Устав или чиноположение относительно церковнаго Богослужения и правил общежития монашествующих Глинской Рождество-Богородицкой пустыни

11 Марта 2016

Многия разных Святых Отец и Божественных мужей Духом Святым движимых, о духовном монашеском житии и церковном чиноположении не токмо рукописныя, но и теснению преданныя наставления и уставы обретаются, почему всяк, желающий спасения и спеяния своея души в духовном жительстве, да нудится оныя прочитывати. Здесь же кратко описуется чиноположение церковное и общежитие в Богородицкой Глинской пустыни, по чиноположению Святыя Афонския горы расположенное, с применением к возможности нынешняго рода в продолжении служения, по согласию настоятеля и братии.

Всякое церковное служение во св. храме надлежит отправлять со страхом Божиим и благоговением, по уставу Святых Отец, хранимому Грекороссийскою Церковию, следующим порядком:

СТАТЬЯ I.

О чиноположении церковном.

Глава 1-я.

О бдениях, бываемых в Господские и Богородичные праздники.

В храмовой праздник Рождества Пресвятыя Преблагословенныя Владычицы нашея Богородицы и присно Девы Марии, в нале 10-го часа по полудни приходит параеклисиарх в мантии и клобуке к настоятелю и, прием от него благословение, ударяет в великий колокол дванадесят крат: девять медленно, а три поспешнее. По сем идет и повелевает звонарю, и сей благовестит такожде медленно, дондеже соберутся в церковь настоятель и братия; и по сем ударяет в железное било, совершая три статьи, читая и символ православныя веры трижды. По сем ударяет в малые колокола, делая кратких 3 статьи и паки ударяет в железное било и производит звон во вся в три статьи. По окончании звона, седмичныя чреды иеромонах и иеродиакон сотворше три поклона по обычаю, приемлют благословение от настоятеля и входят в алтарь. Иеродиакон отверзает царския врата, и начинают кадить по обычаю престол и весь алтарь, потом выходит северными дверьми в мантии и камилавке и со свещею, держа клобук на плечах левою рукою, станет пред царскими вратами и глаголет: «Востаните»… Иеромонах же в епитрахиле выходит царскими вратами и кадит по обычаю иконы, настоятеля, лики, всю церковь и предстощих. И, возвращся, став посредине церкви пред амвоном, возглашает: «Господи благослови». И идет к местным образам Спасителя и Богоматери, покадив оныя, икону праздника и настоятеля, входит царскими враты в алтарь, диакон же южными дверьми, и возглашает пред престолом: «Слава святей, единосущней, животворящей и нераздельней Троице» и проч. И поет первый певец: «Аминь, приидите, поклонимся Цареви нашему Богу» и «Благослови душе моя Господа» с припевом: «Благословен еси Господи». Все же певцы поют: «Господи Боже мой возвеличился еси зело», медленно и умиленно с припевы же и прочее стихов, не пременяя на лики. Поют согласно и чинно по обычаю. По сем ектения; и по возгласе, первый певец начинает: «Блажен муж», по обычаю; потом и все певцы, переменяясь по ликам, поют согласно и чинно; а по окончании ектения малая. И по сем канонарх пред иконою творит три метания, сиречь три поклоны малых, от них же последний да будет ниже первых, точию без преклонения колен и, обратяся к настоятелю, возглашает глас, имже подобает пети: «Господи воззвах» и стихиры, и ожидает дондеже начнут пети. Поклонься, приемлет благословение от настоятеля и станет на своем месте. По пропетии стихов, возглашает подобен и канонархает стихиры не спеша, с ожиданием внятия ради и согласия. Такожде и певцы с ожиданием. Пока совершит канонарх пред возглашением поемаго. И тако поются стихиры согласно и чинно, по ликам с соблюдением, чтобы и поющим и слушающим сказуемое канонархом было внятно. Егда же поют на Господи воззвах стихиры, исходят из алтаря два иеродиакона с кадилами: один северными, а другой южными дверьми, носящие кийждо на левом раме пелену с кивотом (ковчегом, гробницей или дарохранительницей). И, став пред враты царскими, кадят по обычаю один правую сторону, а другий левую. По сем, сошедшеся, кадят икону праздника на аналогии и настоятеля. И раздельшеся кадят: первый правый лик, а вторый левый; кадят чинно, всякаго певца крестообразно, и соединяясь посреде церкви, кланяющеся друг другу и обращшеся к ликом, кадят, изобразуя по обычаю крест кадилом. И паки раздельшеся на обе стороны церкви, кадят иконы и предстоящия, и всю церковь. И паки совокупльшеся, став пред амвоном, посреде церкви, кадят крестообразно и идут ко вратам царским и кадят тоже обе местныя иконы Спасителя и Богоматери и икону праздника, последи же и настоятеля. И раздельшеся, входят в алтарь и, покадивше престол спереди, чреднаго иеромонаха и друг друга крестообразно, якоже устав церковный повелевает, отдают параеклисиарху кадила. Снемши кивоты, поставляют на престоле, на своем месте и, отходя, ожидают времени входа. Приспевшу тому времени, облачаются иеромонахи в фелони, иеродиаконы в стихари и, отверзше царския враты предидут с кадилами; и, ставше посреде церкви, преклоняют главы и по чтении молитвы входа и по благословении, кадят иконы и служащих. По возглашении «Премудрость прости» поется: «Свете тихий» и входят в алтарь и кадят по обычаю. Чтец глаголет прокимен (снем клобук) и чтет паремии, имея на главе камилавку. По прочтении же, сотворив три поклона по обычаю, просит прощения. Диакон глаголет ектению, а параеклисиарх идет в притвор и