Как привлечь монашествующих к серьезному духовному чтению [+ВИДЕО]

Евпраксия (Инбер), игумения

1а.jpg

Доклад игумении Евпраксии (Инбер), настоятельницы Вознесенского Оршина женского монастыря Тверской епархии, на XXXII Международных Рождественских образовательных чтениях «Православие и отечественная культура: потери и приобретения минувшего, образ будущего», направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 23 января 2024 года).


Ваше Высокопреосвященство, досточтимые отцы и матушки игумении, дорогие братья и сестры!


Тема моего сегодняшнего размышления – как привлечь монашествующих к серьезному духовному чтению. Следует сразу уточнить, что мы будем говорить исключительно о чтении святоотеческих творений, которые уже являются частью Священного Предания Церкви.

В наши монастыри приходят люди совсем разные. Подготовленных к монашеской жизни духовниками не надо уговаривать читать, им в радость любая свободная минута, когда можно взяться за любимую книгу. Но двери обители открыты и для совсем иногда почти невоцерковленных людей, которые, как авва Досифей, приходят со словами «хочу спастись», а навыка чтения серьезных книг у них совсем нет. Вот здесь важно с первых дней сформировать у человека привычку к духовному чтению, это важнейшая забота игумении и старших сестер.

Для начала – потребовать сдать в канцелярию смартфон, который в миру уничтожал у человека все свободное время. Или смартфон, или духовное чтение.

Если новоначальный не навык духовному чтению до монастыря, надо с ним работать, приучать, принуждать даже. Есть души, которые сразу отзываются на этот призыв, а есть иные, с которыми ничего не получается. Встречаются простецы, которых не заставишь ничего читать кроме Евангелия и Псалтири, о таких наш батюшка говорил: «Ну что же, значит, будут труженики». Кто знает, может, они так будут молиться, что по водам пойдут, как в современной притче: «Трое нас и Трое Вас, Господи, помилуй нас». Так что не каждого можем мы в своей духовной немощи привлечь к духовному чтению.

Я как-то давно, по своему тогдашнему максимализму, спросила у архимандрита Наума (Байбородина), зачем принимать в наш тогда еще только начинающийся монастырь таких, казалось бы, духовно ограниченных сестер, а батюшка ответил неожиданно: «А она ведро вынести может? Ну, вот и хорошо, а то сама будешь весь день с ведрами бегать». Тем более в нашем лесном монастыре, где паломники-помощники – большая редкость.

Так как же привлечь только что пришедших в монастырь к духовному чтению?

Святитель Игнатий (Брянчанинов) относит благоговейное чтение поучений о молитве к разновидности умного делания. К духовному деланию привлекает благодать Божия. А наша задача – постараться привлечь Божию благодать. Как? Это тема другого доклада и не для этой высокой аудитории, где каждый знает, что для этого нужно делать, и каждый из нас живет в сокрушении сердца, что мало что у нас получается.

Как говорил архимандрит Наум: в школе учитель всех в классе учит одинаково, но одни отличники, а другие троечники. Человек должен захотеть читать, чтобы это стало ему жизненно необходимо. Когда монахи читают, монашество процветает. Недаром же преподобный Сергий по вечерам обходил свой монастырь и посматривал, чем занимается братия; и если замечал, что брат не молится и не читает, постукивал в окно, приводил человека в чувство.

Под одно крыло собираются люди иногда совсем разные. И к каждому нужен свой подход. К счастью, основные, основополагающие книги так или иначе все слышат за трапезой, многое читается во время Великого поста из года в год на уставных службах: и «Лествица», и «Лавсаик», и труды преподобных Ефрема Сирина и Феодора Студита.

Кроме того, во многих монастырях исполняется благословение нашего старца читать вслух всем вместе святых отцов по вечерам, ежедневно, хотя бы по часу. Интересно, как батюшка остроумно привлекал нас к чтению святителя Иоанна Златоустого. Он как-то мне сказал: «У тебя есть умные сестры? Пусть прочитают все 12 томов святителя Иоанна». Я им это благословение дословно передала, и сразу многие сестры принялись читать том за томом Иоанна Златоустого!

