Влияние виртуальной реальности на сознание человека с позиций христианской антропологии и современной психологии

Ванновская О. В.

72.jpg

Информационные технологии сейчас проникли во все сферы жизни и активно воздействуют на человеческое сознание и личность. Цель статьи кандидата психологических наук Ольги Васильевны Ванновской (Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина) — показать различия в оценке влияния виртуальной реальности на сознание человека в современной психологии и с точки зрения христианской антропологии. Доказывается гипотеза о том, что причина этих различий — в разном понимании сущности, структуры и механизмов сознания в науке и святоотеческом учении. Описываются ключевые подходы к пониманию сознания в нейронауках, в отечественной и зарубежной психологии. Рассматривается христианский подход к сознанию человека, связи с понятиями «свобода», «совесть», «стыд», «долг», «ответственность», «ум», «рассудок», святоотеческое учение о трехуровневой структуре ума, об очищении и хранении ума, об аскетике и практике исихазма как опыте возрастания сознания. Делается вывод о том, что в науке сознание человека связано с деятельностью мозга как субстрата психики, что приводит к его излишнему упрощению и редукции к психике животного. В отличие от этого в христианской антропологии человек — существо не только разумное, но и нравственное, поэтому ему необходимо осознавать смысл своего бытия.


Введение

На сегодняшний день человечество все больше и больше погружается в информационно-электронное пространство. Активно растущие и развивающиеся информационные технологии охватили практически все сферы взаимодействия современного общества. Электронная коммерция, электронные библиотеки, виртуальное общение, онлайн-обучение, онлайн-игры, работа онлайн — все это формирует некую виртуальную среду, в рамках которой возникает много новых духовных и психологических проблем.

Рассматривая виртуальную среду как часть макросоциума и как фактор становления и развития личности, можно заметить появление новых интересов, мотивов, целей и установок у людей, находящихся в этой среде. Постоянная включенность человека в виртуально-информационную среду оказывает влияние на формирование его сознания. В результате человек приобретает определенные личностные особенности, которые необходимы ему для осуществления активности в этой среде. Это подтверждается различными исследованиями, о которых речь пойдет далее. Однако такие работы чаще всего носят односторонний характер, т. е. рассматривают проблему с точки зрения отдельных научных дисциплин на фоне отсутствия комплексных и интегративных исследований.

Анализ литературы показал, что понятие «сознание» — одно из самых многозначных и неопределенных в современной науке, в то время как понимание природы и свойств человеческого сознания с точки зрения христианского мировоззрения достаточно полно и глубоко описано в святоотеческом наследии. Более того, это понимание уходит корнями в Священное Писание, в частности очень много о сознании человека говорится в Соборных посланиях. В наследии христианских авторов содержится не только описание природы, структуры и действия сознания человека, но также описан последовательный путь очищения и хранения ума как условие освобождения от греха и приобретения добродетели.

О том, что взаимодействие человека с виртуальной информационной средой оказывает воздействие на формирование и развитие его сознания, достаточно много написано в современной научной литературе. В отечественной научной литературе эти положения представлены в трудах Е. А. Авдеевой, Н. Я. Безбородовой, А. Ш. Габдуллиной, А. В. Голубинской, А. И. Гордина, Д. С. Гнедых, О. А. Корниловой, Н. С. Крамаренко, Т. А. Нестик, А. А. Орлова, Г. У. Солдатовой, Е. В. Поликарповой, Е. И. Рассказовой, В. М. Розина и других авторов. Эта проблематика активно развивается также и зарубежными исследователями. М. Вайгель и К. Хейккинен (M. Weigel и K. Heikkinen)[1] обратились к проблеме материальных основ формирующегося сознания в эпоху цифровых медиа. М. Свингл (M. Swingle)[2] и Дж. У. Смолл (G. W. Small)[3] экспериментально исследовали изменения в нейрофизиологии человека в процессе применения виртуальных информационных технологий.

Цель данной статьи — сравнить подходы к исследованию влияния виртуальной реальности на сознание человека в современной психологии и христианской антропологии. Гипотеза исследования: оценка влияния виртуальной реальности на сознание человека с позиции современной психологической науки и с позиции христианской антропологии и психологии значительно различаются, так как само понятие «сознание» в науке и святоотеческом учении трактуется по-разному. В работе использованы теоретические методы исследования: анализ, синтез, сравнение, методы классификации, дифференциации и сопоставления.