возжигает свещи на паникадиле. Настоятель же идет от своего места, целует икону праздника, поклоняется на обе стороны и, входя в алтарь и поклонися к престолу по обычаю, облачается в священническия одежды. И егда приспеет время, исходят царскими дверьми: настоятель и сослужащия в клобуках, диаконы же в камилавках и певцы поют стихиры литии. По окончании, диаконы глаголют ектению по обычаю. По молитве входят в церковь и поют стиховны и бывает звон, и по обычаю совершается благословение хлебов. По окончании входят в алтарь; настоятель же, став посреди царских врат и обратяся к западу, ожидает дондеже пропоют «Благословлю Господа» до 12-го стиха, и тогда глаголет: «Благословение Господне на вас», отходит и изоблачается. И чтется шестопсалмие от перваго певца; параеклисиарх же погашает свещи, кроме неусыпно горящих кандил. По окончании же шестопсалмия, паки возжигает свещи (и соблюдается сей чин погашения и возжигания свещей по вся дни, на всех утренях, во время шестопсалмия). По шестопсалмии ектения, «Бог Господь» и тропарь. По кафизме, седальны, и бывает чтение праздника. На чтении братии позволяется сидеть на своих местах. По второй кафизме бывает звон, и раздает еклисиарх свещи по клиросам братии. По седальнах поют: «Хвалите имя Господне» – на оба лика, болгарское, по стихам, припевающе ко всякому стиху «аллилуиа». Ко второму псалму: «Исповедайтеся Господеви яко благ» – «аллилуиа» дважды, «яко в век милость Его» – и паки «аллилуиа» единожды. Во время же пения псалмов ризничий и еклисиарх в мантиях, без клобуков в камилавках исходят из алтаря с кациями (сиречь с кадильницами, имущими вместо цепей рукоятия): первый южными дверьми, а второй северными – и кадят таким же порядком, якоже иеродиаконы прежде, кроме алтаря. Возвратившись в алтарь и покадив служащаго, отдают кации параеклисиарху. По сем идут два иеродиакона в стихарях и камилавках и, вземше икону праздника с аналогием, поставляют посреде церкви; предходят же пред ними свещеносцы и поставляют подсвещники со свещи горящими пред иконою праздника: един пред аналогием, а два по странам; и отходят в алтарь. Певцы возжигают свещи. При окончании же втораго псалма, настоятель с иеромонахи и иеродиаконы, облаченныя во священныя одежды, исходят царскими вратами по обычаю и, ставше посреде церкви пред икону праздника, творят три метания. Настоятель, прием свещи, раздает сущим с ним священно-служителям, и начинают пети «величание» пред иконою праздника, с откровенными главами. Пропевше, покрывают главы. Поют тако и лики со стихи. Настоятель же кадит икону предлежащую и алтарь, и всю церковь, и предстоящих со иеродиаконом, предстоящим с горящею свещею. Певцы же поют величание, дондеже покадит церковь и предстоящих. По сем еще покадит два иеромонахи с иеродиаконы. Последи же входят лики и все поют со священнослужителями конечное величание, такожде с откровенными главами. По сем ектения и прочие седальны и антифоны. «Прокимен» глаголет диакон во вратах царских с Евангелием, вторый же диакон предходит со свещею горящею и откровенными главами. «По прокимене», идут пред икону и настоятель чтет Евангелие. По прочтении же, диакон относит Евангелие в алтарь и отдают свещи; настоятель же целует икону праздника, за ним вся братия, по обычаю и предстоящии, и помазуют их елеем. Певцы поют по ликам «ирмосы» и, по пропетии, чтется канон праздника чинно и во внятие всем. По прочтении песней, поется катавасия. По третией же и по шестой песни ектения. (И, аще позволяет время, чтет настоятель кондаки и икосы акафиста Богоматери соборне пред иконою чудотворною Богоматери. И поют певцы, сошедшеся посреде церкви, кондак «Взбранной воеводе» соборное, со сладкопением. И кадят два иеродиаконы иконы, церковь и предстоящих по предсказанному чину. Покадивше церковь, кадят пред иконою до окончания икосов. «О всепетая Мати…» поют певцы посреде церкви соборное, якоже обычай акафистов; а при окончании, покадивше по обычаю, входят в алтарь и отлагают священная одеяния. И чтется пролог). На осьмой песни повелевает параеклисиарх звонарю благовестить поскору в великий колокол к девятой песни. Егда же начнется девятая песнь, тогда два иеродиакона, облекшеся в одежды диаконския, кадят по прежде показанному с киотами алтарь и всю церковь с предстоящими. По окончании же канона, канонарх по обычаю возглашает глас показанных стихир, и певцы поют: «Всякое дыхание»… по ликам, со стихи, чинно и не спешно. И по пропетии стихир, сошедшеся оба канонарха пред иконой праздника, творят два метания, целуют икону и полагают третий поклон. Приходят к настоятелю и просят прощения по обычаю, такожде и по клиросам. По сем, ставше посреде пред враты царскими и сотворше поклон к престолу Божию и друг другу поклоншеся, отходят на свои места. Диакон же отверзает врата и возглашает: «Слава тебе, показавшему нам свет…» и, по славословии, затворяет врата, исходит и глаголет ектению. По ектении отверзает паки врата, и служащий иеромонах в камилавке творит отпуст. Царския врата затворяются, чтется часть первый, на коем поют певцы тропарь и кондак праздника; и бывает по окончании совершенный отпуст. Лики же, стояще посреде церкви, творят по обычаю три поклона малых и сотворше молитву, отходят в келлии своя с молчанием и чинно, ни мало на монастыре не остановяся, что по благочинию да наблюдается.