«Если внимательно прочесть все двенадцать томов святителя Иоанна Златоуста, – говорил наш старец, – то у человека меняется ум, и он становится способен воспринимать многие духовные вещи».

«Наш духоносный старец о. Наум, – пишет в своих недавно изданных воспоминаниях преосвященный Гурий (Федоров), епископ Арсеньевский и Дальнегорский, – советовал давать начинающим сразу высокодуховную и аскетическую литературу, и если человек будет стремиться к этому, то у него будет духовный рост. Подобное было и у меня, так как первой книгой, которую я прочитал, были “Слова” Симеона Нового Богослова. Это была очень высокая планка – такая, что до сих пор, преклоняясь перед богословием этого святого и других богодухновенных авторов, осознаешь, насколько ты мелок, низок и убог по сравнению с тем, как жили великие святые, и невольно смиряешься и вдохновляешься на подвиги».

Когда у новоначального душа горит, ему дается и разумение, и важно не упустить это его состояние, пусть пока читает побольше… Трудное время духовного охлаждения потом неизбежно ему предстоит, свои 40 лет пустыни рано или поздно проходит каждый монах; вот тогда и помогут ему навыки духовного чтения, и то, что стяжевала душа благодаря этому благодатному времени.

Конечно, по-разному бывает, с иными возможен путь только от простого к сложному. Это как учить плавать: с одним возишься день за днем, и, бывает, он так и не научится, а другого бросают в воду, а он и поплыл…

И еще – необходимо помнить совет святителя Игнатия (Брянчанинова) начинать чтение святых отцов непременно с молитвы, иначе чтение будет бесполезным. Молитва и привлекает человека к чтению, и умудряет…

Когда мы только приходили в Церковь – я говорю сейчас о тех из нас, кто не вырос в верующей семье, о тех, кто пришел к вере уже в сознательном возрасте, – книг было мало, и они ценились больше. Малодоступность книг вызывала к ним интерес. Когда ползарплаты отдаешь за бледную ксерокопию книги «Старец Силуан», тогда тебя не надо уговаривать читать эту книгу. Я помню, как дала ее прочитать приехавшему из Питера на одни сутки моему знакомому, он прочитал за одну ночь и сказал мне, что к утру стал православным. А теперь при таком изобилии книг такая леность и бесчувствие… Впрочем, удивляться особенно нечему.

Еще митрополит Зиновий (Мажуга) рассказывал: «Когда я пришел в Глинскую пустынь, там еще жили монахи, которые знали наизусть Новый Завет и Псалтирь… А теперь появился новый вид монахов, которые ни разу не прочитали Новый Завет от начала до конца, но зато они в курсе политики и знают, о чем пишут в журналах и газетах. Они, бедные, сами не понимают, что лишили себя богатства монахов – благодати, и проводят жизнь в теплохладности; их ни монахами, ни мирянами не назвать».

Архимандрит Рафаил (Карелин) в своей книге «Встречи с прошлым» рассказывает, как «глинский старец (о. Серафим Романцов) дал Виталию (будущему о. Виталию Сидоренко) книгу “Поучения аввы Дорофея” и сказал, чтобы тот внимательно прочитал ее. Прочитав книгу, Виталий хотел вернуть ее о. Серафиму, но тот сказал: “Прочитай еще раз”. Виталий прочитал, стараясь не пропустить мимо внимания ни одного слова; опять пришел к старцу и сказал: “Я прочитал книгу”. Тот ответил: “Пойди и прочти ее в третий раз”. Виталий прочел ее медленно, повторяя каждую фразу про себя, как бы стараясь запомнить наизусть. Когда он пришел к старцу, то отец Серафим сказал: “Теперь выполняй то, что написано в этой книге”».