Понятие о сознании в современной психологии и христианской антропологии

Сегодня вопрос понимания сущности и механизмов сознания поставлен перед многими отраслями научного знания, однако единого определения сознания не существует даже внутри какой-то одной из научных дисциплин, в частности психологии и психофизиологии.

В науке сознание чаще всего определяется через функции, которые оно выполняет. Так, нейрофизиолог Х. Дельгадо[4] еще в 60-е гг. прошлого века представлял сознание как группу процессов, происходящих в нервной ткани, вызванных внутренними (интрапсихическими) и внешними (экстрапсихическими) причинами. Современные нейронауки, такие как нейробиология, нейрофизиология, нейропсихология, изучают связи сознания и мозга и то, как сознание реализуется деятельностью нейронов. Когнитивные науки изучают возможности моделирования процессов сознания и создания искусственного интеллекта. Этот подход сфокусирован на процессах и механизмах обработки информации, на высших психических функциях (прежде всего мышления). Психофизиолог Е. Н. Соколов определяет сознание как «поток личных (субъективных) переживаний: смену образов, мыслей, намерений и чувств»[5] и считает, что «сознание, возникающее в мозговых структурах, является сугубо личным достоянием, недоступным постороннему наблюдателю»[6]. Также в психологии есть представление о сознании как о результате обучения, общения и трудовой деятельности человека в социальной среде. В этом смысле сознание есть «общественный продукт».

В целом материалистические представления современной науки о сущности сознания исходят из трех основных допущений:

● сознание — функция мозга;

● сознание — форма активного отражения действительности на основе практики и опыта;

● сознание является продуктом общественно-исторического развития.

Нельзя не заметить очевидной ограниченности этих представлений, поскольку они исходят из материалистического понимания сущности сознания и психики как свойства мозга человека или как продукта трудовой деятельности.

Несколько иной взгляд на психику человека представляет М. М. Решетников, говоря о нематериальной природе психики и обосновывая свое представление о мозге как о биологическом интерфейсе: «Мозг и психика — это две, хотя и взаимосвязанные, но принципиально различные системы. Мозг — это материальная структура, на основе которой реализуется психика, а психика — как специфический вариант информационных процессов в биологической системе — нематериальна»[7]. Однако автор все равно приходит к мысли, что «материя первична и субъект первичен, а сознание вторично, ибо сознание возникает только в социуме как информационная (нематериальная) структура. Эта структура не может существовать без субъектов, передающих и воспринимающих информацию»[8].

В христианской психологии и антропологии[9] сознание человека имеет божественное происхождение, оно тесно связано со свободой, и вместе они представляют собой наиболее важные свойства человеческого духа[10]. С. Л. Франк в работе «Душа человека. Опыт введения в философскую психологию» (1917) писал, что «слово “сознание”, которое, на первый взгляд, все понимают одинаково, т. е. относят к одному и тому же кругу явлений, в действительности есть одно из самых многозначных и неопределенных слов человеческого языка»[11]. Понятие «сознание» рассматривается в нравственном богословии в контексте с понятиями «стыд», «совесть», «долг», «ответственность»[12]. О тесной связи сознания и совести пишет Иоанн Лествичник: «Сознание же есть порождение совести»[13]. Внутренняя сущность сознания, согласно христианской антропологии, должна реализоваться через осознание своих грехов и покаяние. Покаяние в грехах невозможно без их осознания, поэтому вся аскетика и практика исихазма — это опыт возрастания сознания[14]. Сознание связано также с внутренним чувством, целомудрием и благодатью.

В христианстве понятие «сознание» также тесно связано с такими понятиями, как «ум», «разум», «рассудок» и «мышление», при этом принято разделение ума на три уровня[15]:

1) «инстинктивный», наиболее простой ум — рассудок;

2) средний — логический ум;

3) высший — благодатный ум («ум Христов»).

По слову апостола Павла, христиане имеют ум Христов (см.: 1 Кор 2. 16), или благодатный ум. Современная психология не имеет аналогов этому виду ума.

Логический ум — это умозаключения, аналогии, понятия, суждения и т. д., он направлен прежде всего на внешний мир и при помощи своих абстракций пытается его анализировать, находить некоторые формально-логические закономерности. В современной психологии он имеет такой аналог, как абстрактно-логическое мышление.

