Настоятельница Спасо-Евфросиниевского монастыря в Полоцке игумения Евдокия (Левшук) дала интервью изданию «СБ. Беларусь сегодня»

ec83x.jpg

На сайте Издательского дома «Беларусь сегодня» опубликовано интервью журналиста Натальи Тышкевич с настоятельницей Спасо-Евфросиниевского митрополичьего женского монастыря в городе Полоцке игуменией Евдокией (Левшук).


Игумения Евдокия: «Пока существуют монастыри, мир будет осеняться благодатью Божией»


Многовековую историю Беларуси невозможно представить без святой Евфросинии, игумении и княжны Полоцкой, выдающейся просветительницы, первой женщины, канонизированной на Руси. Ее жизнь, святость и духовное величие — удивительный пример добра, любви к Богу и ближним.

Игумения Евдокия (в ми­­ру Любовь Левшук) — настоятельница древнейшего в Беларуси Спасо-Евфросиниевского женского монастыря — почти 20 лет продолжает дело, начатое великой святой. За духовно-просветительскую деятельность, плодотворную работу по сохранению историко-культурных ценностей игумения Евдокия удостоена многих наград, в том числе ордена святителя Кирилла Туровского II степени Белорусской православной церкви и премии ­­­­­­Президента Беларуси «За духовное возрождение». Матушка — почетный гражданин Полоцка и «Человек года Витебщины», инициатор масштабных реставрационных работ и многочисленных акций по возрождению и развитию монастырского комплекса.

— Первую молитву, которой вас научили, помните?

— Конечно! Помню, как мама склонялась над моей кроваткой и молилась: «Огради меня, Господи, силою Честного и Животворящего Твоего Креста и сохрани меня от всякого зла». Мои родители были глубоко верующими людьми. Несмотря на трудные времена, мама Анна Петровна (сейчас монахиня Иоанна) с детства водила меня с сестрой и братом в храм и воспитывала в вере.

— Кем мечтали быть?

— Меня привлекали медицина и экономика. Поскольку поступала я после восьми классов, сомнений было много. Папа Петр Александрович посоветовал подать документы в Пинский учетно-кредитный техникум.

— Не ругали, что в церковь ходите?

— Всякое бывало. В школе относились терпимо, а вот в техникуме порой возникали трудности. С Божией помощью все разрешалось.

— Что привело вас в 20 лет в монастырь?

— Господь! Без Его благодати ничего не бывает. Мы семьей часто посещали монастырь в Жировичах. Приезжали ко всенощной, в храме и ночевали. Когда я училась в техникуме, то каникулы проводила в Жировичах, а затем и все отпуска. Сердцем понимала, что мое место в монастыре. Мечтала, чтобы мне дали черный платок, черное платье и поставили рядом с сестрами. Большего счастья и не надо.

— Говорят, что в монастырь очередь тогда была на годы вперед.

— Да. В 1960 году закрыли Гродненскую обитель, в 1961‑м — Полоцкую. Сестер перевели в Жировичский Свято-Успенский монастырь. С уходом из жизни последней насельницы и он должен был прекратить свое существование.

— Когда началось возрождение монашества?

— В 1978 году, когда на Минско-Белорусскую кафедру был назначен митрополит Филарет. Благодаря своей дипломатии владыка добился разрешения на ежегодную прописку трех сестер. Помню, как говорил: «Чтобы прописать одного человека в монастыре, можно инфаркт получить». Постепенно образовалась очередь. Вначале сестер оформляли как наемных рабочих и через какое-то время прописывали, а на их рабочие места брали новых послушниц.

В августе 1979 года меня приняли в монастырь, а 6 апреля 1981 года, как раз накануне праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, прописали.

— Свою первую встречу с митрополитом Филаретом помните?

— Конечно. Желающий поступить в монастырь обязательно проходит собеседование с владыкой. Митрополит тогда мне сказал: «Приходи. Мы посмотрим на тебя, понравишься ли ты нам. И ты посмотришь на нас, понравимся ли мы тебе. Потом и поговорим». Это было на праздник Святой Троицы. Я обрадовалась и спросила, можно ли уволиться и сразу приехать. В то время я после техникума дорабатывала последние месяцы в банке города Сенно. Но владыка не разрешил: все должно быть по закону.


Продолжение интервью читайте на сайте Издательского дома «Беларусь сегодня».

150