Игумен Исаакий (Иванов): «Уход брата из обители. Возможные причины»

Исаакий (Иванов), игумен

Доклад игумена Исаакия (Иванова), настоятеля Иоанно-Богословского мужского монастыря села Пощупово Рыбновского района (Рязанская епархия) на межъепархиальном круглом столе «Пополнение братства обители. От чего зависит?» с участием монашествующих Воронежской, Липецкой, Рязанской и Тамбовской митрополий (Тамбовская духовная семинария, 17 мая 2024 года).


Igomen.jpg

Вопрос, заявленный в названии доклада, не менее важен, чем вопрос пополнения братства обители, так как важно, чтобы брат не только пришел, прожил в обители несколько лет и принял постриг, – важно, чтобы он остался верным своим обетам до конца жизни. Чтобы он полюбил Христа настолько, что монашеский образ жизни и жертвенное служение Богу и ближним стали для него благим игом Христовым и бременем легким. Важно, чтобы никто и ничто уже не могло отлучить его от любви к Богу.

В рамках небольшого выступления невозможно описать все возможные причины ухода брата из обители. Рассмотрим лишь некоторые, наиболее распространенные.

Необходимо понимать, что уход из монастыря это грех против Бога и против ближних, братьев. Святитель Василий Великий пишет, что монах принес себя Богу в дар, и уход из обители является воровством у Бога, святотатством: «На каждого, принятого в братство и потом нарушающего произнесенный обет надобно смотреть как на согрешившего Богу, пред Которым и Которому он произнес исповедание согласия своего. Если же, сказано, согрешит кто Богу, кто помолится о нем? (1 Цар. 2:25) Посвятивший себя Богу и потом бежавший к другому роду жизни стал святотатцем, потому что сам себя похитил и присвоил себе Божие приношение»[1].

Вступая в монастырь и принимая постриг, брат вступает в неразрывную вечную связь с братством, в духовный союз и единение с ним: «Однажды вступивший в союз и единение духовного братства не вправе уже разрывать узы и разлучаться с теми, с которыми стал соединен <…> принявший на себя условия духовного сожительства, имеющего неразрывную и вечную связь, не вправе отделять и отторгать себя от тех, с которыми вступил в единение, или поступающий так подвергнет себя самым тяжким наказаниям свыше»[2].

Насколько печальны могут быть последствия оставления монахом обители, – о том есть множество свидетельств, и здесь можно упомянуть один случай.

Несколько лет назад я возвращался из Троице-Сергиевой лавры на электричке. Ко мне подсел мужчина лет тридцати пяти и, попросив его выслушать, стал рассказывать о своей жизни, о своем горе.

Пять лет назад он приехал в большой женский монастырь. Одна из инокинь обители ему понравилась. Игумения не смогла ее удержать, вынуждена была отпустить. Они поженились. У них родилось двое детей. Когда детям было 3 и 4 года, вся семья попала в автомобильную аварию. Все погибли, выжил только отец семейства, водитель. И в конце рассказа он спросил: «Как мне теперь жить дальше?»

Я ответил ему: «Вы понимаете, что вы похитили невесту Христову?»

На что он склонил голову.

Я продолжил: «Вам необходимо принести Богу покаяние, понести епитимью. Если сможете уйти в монастырь с полным осознанием и серьезностью этого шага, идите на покаяние и спасение. Если не можете, то понесите в миру покаяние с телесным воздержанием хотя бы год или лучше три, понимая, что по церковным канонам полагается гораздо бо́льшее время. И только после этого ищите невесту, свободную от обетов Богу или мужу».

Из этого трагического примера видно, что не только постриженные в мантию и произнесшие обеты Богу, но и сделавшие шаги в этом направлении и принявшие иночество, уже посвящены Богу.

Прежде, чем рассмотреть возможные причины ухода из обители, необходимо убедиться, насколько правильными были мотивы поступления брата в монастырь. Истинных побудительных причин оставления всего житейского, по словам преподобного Иоанна Лествичника, три: «…или ради будущего царствия, или по множеству грехов своих, или из любви к Богу. Если же они не имели ни одного из сих намерений, то удаление их из мира было безрассудное»[3].

«… Отрекшийся от мира из страха подобен фимиаму, который сперва благоухает, а после оканчивается дымом. Оставивший мир ради воздаяния подобен мельничному жернову, который всегда одинаково движется; а исшедший из мира по любви к Богу в самом начале приобретает огонь, который, быв ввержен в вещество, вскоре возжет сильный пожар»[4].