По вышеписанному чину продолжается всенощное бдение пять часов (кроме чтения кондаков и икосов акафиста); в прочие же праздники Святых, имущих бдение, четыре часа. Начинается же с дванадесятаго часа по полудни.

Глава 2-я.

О Божественной литургии.

В той же день бывает божественная литургия порану.

В начале девятаго часа бывает благовест и приходит настоятель в церковь; звонарь ударяет трижды и перестает. Параеклисиарх, взем деревянное било, идет вокруг церкви и ударяет по обычаю, с отановкою три статьи; по сем звонарь производит звон во вся, якоже в начале всенощнаго бдения изъявися. И чтутся часы. На шестом часе два иеродиакона, вземше кивоты и кадила по прежде оказанному на вечерни, приемлют благословение от настоятеля и кадят по обычаю алтарь и всю церковь. По окончании часов, прием благословение, иеродиакон исходит в камилавке, возглашает на амвоне: «Благослови Владыко»! Настоятель же возглашает: «Благословенно Царство»… предстоящии же преклоняют главы откровенны. По возглашении, диакон глаголет ектению. По ектении исходит вторый диакон и, сошедшеся оба, творят три метания и, поклоншеся друг другу, становятся один пред иконою Спасителя, а другой пред иконою Богоматери; по обычаю переменяясь, глаголют ектении и входят в алтарь. Егда же поется «Святый Боже», тогда кациами, якоже на утрени на поиелеи изъяснися, дондеже пропоют лики и священно-служители, якоже обычай. И продолжают Божественную литургию по обычаю; прочии же ектении от диакона глаголются с откровенною главою, точию последняя: «Прости приемше»… паки в камилавке. Иеромонах заамвонную молитву чтет такожде в камилавке. Пред пением же «Буди имя Господне», поставляется пред амвоном коливо, украшенное различными плоды. Настоятель со служащими исходит из алтаря и, по обычаю, диакон кадит; чтется молитва колива; посем входят в алтарь. По пропетии же: «Буди имя Господне», раздает настоятель антидор и бывает отпуст. И по многолетии, сотворше молитву, отходят в келлии своя по чину.

Глава 3-я

О трапезном благочинии, бываемом якоже в Господские и Богородичные праздники, тако и в простые дни.