В еще одной недавно изданной книге – о жизни архиепископа Костромского и Галичского Алексия (Фролова) – рассказывается о владыке, что «он еще по годам учебы любил работать с книгами, засиживался в читальном зале академической библиотеки. Что-то себе выписывал, потом с другими делился…. Мы времени не упускали – свободных часов у нас не было, т.к. после занятий мы несли еще и многие трудовые послушания. Поэтому каждая минута была на счету. Это и внутренне тебя хорошо трезвит. Праздных разговоров не вели».

«Наставники нас ориентировали не столько на теоретическое освоение материала, сколько на практику духовной жизни, – чтобы изучаемое и нас самих внутренне питало».

«Главной была вовсе не его эрудиция, а то, что он неразвлекательно жил духовной жизнью. Хотя мы и не догадывались, что он окормлялся у старцев. <…> Мы просто видели, что человек молитвенного настроя, всегда сконцентрированный на внутреннем делании, старающийся богослужений не пропускать».

Владыка Алексий убеждал обязательно знать жития святых. «Прошел два круга – т.е. два раза прочитал 12 томов Димитрия Ростовского – считай, что два года Духовной семинарии закончил, – говорил владыка, – это приравнивается». «Старайся не читать книг инославных писателей, хотя бы не находил в них ничего плохого, – говорил одному ученому монаху владыка Алексий (Фролов). – В этих книгах другой, тяжелый дух. Так говорили нам наши старцы».

«Читайте “Древний патерик” и напитывайтесь его духом», – советовал нам отец Наум. Огромное значение придавал наш старец воспитанию навыков духовного чтения у монашествующих.

Для монашествующих, послушников, трудников и, конечно, насельниц женских монастырей отец Наум почитал необходимым получение основных знаний в области богословских наук. В качестве отрицательного примера он нередко приводил дореволюционные монастыри России, где человек мог двадцать или тридцать лет провести на послушании в конюшне или коровнике и так за все эти годы и не узнать даже азов богословия. Таких людей он называл «монастырскими рабами» и в их существовании видел слабость прежней системы устройства иноческих обителей, приведшую к ее сокрушительному падению. Поэтому в монастырях, находившихся под его руководством, непременно проводились занятия, представлявшие собой сокращенный курс семинарской учебной программы. В первую очередь изучался «Катехизис» святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского. Батюшка так ценил эту книгу, что даже настаивал на том, чтобы ряд определений из нее заучивался наизусть. Помимо катехизиса в монастырях и сейчас изучаются догматика, литургика, церковное право, аскетика и другие богословские дисциплины.

В некоторых монастырях батюшка благословлял подробно разбирать «Добротолюбие», читая его вслух и беседуя о прочитанном, причем проводившим эти занятия игуменам или игумениям можно было задавать вопросы в случае встречавшихся сложных для понимания мест. Процесс образования в монастырях был организован вполне серьезно. По мысли старца, одной из важнейших задач восстанавливаемых по всей стране обителей была проводимая ими широкая просветительская деятельность.

Однажды наш старец даже высказался, что теперь для монастырей одной из важных задач является и работа с интеллигенцией. «Если мы сейчас не привлечем к Церкви интеллигенцию, – говорил старец, – то и монастыри наши не устоят!»

Примером тому является и наша не столь давняя история – ведь именно сочувствие интеллигенции к революционным идеям в России конца XIX – начала XX века привело к падению как самого государства, так и большинства церковных учреждений. Причиной же этого во многом стала именно неспособность тогдашних монашеских обителей повлиять на умонастроение образованной части общества. В результате были уничтожены и бóльшая часть монастырей, и значительное число дореволюционной интеллигенции. Не перестававший извлекать уроки из истории, старец стремился в корне изменить подобную ситуацию в наше время, направляя процесс повышения уровня образования в монастырях, а затем через проводимую ими просветительскую работу распространяя православное мировоззрение среди представителей умственного труда.