Рассудок еще больше, чем логический ум, связан с этим миром. Что у него перед глазами, тем он и занят. Аналогия этого вида ума в современной психологии — наглядно-действенное и наглядно-образное мышление.

В Новом Завете говорится, что ум человека, так же как и все его существо, требует охранения, очищения и обновления: «Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая» (Рим 12. 2). Вместе с очищением ума необходимо его постоянное и правильное хранение: «Люди в своих действиях по большей части противоречат сами себе! берегут глаза свои, чтоб не засорились, а ума — этого ока души — отнюдь не думают беречь, засоряют всевозможным сором... Если ум собьется с пути истинного, — вся жизнь человека делается заблуждением»[16]. Хранение ума — это целостная задача, состоящая из нескольких этапов: 1) отсечение лишней внешней информации (хранение органов чувств); 2) внутренняя борьба с ложными мыслями и идеями (отсечение помыслов или прилогов); 3) собирание ума (необходимо для молитвы и достигается при помощи Божественной благодати); 4) усвоение евангельского образа мысли (через понимание и усвоение церковного учения); 5) изменение и перемена самого ума («метанойя», покаяние). Причем «метанойя» (в переводе с греческого «перемена ума») — это не только эмоциональное переживание, но и осознание своих грехов, очищение мыслей, обретение христианского мировоззрения.

В контексте темы данной статьи следует отметить, что современному человеку есть от чего хранить свой ум: музыка, реклама, радио, телевидение, интернет — все направлено к тому, чтобы у человека не было ни минуты тишины. Многие молодые люди не могут прожить без гаджетов с наушниками ни одного часа. Они постоянно подвергают свой ум воздействию внешних стимулов, образов, убегая от своих собственных проблем, идущих изнутри. Но при этом сами эти проблемы не только не решаются, но и не осознаются. Кроме того, у юношества формируется привычка оценивать свой внутренний мир как явление негативное, мешающее «нормальной» жизни.

Далее сравним отношение к сознанию и бессознательному в христианстве и современной науке. Для психологии сознание по своей природе есть небольшой островок посреди океана бессознательного, или, согласно другой метафоре, только верхушка айсберга. Разные побуждения и импульсы приходят из бессознательного и управляют сознанием. С этой точки зрения человек управляется инстинктами и по сути лишается свободы воли и выбора. Этого понимания структуры, механизмов и соотношения сознания и бессознательного придерживаются не все направления современной психологии, а преимущественно психоаналитические и другие психодинамические теории.

В христианской антропологии неразумная или бессознательная часть души не является ее природным естественным состоянием, а считается следствием первородного греха, т. е. она не первична, а вторична и образована позднее. Так, Тертуллиан писал, что природным должно считаться такое разумное, которое дано душе изначально разумным Творцом. Неразумное же надо мыслить как нечто более позднее, произошедшее по внушению змия. «Проникновение греха в мир произошло из-за диавола, всякий же грех — неразумное; итак, неразумное — от диавола, от которого и грех, чуждый Богу, Которому чуждо все неразумное»[17].

Таким образом, в христианстве отношение разумно-сознательного и неразумно-бессознательного практически обратно тому, что можно почерпнуть из современной психологии как науки. Психоанализ же, открыв опытным путем факт подчинения сознания бессознательному, не объяснил причины этого явления (искажение человеческой природы грехопадением), а также не предложил реальный путь его преодоления (очищение от греха).


Особенности влияния виртуальной реальности на сознание человека

Термин «виртуальная реальность» был предложен в 1984 г. американским ученым Джароном Леньером (Jaron Lanier), создателем научно-исследовательской фирмы VPL Research Corporation в Калифорнии, которая занималась разработкой систем виртуальной реальности. Термином «виртуальная реальность» сегодня обозначают новое направление развития информационных технологий, которые позволяют создавать у людей иллюзию наблюдения и даже ощущения некоторого искусственного мира, создаваемого при помощи средств информатики и кибернетики[18].

Другими словами, виртуальная реальность — это искусственно создаваемый человеком мир, в который он сам может проникать и как бы существовать в нем какое-то время, испытывая при этом комплекс ощущений, знакомых ему по реальному миру или же переживаемых впервые.

