В рамках XXXII Международных Рождественских чтений состоялась работа направления, посвящённого современной монашеской жизни

23 января 2024

DSC05290-1.jpg

23 января 2024 года в Зачатьевском ставропигиальном женском монастыре Москвы проходила работа направления «Древние монашеские традиции в условиях современности» XXXII Международных Рождественских образовательных чтений.

Тема Чтений в этом году была определена как «Православие и отечественная культура: потери и приобретения минувшего, образ будущего».

Организаторами работы XIV монашеского направления Рождественских чтений выступили Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви и Зачатьевский монастырь. Заседание состоялось в Москве в Центре оперного искусства имени Г. Вишневской. По данным регистрации, на мероприятиях направления присутствовали 330 участников: 9 архиереев, 92 архимандрита и игумена-наместника монастырей, 104 игумении монастырей, 38 насельников монастырей в священном сане, 69 монашествующих и послушников, благочестивые миряне из 113 епархий Русской Православной Церкви, в том числе Белорусского Экзархата и Православной Церкви Молдовы.

В работе направления приняли участие настоятельница Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря игумения Евдокия (Левшук), настоятельница Горненского монастыря в Иерусалиме игумения Екатерина (Чернышева), настоятельница Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря игумения Сергия (Конкова), а также представители других монастырей.

Председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству РПЦ митрополит Каширский Феогност, наместник Донского ставропигиального мужского монастыря Москвы, возглавил президиум пленарного заседания. В президиуме также присутствовали епископ Видновский Тихон, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси; епископ Бахчисарайский Каллиник, викарий Симферопольской и Крымской епархии; архимандрит Стефан (Тараканов), заместитель председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству; игумен Дионисий (Шлёнов), наместник Андреевского ставропигиального мужского монастыря Москвы; игумения Иулиания (Каледа), заместитель председателя СОММ, настоятельница Зачатьевской обители.

Открывая пленарное заседание, Его Высокопреосвященство митрополит Феогност приветствовал участников и передал им благословение Святейшего Патриарха Кирилла на плодотворную работу.

Епископ Бахчисарайский Каллиник, викарий Симферопольской и Крымской епархии, наместник Свято-Климентовского Инкерманского мужского монастыря в своем докладе «Любовь во Христе и свобода от страстей как источник истинного творчества и культуры» напомнил, что творческие способности людей до грехопадения должны были деятельно осуществляться в богоподобной, богопричастной добродетели в отношении друг друга и окружающего творения и нести с собой умножающееся благодатное откровение величия и славы Божией. После же грехопадения природные способности человека реализуются с различного рода отклонениями как в отношении способов достижения цели, так и в отношении к самой цели. Секуляризация культуры, в ограниченном пространстве которой художники мыслят образами земного мира, берет свое начало с эпохи Возрождения и принципиально отличается от культуры христианской, неразрывно связанной с христианской духовностью. Ви́дение всего творения в Боге и чрез Бога отлично от ви́дения всего через ограничения плоти и духа в состоянии падения. Христианин имеет перед своим взором Божие совершенство, научившись различать понятия и ценности, тянется к совершенному, не желая осквернять образ Божий в человеке. Наиболее очевидными для нас, – заметил владыка, – являются примеры событий, происходящих на Украине. В 1991 году власти Украины обещали развитие национальной культуры и возрождение духовности, но вместо этого пришли к радикал-национализму и гонениям на каноническую Церковь. Это говорит как о духовных заблуждениях, так и об упадке творчества в современном мире, причиной которым в системе христианских нравственных оценок является гордость». Христианин, каким бы ни занимался творчеством, видит своей целью прославление Христа, и поэтому для него самого так важен путь очищения от самолюбия и следующих из него чувств и желаний.

Особо остановился владыка на монашеской культуре. Архимандрит Софроний (Сахаров) справедливо называл ее высочайшей культурой, в основе которой лежит свобода от страстей. Монах посвящает все свои силы тому, чтобы очистить сердце от страстей и стяжать любовь, не отодвигая при этом на второй план все иные, земные, цели. Поэтому каждого инока, если он подлинно проходит монашеский подвиг умного делания, можно назвать творцом – независимо от того, создает ли он произведения искусства, например, иконы или тексты. Монах – творец, поскольку он созидает особую атмосферу жизни, проникнутую молитвой и евангельским духом, созидает образец отношения к ближним и миру. Таким образом он прославляет Бога, открывает Его миру, максимально приближаясь к той первоначальной цели, для которой создан человек, – возделывать и хранить богопознание и обожение.