По окончании Божественной литургии, приходит трапезный к настоятелю, прием благословение, повелевает звонарю благовестить в большой колокол на трапезу. Собравшимся же братиям с настоятелем (в мантиях и клобуках) в церковь, параеклисиарх поставляет аналогий с иконою праздника посреде церкви, с двумя подсвещниками, с возженными свещами. И чредный иеромонах, прием епитрахиль, возложь на себя и взем с пеленою образ праздника, а другий иромонах с просфорою панагию, став пред местным образом Божия Матери и сотворь три метания, возглашает: «Пресвятая Богородице, помогай нам»! Настоятель же, стоя пред образом Спасителя, ответствует: «Тоя молитвами, Христе Боже, помилуй и спаси нас». По сем оба иеромонаха: один с образом по правую, а другой с панагиею по левую сторону, исходят из церкви и идут в трапезу; предшествуют же им священноносцы и певцы, поющие тропарь праздника. Идут чинно, по два спреди; настоятель же идет вслед и вся братия чинно, по два за образом. И бывает звон во вся. Егда же внидут в трапезу, по окончании тропаря, чтется псалом: «Вознесу Тя, Боже мой»…, и полагают икону на украшенном аналогии, подставляют пред иконою и два подсвещника, несомых с горящими свещами. По сем ударяет настоятель в звонок трапезный, и чтец глаголет: «Отче наш»; настоятель же благословляет трапезу. И паки чтец глаголет заглавие чтения, и, по благословении, чтется чтение праздника. И садятся братия чинно с настоятелем за первый стол; почтенныи же богомольцы за вторый; послушники же и прочии из богомольцев за третий. Трапезный и подтрапезный, препоясавшеся белыми запонами, служат у трапезы братиям. Егда же подают пищу, глаголют: «Молитвами Святых отец наших»… Пища поставляется по достатку и по приличию дней, обаче без излишества, и питие – квас хлебный; пиянственных же питий отнюдь да не бывает. Пища же в трапезе всем равная предлагается. Когда настоятель начинает пить квас, полагает на себе прежде крестное знамение и ударяет в звонок, и чтец глаголет: «Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас!» И чредный иеромонах: «Аминь». И паки чтет – чтение, и бывает молчание от всех: и слушают братия со всеми чтения, разве токмо настоятелю, что нужно будет проглаголать служащим трапезе. Пред всякою пищею ударяет в звонок; при окончании же настоятель ударяет в звонок трижды, и чтец глаголет: «Богу нашему слава», настоятель же, востав, глаголет: «Тому подобает честь и держава, всегда, ныне и присно и во веки веков», а чтец: «Аминь», и оставляет чтение. И, сотворь два метания и третий поклон, просит от настоятеля прощения по обычаю. И, прием благословение и остаток просфоры от вынутой части, становится на своем месте. По сем ударяет, да соберутся укрухи. И приходит трапезный с кошницею, творит три метания и глаголет: «Молитвами Святых Отец наших»… и прочая, якоже и за всякою пищею при подаянии: «Благословите, отцы святии, избытки укрухов убрати». Настоятель, положив в кошницу укрух, глаголет: «Христе Боже, благослови избывшия укрухи и умножи я во Святей обители сей и во всем мире Твоем, яко свят еси всегда, ныне и присно и в веки веков»; трапезный глаголет: «Аминь». И, по собрании, паки ударяет. И востают от трапезы братия, имущии же возвышати панагию, остаются на местах. Хотящий же возвышати часть Богородичну, положив три малых поклона по обычаю, просит прощения и идет, и, взем часть, возвышает и глаголет: «Велико Имя»..; настоятель: «Пресвятыя Троицы»… И наднося над образом Богородицы, крестовидно знаменует, глаголя: «Пресвятая Богородице, помогай нам». Настоятель: «Тоя молитвами, Боже, помилуй и спаси нас»… и певцы поют Богородичен: «Блажим тя вси роди». Возвышающий же подносит часть настоятелю и всем братиям, и предстоящим; и вслед его идет параеклисиарх с кациею и кадит братию, вкушающую часть и предстоящих крестообразно. И по сем, по обычаю, сотворше три малых поклона, приемлют благословение от настоятеля, кланяются братиям и друг другу. И по окончании, трапезный с поваром, приемше благословение, исходят вне трапезы и, падше по обе страны, просят прощения. Певцы же идут из трапезы по чину и поют медленно тропарь праздника; а чредный иеромонах с образом идет со свещеносцы и становится вне трапезы у дверей. Настоятель же идет, целует образ и становится близ иеромонаха с образом; такожде и братия со всеми исходят от трапезы чинно, целуют образ и, приемля благословение от настоятеля, становятся все по чину, по обе стороны. И егда все пройдут, тогда востают трапезный и повар, целуют образ и просят прощения. Настоятель благословляет их и глаголет: «Бог да простит и помилует послуживших нам»; и возвращаются в трапезу. Певцы же идут в церковь, поюще тропарь праздника; и последуют им несущии икону. Настоятель же и братия такожде идут по чину в церковь со звоном; и по окончании тропаря, ставше певцы посреде церкви поют: «Слава и ныне», и кондак празднику. И по сем ектения глаголется от диакона по обычаю, и отверзаются врата; чередный же иеромонах стоит облачен в алтаре пред престолом. И по ектении возглас, и творит отпуст. По отпусте, посреде церкви певцы поют стихиру праздника или Богродичен по приличию и отходят в келлии своя, благодарящее Бога. Таковый чин и в прочия дни наблюдается, кроме звона и ношения иконы с пением. Пища же по вся дни поставляется по церковному уставу, как в разрешительные дни, так и в постные. Особо же никому не позволяется варить по келлиям, кроме больного, настоятеля в необходимой нужде и приезжающих духовных властей. (Да будет же прилежное тщание о пищи как от настоятеля, так и от братии: чтобы была пища нескудна и в варении наблюдаема прилежно по всяк день, кому из братии сие повелено будет).

Глава 4-я.

О воскресной вечерни.

