Ставропигиальный женский монастырь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы в деревне Богуши

28 сентября 2017
Монахиня Елисавета (Сысун)
Ставропигиальный женский монастырь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы в деревне Богуши

Введенский женский монастырь – молодая обитель, которая начала свое существование в 2000году, когда монахиня Елисавета, будущая настоятельница, приехала одна на заброшенный хутор в деревню Богуши недалеко от Сморгони с благословением строить небольшой скит. Само место, удаленное от городов, затерянное в тиши полей и лесов, ей очень понравилось, «легло на сердце». И вот уже 12 июля 2000 года, в праздник святых апостолов Петра и Павла, стали рыть котлован под фундамент храма.

«Приехав сюда, я стала потихоньку обживаться, – рассказывает настоятельница обители монахиня Елисавета (Сысун).
– Сначала я снимала домик в деревне, так как дом на хуторе, который мы приобрели на первое пожертвование, был полуразрушен, и в нем нельзя было жить. Я думала с Божией помощью восстановить этот дом, а рядом с ним построить небольшую часовню. Но когда обратилась за советом к знакомым архитекторам, то выяснилось, что существуют определенные строительные нормы, которые диктуют объемы построек. И как итог на чертежах появилась не такая уж маленькая церквушка, а после к ней нужно было планировать хозяйственный корпус. Вот так, вопреки моим желаниям, было начато строительство целого монастырского комплекса. Человек предполагает, а Господь располагает ».

Уже в 2003 году решением Священного Синода Введенский скит был преобразован в общежительный ставропигиальный женский монастырь. А в 2005 году митрополит Филарет, Патриарший Экзарх всея
Беларуси, освятил оба монастырских храма – верхний, в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, и нижний, в честь Ее родителей, святых праведных богоотец Иоакима и Анны.

«Сказать, что все было просто, я не могу, – продолжает матушка Елисавета. – Каждый уголок будущего монастыря был выстрадан, выплакан. Сейчас, глядя на монастырь в его нынешнем виде, воспринимаешь его как чудо Божие, которое Господь явил вопреки нашим человеческим немощам. Милостью Божией нашлись люди, поверившие в это начинание. И, конечно, если бы не их молитвенная помощь и материальное участие, вряд ли бы нам что-то удалось. Мы очень благодарны всем, кто откликался на наши просьбы, кто так или иначе участвовал или участвует в нашем строительстве. Ведь речь идет не просто о строительстве стен, здесь созидаются души. Потому что любой отклик на просьбу о помощи – это ответ души на призыв Божий. Не важно, мала эта помощь или велика в материальном смысле, а важно то, что душа отозвалась».

Место, на котором был построен монастырь, как оказалось впоследствии, связанно с событиями Первой мировой войны. Именно здесь в 1915–1917 годах проходила линия фронта, два с лишним года длилось противостояние между немецкими и русскими войсками. Лес в округе буквально изранен снарядами, ископан траншеями, повсюду полуразрушенные немецкие доты. Здесь в земле лежат десятки тысяч солдат, большинство из которых сегодня безвестны. По разным историческим сведениям на месте, где сейчас расположен монастырь, сражался женский батальон Марии Бочкаревой, и в бою 22 июля 1917 года, как сообщают некоторые источники, возможно, погибло около 80 девушек этого батальона. И, конечно, неслучайно именно здесь возник женский монастырь, и сестры обители – воины Христовы молятся за тех воинов, которые отдали свою жизнь за Отечество.

Первый женский батальон смерти был сформирован в 1917 году из женщин-добровольцев с целью оздоровить морально боевой дух солдат, послужить им вдохновляющим примером.
«Солдаты в эту великую войну устали, и им нужно помочь… нравственно», – говорила Мария Бочкарева Верховному главнокомандующему А. Брусилову. В состав батальона вошло 200 человек (по другим данным, 300). В основном, это были портнихи, учительницы, сестры милосердия, работницы из провинции. До 30% бойцов составляли курсистки (в том числе и с Бестужевских курсов), более 40% женщин имели среднее образование. Сама Мария Бочкарева, инициатор создания и командир батальона, была простой сибирской крестьянкой.
Она была принята в действующую армию в 1915 году в порядке исключения по личному разрешению императора Николая II. На фронте отважная женщина наравне с мужчинами ходила в штыковые атаки и по собственной инициативе исполняла обязанности сестры милосердия. Была неоднократно ранена, первой из женщин стала полным Георгиевским кавалером.