Понятие «виртуальная реальность» можно рассматривать в широком и в узком смысле. В узком смысле — это использование интерактивной компьютерной графики в реальном масштабе времени. Это создает у человека ощущение «погружения» в виртуальное пространство и дает ему возможность самому манипулировать объектами в этом пространстве. Достигаются эти эффекты путем комплексного воздействия на психику человека через зрительные и слуховые каналы, вестибулярный аппарат и тактильное восприятие. В широком смысле виртуальной реальностью можно назвать любое обращение к компьютерным устройствам, интернету и современным средствам связи. Тогда к виртуальной реальности можно отнести социальные сети, компьютерные игры, в том числе в режиме реального времени, обучение через различные онлайн-платформы и т. д.

Поток информации, который человек получает посредством гаджетов, несравним по интенсивности, интересности, многовариантности и непредсказуемости ни с чем в реальном мире. Активно взаимодействуя с гаджетами, мозг человека привыкает к такому режиму, в организме постоянно вырабатывается адреналин и дофамин, а мозг привыкает к этой дозе как к допингу и требует в дальнейшем все новой и новой информации из виртуальной среды. И в отечественных, и в международных реестрах заболеваний экранная зависимость отнесена к адреналиновой нехимической зависимости. Как и любая зависимость, мания постоянного присутствия «онлайн» имеет нейрохимическую природу и представляет собой вознаграждающие эффекты за совершенные действия, выраженные активностью нейромедиаторов и нейрогормонов.

Зарубежные авторы первыми предположили, что виртуальная реальность оказывает негативное влияние на сознание человека. М. Шпитцер (М. Spitzer) утверждает, что компьютеры — это машины, которые мешают обучению, вызывают плохую успеваемость и дефицит внимания. Неконтролируемое использование информационных технологий и постоянная многозадачность приводят к стрессу, на фоне которого у человека развиваются серьезные проблемы со здоровьем. В итоге формируется так называемая «цифровая деменция»: патологическая зависимость человека от гаджетов и неспособность без доступа в интернет самостоятельно решать какие-либо бытовые или интеллектуальные задачи. По мнению М. Шпитцера, это разрушает нервные клетки, сильно ухудшает качество жизни и приводит к ранней смерти[19].

Отечественные ученые также говорят о том, что виртуальная реальность может приводить к «когнитивной перегруженности», расстройствам внимания, снижению критичности мышления, нарушению речи, деформации познавательных функций, утрате когнитивных навыков, изменению самого процесса мышления и переработки информации, повышенной утомляемости и нервно-психическому истощению[20]. Эти явления в научной литературе чаще всего связывают с электромагнитным излучением и длительностью времени, проводимого в цифровом пространстве.

Есть и противоположная позиция: так, М.-Х. Лин, Х.-С. Чен и К.-С. Лю (M.-H. Lin, H.-C. Chen и K.-S. Liu) приводят результаты исследования влияния цифрового обучения и делают вывод о положительном влиянии цифровизации на мотивацию и результаты обучения, дают оптимистичный прогноз по поводу дальнейшего развития цифрового обучения[21]. В отечественной психологии также есть исследования, подтверждающие положительное влияние цифрового обучения на когнитивную сферу за счет активизации разных форм восприятия, развития образного мышления и креативности, образной памяти и способности удерживать внимание за счет наглядности информации и визуализации[22].

Интересный результат получили ученые из Колумбийского университета: активным пользователям виртуальной информационной среды свойственно не столько запоминать информацию, полученную из глобальной сети, сколько запоминать место в киберпространстве, откуда эту информацию можно извлечь[23].

Наиболее сильное и даже опасное для психики человека воздействие оказывают «глубокие» системы виртуальной реальности по типу тренажерных систем. Так, например, при использовании тренажерных систем в течение более чем 15 минут у многих операторов возникали симптомы, аналогичные сильному алкогольному опьянению: тошнота, головная боль, потеря координации и другие расстройства двигательных и физиологических функций[24]. А все более широкое распространение этих технологий в индустрии развлечений может привести к последствиям, сопоставимым с химической зависимостью.

Также стоит прислушаться к идее о том, что тотальная цифровизация повлияет на ценности и нормы поведения человека, его способность находить в информации общечеловеческие гуманистические смыслы; что «с помощью специального нейроинтерфейса в образовании <...> можно запустить механизмы трансгуманизма в человеческом обществе с целью изменения самой природы человека»[25].