В докладе, посвященном изучению святоотеческого наследия оптинских старцев, духовник братии Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь игумен Лаврентий (Балаев) отличительной особенностью старчества, благодаря которой монастырь получил всемирную известность, назвал обращенность к миру. Конечно же, помимо своего прямого назначения – духовного окормления и воспитания братии. В общественном служении, духовной работе с мирянами, назрела тогда особая необходимость. Помимо простого народа, в Оптину стремились выдающиеся мыслители эпохи, философы, художники. Как заметил И.К. Смолич, «это был своеобразный прорыв сквозь преграды, которые воздвигла “государственная церковность” вокруг верующих людей и монахов». Именно Оптинские старцы показали своим примером, что «доля старца – быть на служении всему человечеству». Русский народ всегда любил и любит монастыри как свои святыни, и старцы отвечали на эту народную любовь. Докладчик также счел важным отметить и другие особенности старчества: преемственность, ведь целое столетие «не оскудевал обильный источник пророческого служения на благо всей Церкви Божией»; соборность – преподобные старцы Оптинские различались по происхождению, образованию, характеру, но всех их объединял единый дух преданности воле Божией и дух любви Божией; традиционность – изучение источников показывает строгое следование преподобных Оптинских старцев православному святоотеческому учению. Обращаясь к дню сегодняшнему, отец Лаврентий сказал, что братия монастыря стремится жить согласно заветам Оптинских страцев, с первых дней пребывания в монастыре воспитывая послушников в духе любви и братолюбия, обучая основам духовной жизни и духовной борьбы под руководством наставников, а также занимаясь социальным служением – принимая паломников, приезжающим за духовным советом. «Мы искренне стараемся делать всё, чтобы, как и раньше, по мере приближения к Оптиной пустыни «взгляды становились приветливее, поклоны ниже и участья к человеку больше», – заключил, процитировав Н.В. Гоголя, духовник оптинской братии.

Наместник Андреевского ставропигиального мужского монастыря, игумен Дионисий (Шлёнов) в докладе на тему «Изучение и восприятие святоотеческого наследия как путь богопознания» отметил, что если современным людям в большинстве своем некогда читать и размышлять, то для монашествующих, как и во все времена, потребность устремить ум и душу горé должна оставаться насущной. В своем выступлении отец Дионисий привел многочисленные святоотеческие цитаты, а также примеры из жизнеописаний преподобных отцов и монастырских уставов, подтверждающие необходимость чтения святоотеческой литературы. К древним монашеским традициям посредством этих свидетельств духовных писателей имеют возможность приобщиться и современные иноки, чтобы понять, что чтение является неотъемлемой составляющей пути спасения. Богословие, по мнению автора, – это возможность приобщиться к Божественному Свету, взойти на высоту Богопознания.

Именно о чтении, как о пути Богопознания говорит большинство авторов святоотеческих творений. Многообразие жанров духовной литературы помогает иноку воспринять опыт предшественников и усвоить его как аскетическое делание. Чтение духовной литературы не должно быть праздным, не должно быть чтением «для галочки» – эту мысль особо выделил докладчик, говоря о том, что мы должны стремиться исполнять то, что читаем. Заканчивая свое выступление, игумен Дионисий задал риторический вопрос залу: можно ли обойтись без наследия святых отцов? И, отвечая на него, в качестве сравнения привел как непредставимый образ изучения космоса, лишенный научного познания. Святоотеческое знание является современным и никогда не теряет своей актуальности, так как содержит в себе духовное назидание, необходимое для спасения души.