Поэтому причины, по которым иногда обращаются в монастырь: несчастная, безответная любовь, измена супруга (супруги), отсутствие жилья, потеря работы, документов и т. д. не являются поводом ухода из мира, но лишь поводом побыть в обители некоторое время, переосмыслить свою жизнь, получить помощь и поддержку для продолжения жизни в миру. Но иногда бывает и так, что человек, не имевший истинных побудительных причин для отречения от мира, побыв некоторое время в обители, приобретает правильное внутреннее устроение души, общаясь с духовниками, читая. Так, например, мне известен случай, когда брат приехал в монастырь с благочестивыми родственниками на пару недель и остался в обители, приняв через несколько лет постриг.

Вредные привычки. Не стоит и говорить, что они недопустимы в монастыре. Однако бывает, что брат до поступления в монастырь был зависим от какой-то вредной привычки и преодолел ее. И если, живя в обители долгое время, брат не возгревает в себе духа, то прежние страсти просыпаются с новой силой.

Действие призывающей благодати подталкивает человека, обратившегося к Богу, жить церковной жизнью, заниматься деятельным покаянием, и ему иногда приходит мысль всецело посвятить себя Богу и пойти в монастырь. Но человек должен заглянуть внутрь себя и проверить искренность и твердость своих намерений, запастись терпением, смирением, постоянством, испытать себя. При этом нельзя принимать постриг без длительного искуса в обители.

Проблема, которая на современном языке звучит как «выгорание», на самом деле является охлаждением, потерей ревности в духовной жизни, унынием, нерадением – происходит больше не от внешних условий жизни, а от неудовольствия, неудовлетворенностью жизнью, постоянным нарастанием ропота в человеке.

Чаще так бывает с теми, кто многого желает и не получает этого.

Главная причина – неправильная духовная жизнь, потеря благодати, которая поддерживала человека. Из-за самонадеянности, уклонения от возложенных на него Богом обязанностей, превозношения, нерадения, умаления надежды на Бога. Ярким примером того, как человек при настигнувших его скорбях и тяжелых обстоятельствах не возлагает всю надежду на Бога, а начинает тонуть, является образ апостола Петра, идущего по водам и начинающего тонуть, устрашившись сильного ветра и проявив маловерие.

Безусловно, наличие опытного непрелестного наставника необходимо в духовной жизни. Духовник, по совету святителя Игнатия Брянчанинова, должен учить и жить по Евангелию. Но даже если нет такого рядом, хотя бы нужен совет с единомысленными, чтобы брат не полагался всецело на свой разум.

Благоговейное участие в таинствах исповеди и Причащения, вообще литургическая жизнь способствует правильной духовной жизни, обновляет духовные силы и возгревает любовь ко Христу.

Преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк поучают:

«Не бросай орудия, без которого нельзя возделать плодоносную землю. Орудие это, соделанное Великим Богом, есть смирение: оно искореняет все плевелы с поля Владыки и подает благодать обитающим на нем. Смирение не падает, но воздвигает от падения тех, которые имеют его. Возлюби всем сердцем плач, ибо и он – соучастник благого сего делания <…> Себе внимай и ожидай приближающейся смерти. Говори себе слово блаженного Арсения: “Арсений, зачем ты вышел из мира?” Научайся тому, чего пришел ты здесь искать. Теки к Иисусу, чтобы и достигнуть Его <…> Если хочешь преуспеть – трудись <…> Возжелай быть в Царствии Небесном, а не в геенне огненной»[5].

Преподобный Нил Синайский для поддержания горения духа советует:

«Никогда не должно пребывать в праздности и прекращать изучение Писания, молитву, духовные песнопения и светоносное, согласное с правдою, делание, чтобы, вознерадев о себе самих, при расслаблении нравов, не утратить нам теплоты благодати. Посему-то божественный Апостол повелевает, взывая: духа не угашайте (1 Сол. :19)»[6].

Таким образом, пребывая в монастыре, необходимо постоянно поддерживать теплоту благодати, ревность ко спасению, смиряться, и тогда никакие волны искушений не смогут поколебать смиренного подвижника.


___________________

[1] Василий Великий, свт. Творения: в 2 т. Т. 2 . – М.: Сибирская благозвонница, 2009. С. 176.

[2] Там же. С. 358.

[3] Иоанн Лествичник, прп. Преподобного отца аввы Иоанна, Игумена Синайской горы, Лествица. – М.: Даниловский благовестник, 2013. С. 28.

[4] Там же. С. 32.

[5] Варсонофий и Иоанн, прп., Преподобных отцов Варсонофия и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. – М.: Сибирская благозвонница, 2013. С. 275–276.

[6] Нил Синайский, прп. Письма. – М.: Благовест, 2010. С. 374


Источник: «Монастырский вестник»

145