Свобода личности и ответственность в контексте христианского мировоззрения

04 февраля 2019
Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт
Свобода личности и ответственность в контексте христианского мировоззрения

Доклад архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта на XXVII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 28–29 января 2019 года)

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, всечестные отцы и матушки! Я благодарен организаторам за возможность поделиться мыслями по теме, вынесенной в заглавие XXVII Международных Рождественских образовательных чтений.

Вместе с тем, осознаю меру ответственности за сегодняшнее слово, поскольку многие из собравшихся здесь участвовали в минувшем году, в рамках прошлых Рождественских чтений, в замечательном круглом столе «Монашеские обеты и свобода личности». В интересных докладах и живом обсуждении были раскрыты многие аспекты диалектической взаимосвязи свободы и ответственности в свете учения Христова.

Поэтому мои размышления призваны не научить кого-то чему-то, но снова проговорить, прежде всего, для самого себя, важные, как бы очевидные, основы нашего мировоззрения, которые часто выносятся за скобки. Необходимость периодического возвращения к этим основам мне видится в опасности лукавой подмены свободы – вседозволенностью, а ответственности – рабством.

Такая подмена происходит, прежде всего, в сознании нецерковных людей. Хотя все мы знаем случаи, когда и в церковной и в монашеской среде свобода и ответственность подменяются произволом и стремлением избежать всякой ответственности за собственную жизнь.

Слова «Свобода и ответственность» вынесены в заглавие Рождественских чтений вместе со словом «молодежь». В таком сочетании они звучат очень естественно. Ведь именно в молодом возрасте ценность свободы особенно велика. В юности человек стремится реализовать свою свободу через отчуждение от родительской опеки, желание преодолеть условности общества.

Одним из главных оплотов «несвободы» в сознании молодых людей становится Церковь. И в качестве аргументов приводится строгость иерархии, дисциплина постов, молитвенные правила, уставное богослужение, богословские догматы. Особо отмечу, что именно монашество представляется извне неким оплотом такой строгости, пределом ограничений, противоположностью свободной личности. Местом куда бегут, чтобы отказаться от своей свободы и ответственности за собственную жизнь.

Как разрушить негативные стереотипы о свободе в Церкви? Как донести в мир красоту и высоту христианского понимания свободы? Только примером собственной жизни православных христиан. Добровольность, отличающая рабство от послушания, как и любовь к ближнему, ограждающая свободу от произвола должны стать, насколько это возможно, очевидными не только изнутри христианской традиции и культуры, но и для тех, кто только заинтересовался православием.

Всем здесь собравшимся хорошо известно, что Церковь всегда и везде утверждает свободу как одну из главных ценностей человеческой жизни. Основа свободной воли человека – его разум, еще одно проявление образа Божиего. Только свободный разум в состоянии сделать выбор между добром и злом.

О росте свободы по мере приобщения к Истине, говорится в Евангелии: «Вы познаете Истину, и Истина сделает вас свободным» (Ин. 8, 32). Апостол Павел восклицает: «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3, 17). Святитель Тихон Задонский прямо говорит: «Свободу дарует Христос». Свобода называется святыми отцами Церкви одной из важнейших черт образа Божия в человеке.

Мы можем добровольно принимать или отвергать Бога. Он Себя не навязывает нам и общается с нами на расстоянии двух свобод: Своей свободы и нашей свободы… Однако мы можем только свидетельствовать о своей вере, а каждый человек может добровольно что-то принимать и что-то отвергать. Потому что Бог – это свобода.

Об этой свободе говорил Христос как о свободе от греха. Это абсолютная свобода для человека, потому что ничто внешнее не может помешать ему реализовывать данную свободу. «Тот истинно свободен, кто живет для Христа: он стоит выше всех бедствий. Если он сам не захочет себе сделать зла, то другой никогда не будет в состоянии сделать ему это», – пишет святитель Иоанн Златоуст.

Человек подобен Богу, а значит, он свободное существо. Он не хочет быть свободным, он противится свободе, он бежит от нее, но это его природа; он может ее исказить, унизить, но именно свобода делает его Богоподобным.

Без духовной свободы человек не существует как личность. Основание этой свободы – вера в свободно творящий Божественный разум, в Христа. А условие свободы – причастность человека к социальной общности духовно развитых людей, связанных взаимной любовью.

Свобода же, не «ограниченная» любовью страха Божия, ставшая над любовью, убийственна для человека. Она приводит к духовной и нравственной деградации общества, к идейному анархизму, материализму, антикультуре. Там, где во главу угла поставлена свобода без любви, не может быть подлинной свободы личности, ибо всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8, 34).