Игумения Иулиания (Каледа) в докладе «Подведение итогов региональных круглых столов “Почитание местных подвижников благочестия, новомучеников и исповедников Церкви Русской в монастырях”» напомнила собравшимся о том, что Святейший Патриарх Кирилл придает большое значение почитанию подвига новомучеников и исповедников Церкви Русской для духовно-нравственного становления верующих, сохранения исторической памяти, осуществления преемства опыта жизни по вере, доказанного стоянием за Христа, даже ценой собственной жизни. Матушка также сообщила о том, что в прошедшем 2023 году по благословению Святейшего Патриарха региональные заседания круглых столов на тему «Почитание местных подвижников благочестия и новомучеников и исповедников Церкви Русской в монастырях» прошли в Ивановской, Тамбовской, Смоленской, Белгородской, Астраханской, Санкт-Петербургской, Иркутской, Нижегородской, Екатеринбургской, Хабаровской митрополиях и Луганской епархии. Синодальным отделом по монастырям и монашеству были проведены круглый стол для ставропигиальных монастырей и монастырей Московской митрополии и собрание с епархиальными ответственными за монастыри, где участники поделились опытом работы по увековечиванию памяти исповедников веры Христовой. На основании обобщенного опыта были выделены особо важные направления деятельности по почитанию подвига новомучеников, исповедников и подвижников благочестия и сформулированы рекомендации для работы, проводимой монастырями по увековечиванию памяти насельников святых обителей, подвизавшихся в период гонений на Церковь.

«Совершая молитвенное поминовение подвижников благочестия, прославляя пострадавших за веру во Христа во время гонений, изучая их жития, собирая по крупицам воспоминания уже совсем немногих очевидцев их подвига, мы приобщаемся их духовному опыту деятельной любви ко Христу, укрепляемся их силой и научаемся поступать достойно званию, к которому мы призваны», – сказала в завершение своего выступления заместитель председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству.

С большим интересом был воспринят участниками доклад кандидата исторических наук, заместителя главного редактора научного православного журнала «Традиции и современность» Г.А. Романова «“В память вечную будет праведник”. Опыт использования синодиков за богослужением». Автор имеет большой опыт изучения данной темы, при возрождении московского Сретенского монастыря в 1990-е годы он по благословению игумена обители иеромонаха Тихона (ныне митрополита Крымского) составил новый монастырский синодик с историческими справками о поминаемых – взамен синодика конца XVII века, утраченного в году советского лихолетья. В начале доклада Григорий Александрович дал развернутое объяснение распространению и влиянию синодиков в Русской Церкви, подчеркнув, что основанием этого явления была глубокая вера в силу церковного поминовения. Синодики были неотъемлемой принадлежностью богослужений в каждом храме, и важное их литургическое значение, без сомнения, осознавалось молящимися. Интересно было узнать, что старинные монастырские синодики представляют собой соединение трех типов книг-памятников: Вселенский синодик, или богослужебный чин Торжества Православия; помянник с именами усопших; литературные сборники-предисловия о пользе поминовения c назидательными историями о праведниках и грешниках. В монастырский и церковный богослужебный обиход синодик широко вошел во второй половине XVI века, после Стоглавого собора 1551 года. Различались синодики «вечные», «вседневные» и «кормовые» (в последних поминался весь род вкладчика, заказывавшего панихиду, после которой он угощал братию). Отрицательно сказались на бытовании синодиков не только советская эпоха, практически их уничтожившая, но и секуляризационная реформа XVIII века, – поэтому идея их восстановления возникала уже на рубеже XIX–XX столетий. Сейчас она вновь актуальна, и Г.А. Романов в последней части своего выступления дал ряд ценных советов о том, что необходимо для нового составления монастырского синодика.

Продолжением темы сохранения памяти о новомучениках и исповедниках ХХ столетия стало выступление И.В. Гарькавого, директора Мемориального центра «Бутово», члена Церковно-общественного совета по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской при Патриархе Московском и всея Руси: «Опыт создания музейных экспозиций, посвященных подвигу новомучеников и исповедников Церкви Русской». Игорь Владимирович, отметив, что некогда «протомузейные» формы рождались именно в монастырях и храмах, являвшихся хранилищами священных реликвий, сосредоточился на современных задачах, которые призвано решать музейное учреждение. Музей уже давно – это не просто экспозиция, а особый способ коммуникации. Полноценный музей включает в себя, помимо экспозиции и фондов, просветительскую работу. Музейное дело, таким образом, может быть одним из видов христианского служения. Через 90 лет после любого события память о нем стирается, если не зафиксировать ее в доступных восприятию формах, в определенном сценарии. Мемориальный центр «Бутово» – прежде всего музей памяти, призванный развенчать сталинистский миф о «правильности» репрессий, осуществлявшихся в стране на протяжении десятилетий. Об истории он рассказывает через конкретные человеческие судьбы, которые стали общей судьбой нескольких поколений. В перспективе авторы сегодняшней музейной концепции видят создание своеобразного общецерковного «музея музеев» «Русская Голгофа». Ради осуществления этой идеи необходимо объединить усилия многих небольших мемориальных музеев. И, конечно, как можно полнее знакомить соотечественников с их подлинным, не мифологическим, прошлым. Эту задачу выполняет в настоящий момент передвижная выставка «Русская Голгофа», которая посетила уже многие российские города и неизменно производит очень сильное впечатление на всех, кто ее посещает.