Тем же целям служила и издательская деятельность, с благословения отца Наума разворачивавшаяся в монастырях с первых же лет их существования.

Основное содержание первых изданных книг составили выписки из трудов святых отцов, посвященных благочестию и молитве, подобранные в виде сотниц – своего рода кратких конспектов, состоящих каждый из сотни изречений или цитат.

Он как-то сам мне рассказал, что, встав в 4 утра, составил вместе с отцом Венедиктом (Пеньковым) – своим духовным другом и учеником, впоследствии наместником Введенской Оптиной пустыни – сотницу из цитат святителя Иоанна Златоустого. Одно перечисление батюшкиных книг с самым кратким их описанием займет несколько страниц печатного текста.

В общей сложности за все эти годы по батюшкиному благословению и под его непосредственным руководством было издано более сорока томов ценнейших книг! По 1000 и более страниц каждый(!) том, посвященный духовной жизни, молитве, умному деланию.

Во многих книгах повторяется работа под названием «Сокровенная жизнь и богопознание по “Добротолюбию”». Это его кандидатская диссертация о внутреннем делании и Иисусовой молитве, написанная им при окончании духовной академии. И старец щедро раздавал своим посетителям увесистые тома, зовущие своим содержанием к тому совершенствованию, к которому он стремился своей многолетней, многотрудной жизнью, а важнейшей составляющей его жизни являлось ежедневное чтение святоотеческих творений.

Стремясь создать для своих чад библиотечку из самых необходимых святоотеческих трудов, отец Наум подготовил к изданию и трехтомный сборник «Аскетика» – своего рода хрестоматию аскетических сочинений, постоянное перечитывание которых способно поддерживать в человеке дух православного подвижничества.

Этот последний сборник, выпущенный уже в 2011 году, стал как бы духовным завещанием старца, всю жизнь глубоко изучавшего аскетическую литературу и желавшего привить любовь к этому деланию и своим духовным детям.

Отец Наум не только сам составлял хрестоматии и сборники святоотеческих сочинений, но, подобно Оптинским старцам, духовно руководил большой работой по переводу и изданию на русском языке целой библиотеки патристической литературы. Его верным и главным помощником в этом деле был выдающийся ученый-патролог Алексей Иванович Сидоров, много лет являвшийся преданным духовным чадом старца.

Алексей Иванович неоднократно отмечал, что, делая переводы или изучая творчество какого-нибудь святого отца, необходимо молиться ему о помощи и вразумлении. Патрология была для него не объектом науки, а предметом его духовной жизни. Он не внешне изучал ее, а внутренне постигал. Это необыкновенно живое, молитвенное отношение к святым отцам во многом было воспринято Алексеем Ивановичем через постоянное духовное общение с непосредственным преемником их опыта, со своим духовным отцом архимандритом Наумом.

А еще батюшка рассказывал, что одним из его первых монастырских послушаний было послушание за свечным ящиком в Троицком храме. Под прилавком у него всегда лежала очередная книга, к чтению которой он обращался в любую свободную минуту, как только иссякал людской поток.

И в более поздние годы жизни отец Наум нередко заставлял себя вставать за час или два до общего подъема, посвящая это время келейной молитве, чтению Священного Писания или творений святых отцов, из которых он и делал выписки, составлял сотницы.

Батюшка прочитывал, просматривал, прорабатывал ежедневно огромные объемы печатного слова. И это при том, что в 5:30 утра он неизменно присутствовал на братском молебне (успев уже к этому времени прочитать 3–5 глав Евангелия!), потом до 12:00–13:00 принимал народ, а вечером непременно каждый день посещал вечернее богослужение!

У батюшки был очень пытливый ум, способный проникать в глубины вещей. Его интересовали все отрасли человеческого знания. Но все это он рассматривал и оценивал с высоты знания церковного, христианского. Он вообще глобально переосмысливал всю историю человеческого бытия и человеческого знания с позиций Божественной истины. Батюшка вскрыл до самых глубин и старался преподать нам это знание, чтобы мы не были безграмотными в этом мире, но имели истинное понимание, правильно оценивали окружающие нас явления и события.