Таким образом, научные исследования с одной стороны говорят о том, что информационные технологии могут стать позитивным фактором интеллектуального развития человека, а с другой стороны, могут привести к когнитивным нарушениям, утрате человеком способностей к систематизации опыта и целеполагания, к неадекватной оценке последствий своих действий, формированию экранной зависимости, а в более широком смысле — к дегуманизации сознания человека и искажению его природы.

Если же посмотреть на проблему влияния виртуальной реальности на сознание человека с точки зрения христианской антропологии, то, опираясь на святоотеческое учение, можно заключить, что:

● виртуальная реальность стирает грань между реальным и воображаемым миром, тем самым усиливая чувство неопределенности как внешнего, так и внутреннего мира, лишает их единства, упорядоченности и целостности;

● находясь в пространстве виртуальной реальности, сознание человека становится зависимым от искусственной внешней среды и лишается своей подлинной свободы, тем самым теряя такие существенные свойства духа, как осознанность и свобода, имеющие Божественную природу;

● многие источники виртуальной реальности лишают человека целомудрия и увлекают в бездну греховных страстей, стимулируя чревоугодие, блуд, зависть, агрессивные наклонности человека посредством рекламы, распространения эротических и порнографических материалов, пропаганды насилия и экстремизма, делая зло привлекательным и доступным;

● при взаимодействии с виртуальной реальностью сознание человека находится под воздействием искусственной стимуляции органов чувств, что дает пищу для нескончаемого возникновения разного рода помыслов;

● виртуальная реальность способна лишить человека благодати, привести к помрачению ума и лишить его возможности сохранить трезвенный ум; пребывая в виртуальной реальности, человек привыкает к искаженному пониманию цели и смысла своего существования, лишается возможности осознания своих грехов, тем самым отдаляясь от покаяния и исповеди, что препятствует спасению души;

● увлекаясь виртуальным миром, человек теряет большое количество времени своей жизни на бесцельные занятия и вместо духовного роста приходит к духовному опустошению и деградации;

● виртуальная реальность в большинстве случаев не дает пищи для благодатного ума, что приводит к его редукции, примитивизируя сознание и самосознание человека.


Заключение

Резюмируя отличия между пониманием сознания в современной науке и в святоотеческом учении, можно отметить следующее:

в науке делается акцент на когнитивный, логический процесс познания себя и мира, этот процесс связывается непосредственно с деятельностью мозга как субстрата психики; этим само сознание человека лишается свободы от инстинктов и физиологических процессов нервной системы, а человек и его сознание излишне упрощается, редуцируется и по сути не дифференцируется от психики животного;

в христианской антропологии и психологии человек — существо не только разумное, но и нравственное, поэтому человеку необходимо осознавать смысл своего бытия, его высшую цель и предназначение; как существо нравственное, человек обладает способностью отличать нравственные действия от безнравственных, сознавать личную ответственность за свои мысли, желания, слова и поступки; христианское сознание подразумевает точное знание человеком цели своей земной жизни (избавление от грехов, единение с ближними, уподобление Богу, наследование Царства Небесного);

наука и христианство по-разному отвечают на вопрос о соотношении сознательного и бессознательного: если в психологии бессознательное первично, то для христианской антропологии сознание первично и дано душе человека изначально;

если естественное личностное сознание развивается по мере физического взросления человека, то христианское сознание развивается по мере возрастания духовного; рассматривать влияние виртуальной реальности на сознание человека необходимо не только с позиции современной науки, но и в системе координат христианского мировоззрения.

Технологии виртуальной реальности являются, по-видимому, самыми мощными средствами психологического воздействия на людей. В информационном обществе они получили широкое применение в самых различных сферах социальной жизни и могут в дальнейшем использоваться во благо. Однако помимо позитивных возможностей, эти технологии таят в себе также серьезную опасность для физического и психического здоровья человека. Именно поэтому развитие технологий виртуальной реальности и их практическое использование должно стать предметом особого внимания со стороны ученых, психологов, медиков, а также со стороны властных структур общества. Результаты анализа поставленной в теме исследования проблемы позволили сделать вывод о том, что оценка влияния виртуальной реальности на сознание человека с позиции современной психологической науки и с позиции христианской антропологии и психологии действительно различны, что подтверждает гипотезу исследования. Современная наука описывает целый спектр негативных влияний виртуальной реальности на сознание человека, но она не учитывает христианский взгляд на сознание человека и тем самым недооценивает последствия его взаимодействия с виртуальной реальностью.