Перед перерывом в заседаниях состоялось вручение Представлений на право реализации базового богословского образования для монашествующих Русской Православной Церкви, а также документов об аккредитации уже действующих курсов представителям духовных учебных заведений и монастырей. Документы вручил архимандрит Стефан (Тараканов), заместитель председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству.

После перерыва началось заседание секции «Святоотеческое наследие как выражение опыта духовной жизни», которое предполагало обсуждение двух взаимосвязанных тем: практические аспекты изучения святоотеческого наследия в монастырях и «золотой фонд» святоотеческого наследия, который должны активно использовать монастырские библиотеки. Председательствовал на секции митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий, глава Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашествующих.

Наместник Свято-Покровского мужского монастыря г. Корсакова Южно-Сахалинской епархии игумен Алексий (Андреев) поделился тем, что люди, которые приходят в монастыри в наши дни, подчас бывают далеки от самостоятельного изучения богословских и святоотеческих текстов. Отвечая на вопрос о том, как наставнику вдохновить человека, сформированного обществом потребления, интересоваться Священным Писанием, Священным Преданием и святоотеческими текстами, игумен Алексий рассказал, что уже в первые годы существования монастыря решил проводить беседы, в которых стремился передать насельникам простую истину о том, что духовное знание – это и есть основа существования мира. Что именно оно – первично, и что для того, чтобы изменить что-то в земной жизни, мы сами должны измениться духовно. Смысл духовного знания, имеющего ключевое значение в монашеской жизни, заключается в том, чтобы показать человеку путь к Небесному Отцу, по воле Которого созданы все законы материального мира. Наместник Свято-Покровского монастыря обратил внимание собравшихся на то обстоятельство, что личные беседы такого рода приносят свои добрые плоды. Однако для того, чтобы слово назидания было услышано, надо прежде пропустить его через свое сердце. Нельзя просто дать братии список литературы. Для того чтобы вдохновить окружающих людей расти духовно и быть в молитве, наставники должны сами непрестанно учиться и личным примером показывать, как следует воспринимать святоотеческое учение и жить в соответствии с ним.

Выступивший затем игумен Мелетий (Кисняшкин), наместник Иоанно-Богословского мужского монастыря Саранской епархии зачитал доклад архимандрита Иннокентия (Руденко), наместника Санаксарского Богородице-Рождественского мужского монастыря «Основные препятствия для изучения и усвоения святоотеческого наследия в современных монастырях».

Архимандрит Иннокентий в начале своего доклада отмечает сегодняшнее изобилие духовной литературы и наличие в монастырях хороших библиотек. Однако это еще не гарантия исполнения монахами одной из главных составляющих иноческого делания – чтения Священного писания и святоотеческих трудов. Препятствием отец Иннокентий называет, в первую очередь, отсутствие послушания как отсечения своей воли. Путем послушания шли все преподобные отцы, оставив нам опыт смиренного восхождения к Богу. Если у инока есть желание подражать в этом святым отцам, появится и желание – читая их наставления – учиться тому, как проходить этот путь. Вторым препятствием может стать самочинное, без совета опытного духовного руководителя, чтение святоотеческих творений, побуждением к чему, главным образом, является гордость. Чтение под влиянием не усмиренных страстей может принести читающему только вред. Третье препятствие в изложении архимандрита Иннокентия – явление обмирщения монашества. Увлечение мирскими темами, в том числе в общении, приводит к угасанию духовного чувства, необходимого как для внимательной внутренней жизни, так и для изучения святоотеческих трудов. Обмирщение отнимает в конечном счете у монаха главное – любовь ко Христу, его молитва становится внешней, душа – холодной. В заключение отец Иннокентий сказал о таком препятствии в усвоении святоотеческого наследия, как отсутствие решимости, имея в виду под решимостью твердое намерение жить по евангельским заповедям и стремиться подражать добродетелям истинных подвижников – в чем и состоит призвание монашествующих.

