«Святой Архипелаг». Фильм о жизни Соловецкой обители

Bapt.jpg

В марте 2023 года на 44-м Международном московском кинофестивале состоялась премьера фильма «Святой Архипелаг» о жизни Соловецкой обители. Он стал лучшей документальной лентой и получил приз «Серебряный Святой Георгий».

Ничего подобного не было за всю историю кинофестиваля. Меньше, чем за год фильм собрал более 30-и наград, включая почти все главные российские и 17 международных. Кинокартина завоевала призы в Италии, Греции, Сербии, Индии, Америке, Сингапуре и даже Королевстве Бутан.

О том, что такое Соловки, как живет Спасо-Преображенская Соловецкая обитель и как снимался «Святой Архипелаг», в рамках цикла уникальных лекций о русских монастырях, рассказал кинорежиссер Сергей Дебижев: «Мы сделали большую, как мне кажется, серьезную и важную картину, приложив максимум усилий и весь свой потенциал, – отметил режиссер. – Фильм, который получился в результате, – это значительно больше того, что мы предполагали».

А начиналось всё с того, что много лет назад у Сергея Дебижева появилась идея – собрать все самые значимые и важные места в России и сделать о них фильм. «С этой идеей я носился лет 20 и стучал во все двери. В итоге решил, что буду всё делать постепенно, по кускам. Вот сначала сделал фильм о Петербурге, потом о святых местах Крыма «Крым небесный». В Соловецкую обитель мы с киногруппой приехали по благословению Святейшего Патриарха Кирилла», – рассказал Сергей Дебижев. Он абсолютно уверен, что без погружения в монастырскую жизнь невозможно делать картину об обители. На Соловках внешний мир просто перестает существовать. «Я пытаюсь вспомнить себя до Соловков и... не могу, – констатирует создатель фильма. – Настолько тебя меняет это место, что ты даже уже не помнишь, кем ты был прежде. Если ты не приехал туда без цели и с какими-то своими туристическими мечтаниями, а совершаешь духовное путешествие, то ты оказываешься в некоем пересечении: по горизонтали – далеко от всего и в Вечности, которая по вертикали. И вот в этом перекрестье находится всё твое существо, твоя душа и ты вдруг начинаешь там существовать, забывая, что есть какие-то дела, обязанности, другая жизнь. Особенно если ты приехал не на пару дней, проделав при этом определенный путь или по воде, или по воздуху зимой. И конечно, невозможно прочувствовать полностью это место, не зная его истории».

Основанный в 1436 году на далеких «краесветных» островах Белого моря, Соловецкий монастырь со временем стал одним из самых известных и почитаемых в России.

Труды соловецких монахов превратили языческий край в средоточие Православия на Русском севере. Глубоко почитаемы имена основателей монастыря преподобных Зосимы, Савватия и Германа, Анзерских чудотворцев Елеазара и Иова, а также святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси, который, почти 30 лет прожив в Соловецком монастыре – 18 из них в качестве настоятеля, – много сделал для его укрепления и процветания. Став митрополитом, святитель Филипп смело выступил против злодеяний опричнины и принял мученическую кончину. Из соловецких пострижеников вышли два патриарха – Иоасаф I (1634–1641) и Никон (1652–1658), шесть митрополитов.

По словам создателя фильма, Сергея Дебижева, совершенно удивительно, но на Соловках нет ни опасных животных, ни змей... И до начала революционного лихолетья кровь там не проливалась.

Нельзя не сказать про времена раскола, когда соловецкие монахи отказались подчиняться патриарху Никону и сказали, что будут хранить веру отцов. Туда были посланы стрельцы, чтобы выполнить повеление царя Алексея Михайловича Тишайшего – покорить обитель. Осада продолжалась два года. Но даже когда стрельцы в результате предательства всё же прорвались в обитель, то никого не казнили на острове.

Древние стены монастыря выдержали нападение с моря англо-французской эскадры во время Крымской войны. Вся эта история высечена на переговорном гранитном камне, который и сегодня можно там увидеть. В конце XIX и начале XX-го веков стало понятно, что из Соловков можно попытаться сделать «невидимый град Китеж», некую модель Святой Руси. И туда начали внедрять новые технологии. Там появилась очень современная по тем временам гидроэлектростанция, монахи прорыли все эти каналы. На Соловках была налажена такая жизнь, что могла бы быть примером для всей страны. Это была как будто вся Святая Русь в миниатюре.

«Миниатюра относительная, конечно, – отмечает создатель киноленты, – потому что, когда стоишь перед стенами монастыря и его башнями и видишь гранитные валуны размером с внедорожник, то не понимаешь, как это всё можно было построить. Человеческими усилиями это не могло быть сделано, тем более что эти валуны и камни не лежали в этом месте, их нужно было как-то доставить. И вся эта система каналов, которая тоже выложена валунами, и все эти дамбы... То есть Соловки представляют собой необъяснимое явление. Нельзя туда поехать с какими-то недуховными планами или чтобы просто поглазеть. Нужно понимать, что там идет молитва за нас всех, за весь мир. И эта молитва не прекращается.

Есть такой взгляд на монашескую жизнь, что монахи – это люди, которые не справились с обыкновенной жизнью, не смогли приспособиться, поэтому они ушли в монастырь, но ничего подобного. Это невероятно «продвинутые» люди, которые полностью в курсе всего, что происходит в мире, которые считают венцом своей миссии приход в монастырь. Ведь и в Древней Руси многие государственные деятели заканчивали жизнь в монашеском постриге».