В субботу вечера, в 4 часа по полудни, приходит параеклисиарх к настоятелю, по обычаю в монашеском одеянии, и, прием благословение, ударяет в великий колокол по обычаю, косно благовест; и по сем приходит в церковь и, сотворив поклонение, возжигает пред иконами кандила и повелевает звонарю довольно благовестить в великий колокол. Приспевшу времени, перестает звон, и билогласитель биет три статьи, обходя вокруг церкви, в деревянное било. И, пришед чередный иеромонах, прием благословение от настоятеля, начинает девятый час в притворе. Хотящии же прияти чреду седмицы иеромонах и иеродиакон, сотворше три малых поклона пред Спасителевым местным образом, приемлют благословение от настоятеля и кланяются на оба лика, прося прощения. И паки приходят пред царския враты и, сотворше поклон, кланяются предстоящим и друг другу. Иеродиакон идет в алтарь для облачения, а иеромонах, по окончании девятаго часа, приемлет епитрахиль от иеромонаха, кончившаго чреду, и целуют в руку друг друга, идут, такожде кланяются и просят прощения. Параеклисиарх же пред местными образы Спасителя и Богоматери возжигает свещи во время светильничных молитв. И, по псалме, исходит диакон облачен ко вратам; вкупе со иеромонахом, творит три метания, и покланяются друг другу. Иеромонах входит в алтарь, а иеродиакон в камилавке, шед на амвон, глаголет ектению. И при окончании оной, хотяй прияти чреду чести псалтырь во грядущую седмицу, сотворь два метания пред образом на аналогии, целует его и, сотворив третий поклон, приходит к настоятелю, и, прием благословение, по возгласе, возглашает: «Блажен муж…» И певцы поют чинно, якоже прежде изъявися; и прочее, якоже обычай. Егда же поются стиховны, приходит параеклисиарх, отъемлет подсвещник от аналогия, а настоятель, пришед, творит два малых поклона и целует на аналогии икону, и идет пред врата, творит третий поклон и кланяется на обе стороны ликом, на месте. Также и братия – приходят по два, творят по два метания и, целовавше икону, пред враты третий поклон; кланяются друг другу и отходят на свои места. (И таковый чин бывает по всяк день, егда идут к иконе братия). Прочее же все, якоже обычай. И по отпусте вечерни, исходят братия из церкви чинно и идут во своя келлии со вниманием. И, пришедшее, чтут: «Достойно есть…» и по отпусте, приличном всякому, поминают Государя, Святейший Синод и весь духовный чин, ктиторов и благодетелей обители, и сродников по плоти; а в простой день и за упокой преставльшихся ктиторов и сродников, и всех православных христиан.

Глава 5-я.

О бываемом в субботу повечерии.

По трапезе, прием параеклисиарх благословение от настоятеля, ударяет в великий колокол по обычаю; и, пришед в церковь, поправляет пред иконами кандила и возжигает пред чудотворною иконою свечу, и пред аналогием. И по сем идет и ударяет трижды в меньший колокол, и бьет в деревянное било три статьи, обходя вокруг церкви. И пришед чередный иеромонах по обычаю начинает, и чтец читает повечерие, и по сем канон октоиха гласа Богородице, пред иконою Ея. На каноне же чередный иеродиакон кадит кациею в мантии и камилавке иконы, настоятеля с братиею и, по каждении, входит в алтарь, и, покадив спереди престол, отдает кацию. Перед каноном же параеклисиарх ударяет в висящее железное било (что пред канонами на всех повечериях бывает); и по каноне: «Достойно есть»… и прочее повечерия по уставу, и молитвы на сон грядущим. По опусте же, чередный отлагает епитрахиль и ожидает конца. И, по молитве исповедания, взем чередный иеродиакон Святый крест, выносит из алтаря. И, прием настоятель или чередный иеромонах Святый крест, целует и обращается к братиям: и идут вси предстоящии, кланяются и целуют благоговейно Честный крест; певцы же поют стихиры креста: «Иже крестом ограждаеми…» и прочая. И по сем, сотворше три малых поклона, с молитвою отходят в келии своя. Пришедше, по «Достойно есть», поминают, якоже прежде на вечерни изъявися. (И сей чин бывает по всяк день на повечериях).

Глава 6-я.

О воскресной утрени.

В начале перваго часа от полунощи, церковный сторож возвещает параеклиисарху и будильщику, яко приспе время утренняго пения, и оные идут к настоятелю и, сотворше по обычаю молитву и приемше благословение: ов братию возбуждает с молитвою, ов же идет благовестить. И пришед, ударяет в великий колокол дванадесят крат: девять медленно, а три поспешнее, при конце; будильщик же возбуждает братию по обычаю у каждой келлии, с молитвою, глаголя: «Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас». Всяк же из братии внутрь келлии отвещает: «Аминь». Будильщик паки к нему глаголет: «Приспе пению время и молитве час»; он же отвечает: «Бог да помянет любовь твою». Параеклисиарх же по возжигании кандил, повелевает звонарю благовестить довольно в великий колокол. Будильщик, по возбуждении братии, возвещает параеклисиарху; он же, взем деревянное било, ударяет; и престает благовест. Обходя вокруг церкви, биет в оное три статьи по обычаю. И, егда соберутся в церковь настоятель и братия, чередный иеромонах, прием благословение, начинает: «Благословен Бог наш»… И чтет чтец утренния молитвы, и, по окончании оных, поется троичен канон. Параеклисиарх же повелевает звонарю ударяти во вся колокола три статьи, по обычаю. И по окончании канона, прочее, яко же есть обычай по уставу. И, по прочтении двух псалмов, служащий по «Трисвятом» возглашает: «Яко Твое есть царство» пред враты. Шестопсалмие же чтет в мантии первый певец, не спеша, со вниманием и благочинно. По окончании ектении, тропарь и седальны. По первой кафизме чтется толкованое Евангелие и прочее, якоже устав изъявляет. По шестой песне канона чтется пролог; таже на девятую песнь ударяют в великий колокол одну статью поскору, и диакон кадит по обычаю. Когда же поются хвалитны, настоятель и братия предстоящие, по чину прежде упомянутому, идут к иконе, яже на аналогии, и все творят по чину. И по отпусте, бывает конец утрени. Совершается же воскресная утреня четыре часа.