Следует отметить, что во время слушания докладов из зала нередко поступали вопросы, на которые давали ответы выступавшие. На два вопроса, касающиеся отношения к чтению монашествующих, по благословению председательствующего митрополита Георгия ответил архимандрит Мелхиседек (Артюхин), пресс-секретарь Синодального отдела по монастырям и монашеству, настоятель московского подворья Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь.

В сообщении «Добродетель чтения в святоотеческой традиции и ее актуальность для современного монашества в России» игумен Дионисий (Шлёнов) продолжил тему необходимости чтения духовной литературы, опираясь на слова апостола Павла, адресованные апостолу Тимофею: Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением (1 Тим. 4:13). Призыв апостола Павла докладчик назвал одним из основополагающих для монашеского делания.

Далее в своем выступлении игумен Дионисий пояснил, что в святоотеческой традиции понималось под чтением, а именно: чтение Писаний Ветхого и Нового Заветов; понимание внутреннего духовного сокровенного смысла Писания; чтение святоотеческих творений, проповедей, житий святых; чтение как слышание; чтение как повторение; уставное чтение в храме; чтение на монастырской трапезе; чтение как духовное молитвенное делание; чтение как добродетель наряду с молитвой и другими добродетелями; внешнее чтение, полезное для ума, но всегда имеющее духовный смысл. Затем докладчик, иллюстрируя тезисы выступления святоотеческими изречениями, рассказал о том, какой смысл вкладывали духовные авторы в слова о необходимости перечисленных видов чтения.

Отец Дионисий также предложил участникам форума ряд вопросов, поиск ответов на которые, по мнению автора, помог бы реконструировать определенную систему святоотеческих представлений о чтении. Например, какое место добродетель чтения занимает или должна занимать в жизни монаха, как совмещать чтение с другими послушаниями в монастыре, до какой степени чтение можно отождествить с содержанием духовного образования, и другие.

Современное монашество, отметил наместник Андреевского монастыря, находится в трудных условиях, в связи с тем, что научные данные порой приходят в глубокое противоречие с традиционной картиной мира, соответствующей преданию Церкви. Это противоречие касается не только светских, но, отчасти, и богословских наук. Понятие о чтении, как о добродетели, позволяет делать особый акцент на духовном, вечном, непреходящем. Аксиология предполагает глубокое усвоение прочитанного. При таком подходе добродетель чтения приводит к максимальной актуализации интеллектуальных способностей и творческих возможностей человеческого ума, способного не только к восприятию информации, но и ее исполнению. Монашеское чтение можно понимать и расширительно – как любомудрый цельный образ жизни.

Доклад игумении Евпраксии (Инбер), настоятельницы Вознесенского Оршина женского монастыря Тверской епархии «Как привлечь монашествующих к серьезному духовному чтению» продолжил обсуждение проблематики этого раздела секции на современном материале. Размышляя о том, как сформировать у сестер привычку к духовному чтению, матушка Евпраксия ссылалась на советы своего наставника в монашестве, духоносного старца Троице-Сергиевой лавры архимандрита Наума (Байбородина). Отец Наум, как сказала матушка, был сторонником высокой первоначальной планки, устанавливаемой еще неопытным насельникам, предлагая им для чтения святоотеческие творения святителя Иоанна Златоуста, Симеона Нового Богослова и др. Правда, матушка уточнила, что это может возыметь результат, если у новоначального «душа горит» и он стремится к подвигам: тогда ему нужно дать «начитаться впрок», пока не наступит неизбежно время духовных искушений, – легче будет их преодолеть с таким багажом. С иными же возможен только путь от простого к сложному. Воспитанию навыков духовного чтения старец Наум также придавал большое значение и поэтому считал необходимым давать вступающим на монашескую стезю основные знания в области богословия. Задолго до того, как богословское образование было введено в систему и стало обязательным для монашествующих, отец Наум организовывал такой процесс в восстанавливаемых им по всей стране обителях, одновременно занимаясь изданием книг, хрестоматий и сборников святоотеческих творений. Сам батюшка, по свидетельству игумении Евпраксии, ежедневно прочитывал, просматривал, прорабатывал огромные объемы печатного слова. В завершение своего доклада настоятельница Оршина монастыря привела мнение преподобного Паисия Святогорца о духовном чтении монахов: святоотеческие книги, говорил старец Паисий, – подлинная духовная пища. Но для того, чтобы они помогли, нужно читать их со смирением и молитвой, «…чтобы уразуметь святых отцов, надо сжать себя, сконцентрировать ум и жить духовно, ибо святоотеческий дух воспринимается только духом… читайте отцов, хотя бы одну-две строчки в день. Это витамины, весьма укрепляющие».

