празднуется Воздвижение, святого мученика Димитрия и Введение во храм. Рождество Христово и Богоявление празднуются как Успение Богоматери. Сретение празднуется как Благовещение и неделя Ваий. Праздники Вознесения, Пятидесятницы, Святых Апостолов празднуются как Рождество Богородицы. Преображение – как Успение Богоматери. Во все праздники подается милостыня бедным. Но и каждый день раздавать третью часть меры хлеба и остатки от трапезы.

Глава 65-я. Каждый месяц, в начале его, должен быть прочитываем вслух всех устав сей, чтобы тверже помнили его сестры.

Глава 66-я. В храме должны неугасимо днем и ночью гореть лампады, одна в алтаре (ἐνμυάϰιω), одна пред иконой Богоматери Благодатной, одна в притворе и одна во внешнем притворе или паперти. Когда в какой-либо раке положены мощи, то пред ними лампада.

Глава 67-я. Лампады, повешенные среди хора, зажигаются одна после другой при начале церковной службы.

Глава 68-я. Вощинки денно и нощно горят – одна в алтаре, другая пред иконой Благодатной.

Глава 69-я. О поддержании водопровода.

Глава 70-я. По тесноте монастыря, для погребения инокинь приписан монастырь Келарский, бывший Патриарший. В этом монастыре должны жить четыре монахини, получая ежегодно от монастыря каждая по 80 модий морских пшеницы, 12 морских мер вина, пятьдесят фунтов сыра, τηροὺ, один модий овощей, кроме того, ежегодного жалованья 24 номисмы и на одежду по номисме.

В сем монастыре должен быть мирской священник, который бы отправлял службу, псалмопение, заботился об освещении. Все нужное для богослужения берется из монастыря Благодатной. В случае смерти монахини, во внешнем притворе церкви (на паперти) совершается псалмопение и одеяние ее; а потом умершая относится в монастырь Келарский монахинями или служанками, сопровождаемая сестрами, которым прикажет игуменья, и там погребается в гробнице монахинь, и ни под каким видом не может быть здесь похоронены никто из посторонних. – Особые усыпальницы должны быть для служанок обители, для игумений, для имеющих полное пострижение и для прочих монахинь, и также особое для монахинь монастыря Келларейского.

Монахини, сопровождавшие усопшую, возвращаются в монастырь, и в третий, девятый и сороковой день поминовение творит по ней священник и монахини того монастыря. За каждой литургией бывает поминовение, равно за утреней и вечерней читаются ектении о упокоении их до сорокового дня и приносится особая просфора. Екклезиархисса записывает день памяти их и их имена вносит в диптихи. Священники за каждой литургией читают диптихи, и кроме того каждую пятницу, после светильничных, бывает общее поминовение всех монахинь. Если не будет праздника, сестры читают заупокойные каноны, делая парастасимон; говорится и ектения за всех усопших.

В субботу мясопустную, в субботу сыропустную и в субботу пятидесятницы умершие поименно воспоминаются. Также в дни памяти их бывает литургия и приносится просфора. В субботу сыропустную и в субботу пятидесятницы пусть берут одну просфору в память своих родных. Привратница соберет эти просфоры и раздает их у ворот.

Глава 71-я. Перечисляются лица, о которых творить поминовение в обители. В день памяти их бывает заупокойная панихида или бдение с парастасимом; церковь освещается великолепнее, на литургию приносится просфора и кутия; на бдениях, утрени, литургии, вечерни говорятся ектении о упокоении. Сестрам за трапезой предлагается также утешение, как и в большие праздники. Но если в среду и пятницу случится память, подаются одни моллюски, исключая памяти императора. Если поминовение будет в великую четыредесятницу, в вечер пятницы, бывает панихида, а утешение монахиням дается в субботу – моллюски. Но если кто принесет и рыбу, разрешается есть.

Глава 72-я. Омовение ног совершает игуменья в задней части храма, προνάω.

Глава 73-я. В зданиях монастырских не должно быть никакого изменения. Нужно ли что исправить, или вновь перестроить – все должно быть устроено так, как теперь выстроено; никаких новых ворот в монастырь не должно быть делаемо.

Глава 74-я. Посторонние не должны видеть то, что есть в монастыре. Посему не дозволять, чтобы строились здания выше монастырской ограды, а у существующих зданий должны быть сломаны верхние части, если возвышаются над оградой монастырской.

Глава 76-я. В монастырь не впускать в праздники и певцов. Елеосвящение, совершаемое в субботу Ваий, должно совершаться в церкви усыпальницы, и оттуда один из семи священников приходит в монастырь и помазывает сестер. Крестные ходы не должны выходить из-за стен монастыря. В церкви монастырской, ни во время пения, ни во время чтения, и вообще никогда не дозволяется заниматься рукоделием.

Глава 77-я. Списки устава должны храниться: в ризнице великой церкви, у попечительницы, в ризнице монастырской и в руках монахинь.



[1] Путешествие Антония. Спб. 1872, стр. 149. Обозрение Цареградских святынь, А. Леонида. Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1870 г. ч. 4. Отд. V, стр. 52.

[2] Устав сей издан по-гречески в очень редком издании: Analecta Graeca. Т. I, 1688. Париж.

[3] От инокинь, вступающих в монастырь, как видно, были следующие приношения: 1) ὰποταγὴ, пожертвование при отречении от мира; 2) оυνηϑεια, так называлось приношение после хиротонии, а в иночестве, вероятно, после пострижения; 3) προσενέζις – взнос при вступлении в монастырь, входное; 4) τραπεζιάτιϰον – вклад за содержание столом.  

13