Глава 7-я.

О акафисте Иисусу сладчайшему.

В пять часов от полунощи, параеклисиарх, от настоятеля прием благословение, повелевает звонарю ударять в великий колокол и во вся по обычаю. И, собравшеся в церковь, братия начинают соборный акафист Иисусу сладчайшему посреде церви. И поставляют образ Спасителя на аналогии, и поется все по обычаю чинно. И, по прочтении кондаков и икосов, приходят и прикладываются к святому образу и помазуются елеем от кандила. На ектении поминается царская фамилия, Святейший Синод и весь духовный чин и благотворители святыя обители и вся православныя христиане. По отпусте отходят по чину в келлии своя.

Глава 8-я.

О воскресной литургии.

В осемь часов, параеклисиарх, прием благословение, ударяет трижды в меньшой колокол на проскомидию. (Аще же есть первая неделя новаго месяца тогда бывает звон и к водоосвящению. И принесенней бывше воде, поставляется посреде церкви на уготованном стольце, зажигаются свещи, и бывает водоосвящение по чину. И по водоосвящении, служащий кропит весь храм и предстоящих. И по отпусте, входит в трапезу и кропит святою водою, такожде в кухню и пекарню и в келлию настоятеля, и где нужно идет и окропляет святою водою. И сие бывает в начале всякаго месяца). И по сем чтутся часы и бывает звон во вся: и совершается Божественная литургия по чину. И по ектении поется псалом: «Благослови душе моя Господа»… по стихирам на клиросах чинно; и прочее по уставу. По «Достойно есть»… выносит параеклисиарх от алтаря святую воду и поставляет на стольце за левым клиросом. И, егда дается антидор, приемше, приходят и пиют святую воду. И по отпусте Божественной литургии, бывает расход, якоже прежде чин изъявляет.

Глава 9-я.

О повседневной вечерни.

Приходит параеклисиарх к настоятелю в четыре[1] часа по полудни и, прем благословение от него, ударяет по обычаю в великий колокол косно, (что бывает и по вся дни пред всяким правилом, дабы вся братия, где кто будет, могли услышать благовест, зовущ к церковному правилу). Потом, мало помедлив, звонарь благовестит по приличию дня в назначенный колокол; и по сем биет, обходя вокруг церкви, в древянное носимое било. И собравшимся братиям с настоятелем в церковь, иеромонах чередный, взем епитрахиль, начинает в притворе девятый час (где чтутся всегда повечерия и молитвы на сон грядущим). И по отпусте, входит в церковь; и, прием благословение от настоятеля, начинает вечерню. По псалме глаголет ектению в камилавке; и прочее по уставу. И поются стихиры предвозглашающу канонарху. По «Свете тихий», глаголет прокимен канонарх посреде церкви. И чтец: «Сподоби, Господи, в вечер сей»… По ектении, егда поют стиховны, идет настоятель и братия к иконе, сущей на аналогии, по чину, якоже прежде изъявися. По окончании вечерни бывает в притворе лития за усопших, такожде и на утрени в простые дни, кроме предпразднества и попразднества, якоже и устав изъявляет церковный. И по пропетии стихиры храма, глаголется ектения за усопших и поминаются имена царской фамилии, ктиторов и первоначальников, монашествующих и благодетелей святыя обители всех православных христиан. И по отпусте, сотворше дванадесять поклонов: девять малых, а три великих, приглаголюще: «Упокой, Господи, души усопших раб твоих». И, сотворше молитву, отходят по чину в келлии своя.

Глава 10-я.

О повечерии и общем правиле.

В седмом часу по полудни, параеклисиарх прием благословение от настоятеля, ударяет по обычаю в колокол и било; и, собравшимся в церковь братиям, чтется повечерие с канонами: канон Иисусу сладчайшему и Богоматери, гласа октоиха, и Ангелу хранителю, на коем по обычаю и кадит кациею. (Аще же бывает бденный праздник, оставляются каноны, якоже и устав церковный повелевает). Егда же начинаются каноны, параеклисиарх ударяет в висящее железное било одну статью. И по канонах: «Достойно есть…», а по окончании повечерия, чтутся и молитвы на сон грядущим, и помянник повседневный (в простые дни, кроме праздников), и прочее, якоже преди в субботу на повечерии изъявися. И, сотворше поклонение и молитву, отходят в келлии своя с молчанием и чинно. И, пришед в келлии, творим по чину, якоже прежде показано. После же правила никтоже да творит беседы на монастыре и в келлиях, кроме чтения книжнаго и исповеди к духовнику или старцу, пользы ради и врачевания душевнаго. В чем бывает назидание душевное и о сем, кому должно, да наблюдает прилежно и благочинно; а о не внимающих и противящихся да возвещает настоятеля, якоже устав церковный и правила Василия Великаго повелевают.