В рамках работы монашеского направление также состоялось обсуждение проектов документов «Практические аспекты принятия в монастырь и духовного окормления послушников» и «Взаимоотношение насельников монастырей с внешним миром в свете монашеских обетов», разработанных Комиссией Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашествующих совместно с Синодальным отделом по монастырям и монашеству. В настоящее время документы направлены на рассмотрение Президиума Межсоборного присутствия. Митрополит Георгий предложил участникам присылать имеющиеся у них замечания и дополнения по содержанию данных документов на адрес Синодального отдела по монастырям и монашеству.

Параллельно с обсуждением второй темы секции «Святоотеческое наследие как выражение опыта духовной жизни» в музее истории Зачатьевского монастыря проходил методический семинар «Монастырские музейные собрания и экспозиции – опыт создания, практические аспекты» под председательством Л.А. Беляева, заведующего отделом археологии Московской Руси Института Археологии РАН, доктора исторических наук, члена-корреспондента РАН и С.А. Анохиной, руководителя отдела культурного наследия Патриаршего совета по культуре.

После вступительного слова о целях проведения семинара Светлана Александровна предоставила слово иерею Владиславу Мишину, председателю Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации, епархиальному древлехранителю Московской епархии. Рассказав об опыте создания экспозиций, отец Владислав отметил одно из главных назначений церковных музеев – быть отправной точкой для просветительской работы с людьми, потому как подобный формат очень этому благоприятствует.

Далее слово было передано Л.А. Беляеву, который поделился опытом создания музея Зачатьевского монастыря. В своем выступлении «Музеефикация результатов археологических изысканий в действующем монастыре» Леонид Андреевич отметил, что нахождение церковных предметов и надгробий, своего рода каменных синодиков, помогло доказать факт исторического существования первого девичьего монастыря столицы.

Анастасия Дорожкина, руководитель компании Metapole, проектирующей экспозиционные пространства, в своем докладе «Интерактивные проекты в музеях: вовлечение и взаимодействие с посетителями» поделилась уникальным опытом работы с интерактивными проектами в музеях, которые являются особо актуальными в условиях современного мира. Лектор рассказала о разных подходах к проектированию музейных интерактивов, что явилось особо ценным в практическом плане для матушек и отцов, планирующих создание музея при обителях.

В завершающем докладе Е.Н. Святицкой, руководителя сектора археологии Музея Москвы «Коллекция археологических предметов в музее Златоустовского монастыря: опыт правового взаимодействия государственного музея и местной религиозной организации» освящался вопрос юридических особенностей оформления музея. По завершении выступления куратор семинара С.А. Анохина высказала предложение о публикации методички с важными аспектами оформления музея на сайте Синодального отдела по монастырям и монашеству.

Подводя итог семинара, Л.А. Беляев сказал о важности церковных музеев, экспозиций и в целом археологической работы в деле формирования идентичности нации. В этом формировании участвуют как светская, так и религиозная структуры, силы которых объединяются при создании церковных музеев.

Круглый стол в рамках монашеского направления на этот раз был целиком посвящен теме старчества и носил название «Старчество как плод духовной культуры монашеской жизни» с подзаголовком: «“Творческий подход” и “совершенное послушание”, – или как стяжать основную монашескую добродетель».

Председательствовал на этом заседании митрополит Омский и Таврический Дионисий, куратором выступила игумения Елисавета (Позднякова), настоятельница ставропигиального монастыря Марфо-Мариинская обитель милосердия.