Революционны события февраля 1917 года в Москве и Петрограде быстро докатились до Западного фронта, где продолжала служить Мария Бочкарева. Видя плачевную ситуацию в войсках, затронутых революционным брожением, проникнутых идеями пораженчества, не хотящих воевать
и выполнять приказы своих командиров, Бочкарева выдвинула идею создания «Ударного женского батальона смерти». Выступая в Петрограде, куда ее пригласил председатель IV Государственной думы М. Родзянко, она призывала: «Граждане и гражданки! Наша мать, наша матушка Россия гибнет.
Я хочу помочь спасти ее. Я зову с собой женщин, чьи сердца и души кристально чисты, а помыслы
высоки. Покажем же мужчинам в этот тяжкий час пример самопожертвования, чтобы они заново сознали свой долг перед Родиной!»

21 июня 1917 года на площади у Исаакиевского собора состоялась торжественная церемония присяги батальона Временному правительству. Петроградский архиепископ Вениамин и Уфимский архиепископ напутствовали батальон смерти Тихвинской иконой Божией Матери.

В отличие от многих мужчин, женщины проявили себя в бою геройски. Полковник В. И. Закржевский, в подчинении которого находились женщины-солдаты, сообщал: «Отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски, все время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросился как один в контратаку; подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из
этих женщин-героев достойна звания воина русской революционной армии». Однако героизм женщин в погонах не вдохновил основную солдатскую массу. Не поддержанные другими подразделениями под артиллерийским обстрелом они вынуждены были отступить.
Официальные потери Первого женского батальона составили 2 убитых, 33 раненых,2 пропавших без вести. «Эти данные представляются нам несколько приукрашенными, – пишет историк В. Бондаренко. Дело в том, что действия батальона были под контролем Военного министерства, а большие потери в статистике всегда
смотрятся некрасиво. Более вероятны цифры в 30 убитых и 70 раненых, которые встречаются в литературе».
Интересен тот факт, что первое соглашение о перемирии было заключено недалеко от того места, где ныне расположен монастырь, в д. Солы – в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы 4 декабря 1917 года. Благодаря этому перемирию боевые действия на западном фронте были на некоторое время приостановлены.

По окончании срока перемирия, 18 февраля 1918 года, немецкие части начали наступление по всему фронту и, не встречая сопротивления деморализованной революцией армии, за несколько дней дошли до Орши. Большевики были вынуждены срочно подписать соглашение, известное как Брестский мир, по которому почти вся территория нынешней Беларуси попала в зону немецкой оккупации. Впоследствии в России всего было сформировано около полутора десятков женских армейских подразделений. Все они были расформированы после Октябрьской революции. Мария Бочкарева, которую называли русской Жанной д’Арк, в 1920 году была арестована ЧК и расстреляна. Ей шел 31-й год.

Сейчас сестры обители собирают исторический материал для создания небольшой экспозиции в часовне монастыря, где будут представлены документы, фотографии и другие свидетельства Первой мировой войны.
Жизнь и уклад обители потихоньку приобретают свои черты. Ежедневно сестры совершают полный круг суточного богослужения. Несколько раз в неделю, в дни совершения полиелейных служб, по праздникам, субботам и воскресеньям служится Божественная литургия.

На территории монастыря помимо монастырских храмов располагаются сестринский корпус, трапезная, котельные, швейная мастерская, помещение для трудниц, баня.
Сестринский корпус монастыря рассчитан на 10-12 человек, на данный момент в обители 6 сестер, которые несут разные послушания: на клиросе, в швейной мастерской, в трапезной, в саду и огороде, на ремонтно-строительных работах. Сейчас община представляет собой семью и насельницы обители надеются, что вновь приходящие сестры станут частью этой семьи.

В настоящее время продолжается обустройство монастыря: еще пишутся иконы для иконостаса верхнего храма, достраивается дом-гостиница для паломников с ограниченными физическими возможностями. По словам матушки Елисаветы, наличие в монастыре гостиницы для таких паломников даст им возможность вырваться хотя бы на время из привычного круга своей жизни, ощутить близость природы, почувствовать свою нужность,
выполняя те или иные работы, участвуя в посильных послушаниях, осознать радость пребывания в храме, где они смогут исповедаться и причаститься Святых Христовых Тайн. Монастырь и сейчас принимает паломников, приехать могут как женщины, так и мужчины – за стенами обители два гостиничных домика (летний и зимний).

Есть в обители иконы с частицами мощей святых: великомученика Георгия Победоносца, преподобной Александры Дивеевской, преподобноисповедника Кукши Одесского, святителя Филарета Черниговского.
«В один из своих приездов, – рассказывает матушка игумения, – владыка Филарет на вопрос о стройке получил от меня ответ, что не хватает денег. На это он очень точно заметил, что не хватает не денег, а веры. И это правда. Вот эту нехватку, неполноту восполняют все те, кто помнит о нас, верит нам. Благодаря этой вере здесь смогла затеплиться жизнь. Всё, что здесь построено, – плод нашей совместной веры, я бы даже сказала, это плод подвига веры: веры Бога в человека, веры человека человеку и доверия человека Богу».

7