Глава 11-я.

О повседневной утрени.

Повседневная утреня начинается с перваго часа от полунощи. В начале перваго часа, церковный сторож возбуждает параеклисиарха и будильщика. Параеклисиарх же и будильщик, приемше благословение от настоятеля по чину, якоже прежде в воскресной утрени изъявися: ов идет и ударяет по обычаю, ов же возбуждает братию; и по возбуждении, звонарь благовестит в приличный дню колокол. И, егда соберутся братия в церковь, параеклисиарх идет и биет в било церковное, древянное вокруг церкви три статьи. И по сем иеромонах чередный, в притворе, взем епитрахиль на себя, начинает: «Благословен Бог наш…» И чтец чтет утренния часы и полунощницу по обычаю. По прочтении же молитв, приходят звонарь и будильщик пред царския врата и, сотворше два малых поклона, а третий великий, приемлют от настоятеля благословение и идут: ов трезвонить, ов же смотрети братию: и не обретающихся паки возбуждает. Аще же кто не идет, да возвестит вину. Будильщик приходит и возвещает оную настоятелю, а настоятель в сих да надсмотряет и разсуждает о всяком брате, да не будет какого притвора, и вся устрояет по чину и к пользе душевной. Не приходящих же к началу молитвы на всяком правиле, поклонами да побуждает, повелевает просити и прощения у братии, отчего бывает многая душам польза. По полунощнице же, чередный иеромонах, сотворив три малых поклона, прием благословение от настоятеля, входит в алтарь, творит по обычаю поклонение и, прием кадило, кадит, якоже обычай. И, по благословении, чтец чтет два псалма косно: «Услышит тя Господь…» и «Господи силою твоею возвеселится…» И, по прочтении, глаголет иеромонах возглас: «Яко Твое есть царство…» пред враты; и, покадив, входит в алтарь и творит, якоже обычно по уставу. Шестопсалмие же чтет в мантии чтец; и, по шестопсалмии, все творится по уставу и по дню. По первой кафизме бывает чтение из отеческих книг; по чтении же братия и имущии рукоделие, пред образом Спасителя сотворше три поклона, приемлют от настоятеля благословение и идут на рукоделие. При рукоделии же всяк да прилежит вниманию и молитве Иисусовой, и блюдению ума от помыслов. Прочее же утрени по уставу. По шестой же песни, пролог чтется; к девятой же песни ударяет параеклисиарх в железное висящее било одну статью; и прочее по уставу. По окончании утрени, лития бывает за усопших по чину, яко же показано при окончании повседневной вечерни. В простые дни утреня продолжается три часа.

Глава 12-я.

О повседневном акафисте.

Пред литургиею, в шесть часов по полунощи, бывает акафист Богородице по вся дни, (за всех благотворителей святыя обители), кроме бденных праздников и прочиих нарочитых дней: Христова Рождества, попразднества, светлыя седмицы и пентикостия. Параеклисиарх же, прием от настоятеля благословение, благовестит по обычаю; и по зажигании кандил, благовестит в полиелейный колокол, в било же не биет. И пришед чередный иеромонах, начинает пред враты царскими; и чтец чтет посреде церкви начало по обычаю акафиста, и поминаются на ектениях царская фамилия, Святейший Синод, весь духовный чин и благодетели обители. Служащий кадит пред иконами, алтарь и всю с предстоящими церковь, и чтутся кондаки и икосы посреде церкви; прочее акафиста по обычаю. И по отпусте, идем по чину в келлии своя.

Глава 13-я.

О Божественной литургии.

В простые дни, в осемь часов от полунощи, параеклисиарх, прием благословение от настоятеля, ударяет в будный колокол трижды на проскомидию и, вшед в церковь, приуготовляет все, принадлежащее к служению литургии. И пришед служащий иеромонах и иеродиакон, по обычаю помолившеся пред царскими враты, входят с поклонением в алтарь, кланяются пред престолом Божиим и просят друг у друга прощения. И, облачившеся в священныя одежды, совершают проскомидию и поминают о здравии и усопших на всякой проскомидии (на литургии же по «Достойно есть» оставляется синодик за усопших). Егда же пришед время, прием благословение от служащаго. Параеклисиарх повелевает звонарю ударять в мал колокол и по сем идет, и биет вокруг церкви в древянное било по обычаю. И начинаются часы. Во время же часов звонарь трезвонит трижды, остановляясь. По прочтении часов, начинают Божественную литургию. При возглашении: «Благословенно царство» братия откровенныя главы преклоняют и, по возглашении, паки покрывают. И, стояще по чину, совершают Божественную литургию, молящеся со вниманием и страхом Божиим. Хотяй же чести Апостол, выходит посреде церкви и, сотворь поклон и снем клобук, глаголет прокимен в камилавке. По прокимне же снимает камилавку и чтет Апостол с откровенною главою, и по прочтении, паки покрывает главу и глаголет: «Аллилуия». И по сем надевает клобук, творит три поклона по обычаю и просит прощение. И сие бывает по всяк день при чтении Апостола (и апостольских посланий в вечер); и прочее по прежде писанному чину совершается и по уставу Божественныя литургии. И, по отпусте, отходят по чину в келлии своя.