Ключевым в процессе понимания миром христианского взгляда на свободу представляется понятие ответственности. Не как ограничителя свободы, но как необходимого условия сосуществования многих свобод в едином обществе.

Диалектически свобода является одним из необходимых условий ответственности. Мы можем быть ответственны только за свободно совершённый поступок. В то же время ответственность, готовность отвечать за свободно принятые решения есть неотъемлемая часть подлинной свободы личности.

Для христианина речь, очевидно, идёт об ответственности перед Богом. Причем ответственности личной. Как пишет святой апостол Павел: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14, 4).

Основополагающим христианским критерием в оценке свободы является страх любви, боящейся причинить какой-либо моральный, психический, физический или иной вред человеку (обществу, государству). Он является верным стражем и правильного отношения к вещам, к природе, ко всякого рода деятельности.

Преподобный Варсонофий Великий говорил: «Хороша свобода, соединенная со страхом Божиим» (прпп. Варсонофий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни в ответах). Вот та христианская мысль, в свете которой могут правильно пониматься все свободы, права и обязанности человека, в том числе и религиозные свободы.

Понятие «страха Божия» совершенно неизвестно современному человеку, превратно толкуется как попытка запугать просвещённых людей. А ведь «источник всех добродетелей – страх Божий», – пишет авва Исаия.

Христианская ответственность – это проявление трепетной любви к ближнему. Любви ради Христа. Сейчас это тоже неизвестно многим, отождествляющим ответственность со внешней уставной строгостью и суровой дисциплиной. Но это то, что должен знать каждый человек, даже только прикасающийся к православию.

И не только знать, но и в полной мере чувствовать приходя в храм или святую обитель. Если сердца наши изливают любовь, а послушание исполняется с радостью, никому не придёт в голову вспоминать о Церкви в связи с несвободой и говорить о монастыре, как о месте, где бегут от ответственности за собственную жизнь.

Знаю, что это целожизненный труд и духовный подвиг каждого священника и монаха, каждого насельника или насельницы монастыря. Но именно к нему мы призваны Господом в звании христианина и в монашеском чине. «Надо привлекать народ к порядку своей добродетелью и не силой обуздывать, но убеждением. Ибо все, что делается не добродетельно, кроме того, что оно насильственно и неприятно, еще и непрочно», – писал святитель Григорий Богослов.

Христианское понимание свободы, как свободы от греха, а не для него и ответственности не как внешнего долженствования, а внутреннего акта любви к ближнему очень красиво и высоко. Потому что мерилом, как и всегда в духовной жизни, становится неизбежный образ вечности, который в результате избирает наша душа. И этот образ вдохновляет нас любить, верить и надеяться.

Одним из основных движущих мотивов атеизма, особенно, воинствующего богоборчества считаю именно неприятие христианского понимания диалектики свободы и ответственности. Презрительное отношение к страху Божию. Желание свободы, как неограниченного произвола. Это гениально отмечено Ф.М. Достоевским и, увы, актуально до сих пор.

Одурманенные пониманием свободы как произвола молодые люди и сейчас выходят на майданы и совершают подрывы, расстреливают своих однокашников и преподавателей, вовлекаются в расистские и нацистские движения. Отвлечённый философский вопрос понимания свободы и ответственности молодыми людьми принимает остро актуальный характер если посмотреть на результат пропаганды ложных идеалов свободы в соседних странах, да и в нашем обществе.

Одиннадцать лет назад о проблеме свободы и ответственности писал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в труде «Свобода и ответственность», впервые вышедшем в 2008 году. Цитата по изданию 2014 года:

«…Нравственные ценности универсальны, а потому мы должны привести в гармоничное соотношение две ценности, которые принадлежат природе человека, – свободу и нравственную природу. Если мы вводим свободу и нравственную ответственность в соприкосновение, мы обеспечиваем ответственное поведение личности перед собой, перед семьей, перед окружающими, перед обществом, перед всем Божиим творением».

Как привести в гармонию столь дорогую молодежи свободу и столь необходимую нашему обществу нравственную ответственность? Через добрый пример жизни нас самих, православных христиан. Через зримую реализацию христианских принципов свободы и ответственности. Никакие проповеди, доклады и ученые труды не заменят живого опыта жизни во Христе. В том числе опыта подлинной христианской свободы и ответственной любви.

И пусть эта ответственность нашей любви к ближним всегда будет единственным мерилом и ограничением нашей свободы.

Спасибо за внимание!

Источник

10