Список литературы

1. Авдеева Е. А., Корнилова О. А. Влияние цифровой электронной среды на когнитивные функции школьников и студентов // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2022. Т. 21. № S3. С. 43–50.

2. Безбородова Н. Я. Влияние компьютерных технологий на когнитивные процессы школьников // International Journal of Medicine and Psychology. 2020. Т. 3. № 2. С. 109–113.

3. Лука (Войно-Ясенецкий), свт. Дух, душа и тело. М., 2006.

4. Габдуллина А. Ш. Влияние цифровизации на когнитивные функции обучающихся в вузе в рамках иноязычного обучения // Педагогика. Вопросы теории и практики. 2022. Т. 7. Вып. 4. С. 395–403.

5. Гордин А. И., Гордина О. В. Трансгуманизм как следствие возможной тотальной цифровизации образования (опыт психолого-педагогического анализа) // Педагогика. Вопросы теории и практики. 2021. Т. 6. № 4. С. 537–547.

6. Дельгадо Х. Мозг и сознание. М., 1971.

7. Зенько Ю. М. Основы христианской антропологии и психологии. СПб., 2007. URL: https: //www.xpa-spb.ru /3/basic.html (дата обращения: 22.05.2023).

8. Игнатий (Брянчанинов), свт. Письмо 205 // Творения: в 7 т. Т. 7: Избранные письма. URL: http: //брянчанинов.рф /tom7 /205.shtml (дата обращения: 22.05.2023).

9. Иоанн Лествичник, прп. Лествица. М., 2001.

10. Крамаренко Н. С. Проблемы «цифровой потребности» и информационной перегруженности обучающихся поколения Z // Педагогика. 2020. № 4. С. 37–42.

11. Пестов Н. Е. Современная практика православного благочестия: в 4 кн. СПб., 1994-1996.

12. Платон (Игумнов), архим. Православное нравственное богословие. Сергиев Посад, 2006.

13. Решетников М. М. Теория нематериальной природы психики, 2017. URL: https: //psy.su /mod_files /additions_1 /fle_file_additions_1_6879.pdf (дата обращения: 22.05.2023).

14. Соколов Е. Н. Очерки по психофизиологии сознания / под ред. Е. Д. Шехтер. М., 2008.

15. Солодкина Е. А. К определению понятия виртуальная реальность // Вестник РУДН. Серия Философия. 2004. № 1. С. 189–196.

16. Технологии виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития / под ред. Н. А. Носова. М., 1996.

17. Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. М., 1996.

18. Хоружий С. С. К феноменологии аскезы. М., 1998.

19. Lin M.-H., Chen H.-C., Liu K.-S. A Study of the Effects of Digital Learning on Learning Motivation and Learning Outcome // Eurasia Journal of Mathematics, Science and Technology Education. 2017. Vol. 13. Issue 7. P. 3553–3564.

20. Small G. W., Moody T. D., Siddarth P., Bookheimer S. Y. Your Brain on Google: Patterns of Cerebral Activation During Internet Searching // American Journal of Geriatric Psychology, 2009. Vol. 17. Issue 2. P. 116–126.

21. Sparrow B., Liu J., Wenger D. M. Google Effects on Memory: Cognitive Consequences of Having Information at our Fingertips // Science. 2011. Vol. 333. № 6043. P. 776–778.

22. Spitzer M. Digital Demenz: Wie wir uns und unsere Kinder um den Verstand bringen. URL: www.researchgate.net /publication /265092600_Digitale_Demenz (дата обращения: 24.03.2023).

23. Swingle M. i-Minds: How Cell Phones, Computers, Gaming, and Social Media are Changing our Brains, our Behavior, and the Evolution of our Species. OR (USA): Inkwater Press.

24. Weigel M., Heikkinen K. Developing Minds with Digital Media: Habits of Mind in the YouTube Era [The Developing Minds with Digital Media Project] // GoodWork Project Report Series. № 51. Harvard University.


hr.svg.png


Примечания


[1] См.: Weigel M., Heikkinen K. Developing Minds with Digital Media: Habits of Mind in the YouTube Era [The Developing Minds with Digital Media Project] // GoodWork Project Report Series, № 51. Harvard University. P. 75.