Участники круглого стола поделились с монашеской аудиторией рассказами о подвижниках ХХ столетия, которые испытали всю тяжесть и все превратности этого богоборческого века – кто-то подвергаясь прямым гонениям, кто-то – мужественно выстраивая жизнь по заповедям Христа и урокам своих наставников во времена, когда, казалось, были уже порваны нити церковной традиции, и всё было сделано, чтобы распались духовные связи поколений верующих.

На самом деле, как замечательно сказала в своем докладе матушка Евдокия (Левшук), «истинные светильники продолжали светить миру, зажигали своей всеобъемлющей и жертвенной любовью каждого, кто тянулся к их неугасимому свету. Являясь сосудами благодати, они наполняли этой благодатью сердца и души тех, кто искал их духовного руководства. Тонкими, но крепкими духовными нитями связывали воедино всех, беззаветно любящих Господа, и сегодня их многолетний опыт жизни во Христе является назидательным примером. Их практические наставления и мудрые советы живут и передаются новоначальным послушникам».

Выступление игумении Евдокии (Левшук), настоятельницы Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря было названо библейскими словами «“На стезях любви” (Сир. 1:11)» и посвящено первой настоятельнице возрожденной Спасо-Евфросиниевской обители схиигумении Евфросинии (Максимчук). С большой любовью матушка описала жизнь своей наставницы, воспитанной такими учителями, как афонский старец схиигумен Кассиан (Корепанов), священномученик архимандрит Серафим (Шахмуть), архиепископ Михей (Хархаров), схиархимандрит Иоанн (Маслов) и другие. На многих примерах показала преемственность духовных советов, которые давала сестрам схиигумения Евфросиния, от наставлений, полученных в свое время ею у старцев и стариц. Главным в этих советах была заповедь о любви, смирении и неколебимом стоянии за правду Божию. Эту пламенную ревность и любовь к Богу она всеми силами старалась насадить в сердце каждой сестры.

Игумения Екатерина (Чайникова), настоятельница Иерусалимского Кресто-Воздвиженского ставропигиального женского монастыря представила духовный портрет схиигумена Саввы (Остапенко), духовным чадом которого по милости Божией ей посчастливилось быть. Уже более сорока трех лет чада, воспитанные выдающимся подвижником, и множество людей, на которых оказали влияние его книги, чтут его память едва ли не по всему миру – в Печорах и на Афоне, в Грузии и Иерусалиме… Матушка Екатерина в свое время организовала экспедицию по собиранию фактов и свидетельств о жизни и служении отца Саввы. Удивительно, что схиигумен Савва начал изучать богословие, когда ему исполнилось 48 лет. Его стремительный духовный взлет во многом объяснялся тем, что настоящей школой для него всегда были храм и молитва. Сила его молитвы буквально притягивала к нему людей со всех концов страны, но это одновременно ставило его в положение гонимого. «Сосланный» в Псково-Печерский монастырь, он не только ревностно исполнял послушание благочинного, но и развернул там замечательную просветительскую деятельность: написал краткую историю обители, занялся «самиздатом», составляя молитвословы и книжечки поучений, произносил вдохновенные проповеди. Писал и книги о внутренней, духовной жизни – они тоже распространялись в списках и перепечатках и только много позже пришли к читателям в полноценных изданиях. Что касается его многочисленных обидчиков и недоброжелателей, то, как выразилась матушка Екатерина, отец Савва духовно боролся, только не с ними, а за них: называл их своими благодетелями, и для таких людей у него был отдельный помянник.

Доклад настоятельницы Никитского женского монастыря г. Каширы игумении Магдалины (Чекулаевой) «Схимонахиня Ольга (Ложкина) – наследница духовной школы Никитского женского монастыря» стал повествованием о великой подвижнице, трагическими обстоятельствами оторванной от родной обители, насельницей которой она была 28 лет (Никитский монастырь закрыли в начале 1920-х годов). Пять десятилетий в миру матушка Ольга совершала ежедневное служение людям, несла подвиг юродства, нищеты, была преследуема за веру и при этом ревностно хранила свои монашеские обеты. Как сказала игумения Магдалина, схимонахиня Ольга – это добрый плод монашеского воспитания в истинно монашеском духе, посланница Божия нам во спасение. Сестры возрожденной Никитской обители с большим тщанием собирают сведения о жизни и о благодатной помощи по молитвам к матушке Ольге, год назад их трудами была издана книга, посвященная подвижнице.