Так жили наши наставники. Но не все могут находиться в постоянном горении духа. «Сон моея лености ходатайствует души моея муку» (Богородичен тропарь по окончании 7-й кафизмы). И бывает, к сожалению, так, что монах, уже прожив в обители долгое время, охладевает к чтению. Как его вновь привлечь к нему?

Прежде всего, нужно понять, почему это произошло.

Часто бывает, что просто из-за усталости и множества послушаний становится сложно нести труд изучения серьезной духовной литературы. Такая проблема может быть разрешена достаточно легко – надо лишь физически отдохнуть.

Сложнее, когда причиной является обмирщение, утрата интереса к духовной жизни вообще. Это уже признак духовного заболевания, которое может привести к самым отрицательным последствиям, вплоть до ухода из обители и нарушения монашеских обетов. Здесь врачевством является, в том числе, и понуждение к чтению, к тому, чтобы лишенная духовной пищи душа вновь напиталась благодатью святоотеческого духа. Имже образом желает елень на источники водныя… (Пс. 41:2).

Когда в России начался упадок монашества? Когда в Синодальный период запретили монахам читать и даже держать в кельях письменные принадлежности. А с просветительской деятельности преподобного Паисия (Величковского), с его стремления вновь открыть инокам богатство святоотеческой мысли началось возрождение монашеской жизни. «Добротолюбие» в славянском переводе преподобного Паисия было настольной книгой и преподобного Серафима Саровского, и оптинских старцев.

Закончим наше сообщение прекрасными словами другого преподобного Паисия, нашего современника – преподобного Паисия Святогорца: «Очень большая польза от различных святоотеческих книг, которые в наши дни издаются, слава Богу, тысячами. В этих книгах можно найти то, к чему ты стремишься, в чем ты нуждаешься. Они – подлинная духовная пища, они безопасно ведут по духовному пути. Однако для того, чтобы они помогли, их должно читать со смирением и молитвой. Святоотеческие книги подобны томографии: подобно тому как на томографии запечатлевается телесное состояние человека, так в духовных книгах – его духовное состояние. В каждом предложении святоотеческих текстов кроется не один, а множество смыслов, которые каждый понимает в соответствии со своим духовным состоянием. <...> для того чтобы уразуметь святых отцов, надо сжать себя, сконцентрировать ум и жить духовно, ибо святоотеческий дух воспринимается только духом. <…> Итак, читайте отцов, хотя бы одну-две строчки в день.

Это витамины, весьма укрепляющие».


___________________

Литература

1. Авва Дорофей, прп. Душеполезные поучения. – М.: Сибирская Благозвонница, 2013.

2. Гурий (Федоров), епископ Арсеньевский и Дальнегорский. Продолжатель дела Сергиева: Воспоминания о дивном лаврском старце архимандрите Науме (Байбородине). – М.: Сибирская Благозвонница, 2022.

3. Достигайте любви. О жизни архиепископа Костромского и Галичского Алексия (Фролова) / Ольга Орлова – М., Изд-во Новоспасского монастыря, 2023.

4. Паисий Святогорец, прп. Слова. Т. II: Духовное пробуждение. – М.: Орфограф, 2020.

5. Поминайте наставников ваших. Архимандрит Троице-Сергиевой лавры Наум (Байбородин) в воспоминаниях современников. – М.: Сибирская Благозвонница, 2019.

6. Рафаил (Карелин), архим. Встреча с прошлым. – М.: Сибирская Благозвонница, 2022.

7. Труженик Божий. Жизнеописание архимандрита Наума (Байбородина) / авт.-сост.: иером. Нектарий (Соколов). – М.: Сибирская Благозвонница, 2022.



Источник: «Монастырский вестник»

145