[2] См.: Swingle M. i-Minds: How Cell Phones, Computers, Gaming, and Social Media are Changing our Brains, our Behavior, and the Evolution of our Species. OR (USA): Inkwater Press, 2016. P. 240.

[3] См.: Small G. W., Moody T. D., Siddarth P., Bookheimer S. Y. Your Brain on Google: Patterns of Cerebral Activation During Internet Searching // American Journal of Geriatric Psychology. 2009. Vol. 17. Issue 2. P. 116–126.

[4] См.: Дельгадо Х. Мозг и сознание. М., 1971.

[5] Соколов Е. Н. Очерки по психофизиологии сознания / под ред. Е. Д. Шехтер. М., 2008. С. 12.

[6] Там же. С. 11.

[7] Решетников М. М. Теория нематериальной природы психики. URL: https: //psy.su /mod_files /additions_1 /fle_file_additions_1_6879.pdf (дата обращения: 22.05.2023).

[8] Там же.

[9] См.: Зенько Ю. М. Основы христианской антропологии и психологии. СПб., 2007. URL: https: //www.xpa-spb.ru /3 /basic.html (дата обращения: 22.05.2023).

[10] См.: Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. М., 1996.

[11] Цит. по: Зенько Ю. М. Указ. соч.

[12] См.: Платон (Игумнов), архим. Православное нравственное богословие. Сергиев Посад, 2006; Лука (Войно-Ясенецкий), свт. Дух, душа и тело. М., 2006.

[13] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. М., 2001. С. 218.

[14] См.: Хоружий С. С. К феноменологии аскезы. М., 1998.

[15] См.: Пестов Н. Е. Современная практика православного благочестия: в 4 кн. СПб., 1994–1996.

[16] Игнатий (Брянчанинов), свт. Письмо 205 // Творения: в 7 т. Т. 7: Избранные письма. URL: http: //брянчанинов.рф /tom7 /205.shtml (дата обращения: 22.05.2023).

[17] Цит. по: Зенько Ю. М. Указ. соч.

[18] См.: Солодкина Е. А. К определению понятия виртуальная реальность // Вестник РУДН: Серия Философия. 2004. № 1. С. 189–196.

[19] См.: Spitzer M. Digital Demenz: Wie wir uns und unsere Kinder um den Verstand bringen. URL: www.researchgate.net /publication /265092600_Digitale_Demenz (дата обращения: 24.03.2023).

[20] См.: Авдеева Е. А., Корнилова О. А. Влияние цифровой электронной среды на когнитивные функции школьников и студентов // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2022. Т. 21. № S3. С. 43–50; Габдуллина А. Ш. Влияние цифровизации на когнитивные функции обучающихся в вузе в рамках иноязычного обучения // Педагогика. Вопросы теории и практики. 2022. Т. 7. Вып. 4. С. 395–403; Крамаренко Н. С. Проблемы «цифровой потребности» и информационной перегруженности обучающихся поколения Z // Педагогика. 2020. № 4. С. 37–42.

[21] См.: Lin M.-H., Chen H.-C., Liu K.-S. A Study of the Effects of Digital Learning on Learning Motivation and Learning Outcome // Eurasia Journal of Mathematics, Science and Technology Education. 2017. Vol. 13. Issue 7. P. 3553–3564.

[22] См.: Безбородова Н. Я. Влияние компьютерных технологий на когнитивные процессы школьников // International Journal of Medicine and Psychology. 2020. Т. 3. № 2. С. 109–113.

[23] См.: Sparrow B., Liu J., Wenger D. M. Google Effects on Memory: Cognitive Consequences of Having Information at our Fingertips // Science. 2011. Vol. 333. № 6043. P. 776–778.

[24] См.: Технологии виртуальной реальности. Состояние и тенденции развития / под ред. Н. А. Носова. М., 1996.

[25] Гордин А. И., Гордина О. В. Трансгуманизм как следствие возможной тотальной цифровизации образования (опыт психолого-педагогического анализа) // Педагогика. Вопросы теории и практики. 2021. Т. 6. № 4. С. 539.


Источник: Ванновская О. В. Влияние виртуальной реальности на сознание человека с позиций христианской антропологии и современной психологии // Вестник ПСТГУ. Серия IV: Педагогика. Психология. 2023. Вып. 70. С. 90-102. DOI: 10.15382/sturIV202370.90-102


Источник: Богослов.Ru

148