О замечательном явлении – служении в 1970-е годы тайных женских монашеских общин под руководством старцев участники чтений услышали от иеромонаха Виталия (Морозова), служащего священника Благовещенского женского монастыря села Ожога Липецкой епархии. Доклад «Женские монашеские общины в селах Липецкой области Бурдино, Ожога и в районе Дидубе города Тбилиси» не случайно оказался так широк по географическому охвату, поскольку повествовал о духовных связях старцев Глинской пустыни, которые вынуждены были покинуть свою закрытую обитель и нашли приют в разных местах страны, в том числе в Грузии. Но это были именно те светильники, которые нельзя было скрыть под спудом. Под духовным наставничеством схимитрополита Зиновия (Мажуги), схиархимандрита Виталия (Сидоренко) и их духовных чад схиархимандритов Макария (Болотова) и Серафима (Мирчука) на Липецкой земле возникли тайные монастыри, где проходили школу духовного возрастания не только подвизавшиеся в Бурдине и Ожоге сестры, – к подвижникам регулярно ездила со всех концов страны молодежь, ищущая в Христе и православии смысл жизни. Из этой среды вышли и несколько ныне здравствующих архиереев, и немалое число священников.

Монастырь же в Дидубе, на окраине Тбилиси, был основан схиархимандритом Виталием (Сидоренко), который по благословению владыки Зиновия совершал постриги также во множестве посещавших его молодых людей: постриженицы и постриженики отца Виталия жили в Тбилиси, Таганроге, Новосибирске, Донецке, Сухуми, Перми, Одессе, Воронеже, Донбассе, Сибири, на Дальнем Востоке… Благодаря им в пору церковного возрождения были основаны многие монастыри в самых отдаленных уголках России.

Круглый стол завершило слово митрополита Омского и Таврического Дионисия. Владыка Дионисий поделился своими размышлениями на тему «Духовное руководство как формирование духовной культуры монашествующего». Его Высокопреосвященство интересовало прежде всего то, что касается осуществляющих это руководство. В условиях во многом порушенной преемственности большинство игуменов и игумений, поставленных в годы возрождения во главе монастырей, не обладали ни опытом, ни, тем более, особыми духовными дарами. Преемство существовало – и тому свидетельство сегодняшние выступления на круглом столе, – сказал владыка, но это не отменяет проблемы: очень многие руководители ощущают собственную немощь, вследствие чего или начинают «восхищать божественную власть», нарушая свободу духовного чада, или, напротив, устраняются от ответственности, апеллируя к словам не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос (Мф. 23:8). Выход здесь видится в том, чтобы призвать на помощь смирение и ощутить себя соработниками, содействователями и слугами Божиими. Такое настроение, заметил митрополит Дионисий, – есть начаток успеха, если вы волею Господа поставлены исполнять послушание руководителя. Самое главное – не заслонить Бога своей личностью, и не заслонить от Него свое духовное чадо. Инструмент и условие правильного духовного руководства, как учили святые отцы, – это равная любовь ко всем братьям и сестрам, это желание и умение беседовать, общаться с вверенными тебе людьми и – индивидуальный подход к каждому с учетом особенностей характера и души человека. Владыка также напомнил, что игумен или игумения должны быть не только блюстителями устава, но и, опять-таки в соответствии с мнением святых отцов, источником утешения для братства или сестричества. Преподобный Серафим Саровский говорил, что игумен призван быть для братии и отцом, и матерью. И, конечно, подытожил свое слово митрополит Дионисий, – важнейший «инструмент» духовного руководства – это молитва за своих духовных чад.

Затем Высокопреосвященный владыка зачитал итоговый документ о работе монашеского направления и поблагодарил всех докладчиков и аудиторию чтений.

Участники единодушно выразили благодарность Святейшему Патриарху Кириллу за Первосвятительское благословение на проведение монашеского направления форума, за возможность встречи и совместного обсуждения актуальных вопросов современной монашеской жизни.


Источник: «Монастырский вестник»


Возврат к списку

152