Съемочный процесс оказался сложным и долгим (на создание фильма ушло два года), но невероятно интересным. «Соловецкий монастырь» – это самая северная, и жизнь там очень суровая. Мы жили за стенами монастыря, но мы вкусили все тяготы, стояли на длинных ночных службах, ели в трапезной, спали на досках, – рассказал кинорежиссер. – Когда там находишься, то всё это не в тягость. Для меня лично понимание Вечности пришло на Соловках. Я теперь знаю совершенно определенно, что она есть! А Соловки – это подвиг. Решение любого человека отправиться на Соловки и стать монахом – это подвиг. Праздного времяпрепровождения у монахов практически нет. И делают они всё невероятно быстро, слаженно и профессионально. Один из монахов, за которым зритель следит в картине, был иноком Михаилом, а в конце фильма он принял постриг и стал монахом Маркелом. И этот постриг нам разрешили снять. Здесь очень суровые природные условия, определенный микроклимат, длинная и темная зима. А вот короткое и светлое лето – настоящий рай для оператора. И вообще – это райское место». Но съемочный процесс был все же нелегким.

«Сначала мы с эдаким кинематографическим задором думали, что как-то всё легко и снимем, – улыбается Сергей Дебижев. – Но ничего у нас не получалось вообще. Направить там ситуацию для своих целей невозможно. И только когда стало ясно, что нужно отдать себя на волю Божественного Провидения и ждать, когда Он скажет Свое слово – это единственный способ общения с этим местом – тогда всё сдвинулось с места. И в процессе разговора с владыкой-наместником монастыря стало понятно, что мы хотим сделать некое серьезное произведение, которое будет иметь значение. И тогда монастырь стал за нас молиться, владыка дал нам монахов в помощь, и мы получили сразу же всё. И всё сразу стало происходить само собой – солнце восходить, когда было нужно, природные явления благоприятствовать, и мы оказывались в тех местах, в которых должны были оказаться... На Соловках ты постоянно находишься в состоянии очарованного странника – в состоянии духовного восторга от всего. Они там как будто под каким-то незримым куполом. Ощущение, что святость здесь находится в какой-то густой концентрации».

Среди многочисленных вопросов тех, кто пришел на лекцию, был в частности вопрос и о том, почему же этот самый «купол» не спас Соловки от ужасов сталинских времен.

Да, когда там оказались большевики, то потекли реки крови. И это был явно дьявольский прорыв. Но, по словам Сергея Дебижева, у монахов другое отношение к этим событиям: «Они считают, что любые испытания, посланные Богом, даже самые кровавые и чудовищные, идут только нам на благо. Ведь кровь мучеников – это семя Церкви, которая и возрастает на этой крови. Монахи воспринимают Вечность во всей ее полноте, зная, что смерти нет. Каинова печать снимается не раскаянием, а страданием. И страдания, через которые прошла страна, в том числе и Соловецкий монастырь, произошли после ослабления веры народа, которое закончилось Октябрьской революцией. Мы поддались, но подчинение всему этому и вылилось в страдания и искупление. И только сейчас, через 100 лет, мы начали приходить в себя, понимать, чтό мы сделали, за чтό нам эти страдания, в чем нам надо каяться. Всё это происходит в русле Божьего Промысла».

Что же касается самого фильма «Святой Архипелаг», то картина оказалась необыкновенно востребованной и судьбоносной – вышла в 150-и городах и собрала такое количество зрителей, что еще и денег заработала, что для документальной картины маловозможно. Так же, как и то, что фильм 9 месяцев шел в кинотеатрах, а это совершенно невероятно для документального кино.

Кинорежиссер уверен, что люди истосковались по искусству, наполненному смыслами, которое обращается именно к душе и сердцу человека. К тому же, это первый фильм, который сделан на по-настоящему международном уровне качества – всё снималось в 6К. В результате сложнейших монтажа и цветокоррекции получилась головокружительная по красоте картина – содержание фильма находится в полной гармонии с визуальным воплощением. По мнению создателей киноленты, в профессиональном смысле это «бум». Беспрецедентный документальный фильм, подобных которому пока еще нет. Музыку к нему написал Вячеслав Бутусов. В свою очередь американцы, которые хотят сейчас делать прокат фильма в Штатах, удивились, что в то время, как картина России преподносится всему миру, как картина ада, кинолента «Святой Архипелаг» вдруг показывает, что это рай, вызывая у зрителя некий когнитивный диссонанс. Американцы также отметили, что для них ценным является то, что на примере Соловецкого монастыря можно увидеть настоящую Россию.

Современный мир так устроен, что в нем очень трудно определить истинные цели. Но сейчас такой исторический момент, когда происходят кардинальные и судьбоносные изменения. «Нам какую рисовали картину будущего? Что все будут оцифрованы, что будет виртуальная реальность, что всё будут делать роботы, а нам останется только писать стихи и передвигать «иконки» по экрану, – размышляет создатель фильма. – И многие смирились с этим. Как тут вдруг начинаются события, которые перечеркивают всё. Это означает, что должна возникнуть новая картина мира. Но чтобы ее создать, увидеть и как бы ею вдохновиться… – мы к этому оказались не готовы. Поэтому нам самим нужно сейчас сосредочиться духовно, чтобы понять, что за будущее мы хотим видеть? Мы всё время думали, что за нас кто-то на международном уровне это будущее сконструирует, и мы будем вынуждены его принять. А сейчас выяснилось, что мы тоже должны предпринять творческое участие в создании собственного будущего. Но, уверяю вас, чиновники не в состоянии придумать это новое будущее. Мне кажется, что сейчас всем стоит задуматься над тем, что нас ждет, чего мы хотим, к чему стремимся? И мы хотели бы зримо представить эту картину будущего, чтобы люди вдохновились и пошли туда с удовольствием. Вот я и жду, когда это начнет реализовываться».


Источник: «Монастырский вестник»

150