Примечание: Трапеза же в простые дни бывает по приличию дней разрешительных и постных по уставу. Поставляются же снеди по возможности и по разсуждению с согласием устава церковнаго.

Глава 14-я

О соборном акафисте, бываемом в субботу.

В пять часов по полунищи параеклисиарх, прием благословение от настоятеля, ударяет для благовеста по обычаю и, вшед в церковь, по поклонении, возжигает пред иноками кандила и приготовляет к акафистному служению потребная. Звонарь же идет, ударяет в великий колокол довольно и потом в железное било, и во вся по обычаю. И собравшимся братиям в церковь, настоятель и два служащих, облекшеся со иеродиаконы, царскими враты исходят на средину церкви и начинают по обычаю: «Благословен Бог наш». И поют вси: «Царю Небесный»… и прочее. И по сем певцы поют: «Пресвятая Богородице, спаси нас» и стихиры: «Совет предвечный»… на подобен – «Все отложше». И затворивше врата, опускают чудотворную икону и зажигают кандила пред оною. Опустивше и лампаду, поставляет параеклисиарх два подсвещника по обою страну лампады. И, по псалме, глаголет диакон ектению: «Миром Господу помолимся»…; и прочее; на ней же поминаются и благодетели. По сем «Бог Господь»… и тропарь поют певцы косно. И кадит настоятель иконы, предстоящия и всю церковь по обычаю. И по пятьдесятом псалме, когда есть могущии певцы и изволит время, поется канон Греческим напевом акафиста от единаго певца, на оба лика; ирмосы же поют все певцы. По шестой песне кондак: «Взбранной воеводе»… поется посреди церкви от певцов обоих ликов, косно, со сладкопением. Диакон же (или два) кадит во время икосов пред иконою Богоматери. По молитве отлагаются кадила и лампады, глаголется прокимен и чтется Евангелие, аще есть богомольцы. И по сем идут, целуют икону Богоматери и помазуются елеем от кандила по чину; и поются ирмосы и прочее канона, и стихиры. По «Достойно есть», тропарь и ектения; и поминают по обычаю всех по чину, и благотворящих. По отпусте поется Богородичен: «Никтоже притекаяй к тебе». И по окончании твори три малых поклона, и по молитве, по обычаю идем по чину в келлии своя и поминаем благотворящих нам.

Глава 15-я.

О крестном хождении.

Крестный ход бывает на реку или на кладязь. В назначенные дни по уставу, исходят из церкви священнослужители с лики и с хоругви, сопреди кресту предносиму; билогласитель же биет в древянное било. Идут к воде, и освящается вода по чину. По освящении целуют Святый крест и окропляются святою водою. По окончании возвращаются по чину, обходяще вокруг монастырь и окропляюще святою водою, и идут во святыя врата, обходяще и вокруг церкви, и входят в оную, кропят алтарь и всю церковь. Диакон глаголет ектению; иеромонах же определенный с клиром идет, окропляет трапезу и келлии; и, по отпусте, бывает расход.

Глава 16-я.

О коливе или кутии.

В богородичные, апостольские и святительские нарочитые праздники из пшеницы с медом вареной делается коливо (на подобие архиерейской митры) и украшается изюмом и прочими ягодными плодами, с позлащением по приличию. В праздники же великих мучеников и преподобных отец делается коливо просто на блюде, с означенными плодами и изображается крест, и приносится в церковь во время литургии. По заамвонной молитве выходят из алтаря служащии посреде церкви, где поставляется коливо, певцы поют тропарь и кондак праздника празднуемаго, и, по каждении, чтется молитва колива по служебнику; и по литургии вносят оное, егда исходят братия в трапезу. И по трапезе, пред повышением панагии, восстав все, настоятель возглашает: «Подъем коливо во славу Великаго Бога и Господа нашего Иисуса Христа», чтец: «Тому слава и держава во веки веков, аминь». И паки настоятель: «В честь и многия молитвы Преблагословенныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии»; чтец: «Тоя молитвами Христе Боже, помилуй и спаси нас», настоятель: «В честь и память празднуемаго святаго (или святых или святыя) его же память совершаем». Чтец: «Того, (или тех, или тоя) молитвами Христе Боже, помилуй и спаси нас». Садятся и вкушают коливо, а трапезный разносит братиям и, при вкушении, глаголют: «Того же (или тех или тоя) молитвами Христе Боже, помилуй и спаси души наша».

Глава 17-я.

О соборной великой панихиде, в пятки вечера бываемом.

По уставу в означенные дни вселенская бывает панихида за царскую фамилию, Святейших Вселенских патриархов, православных архиереев и за весь духовный чин; такожде за ктиторов святыя обители, православных воинов и за всех православных христиан, на коей поется седмаянадесят кафизма на распев: по стихам от единаго певца умиленным гласом; запевы же поют оба лика, якоже октоиха устав повелевает. На первой статьи кадит настоятель по обычаю иконы и предстоящих; на второй иеромонах предстоящий, и на «Благословен еси Господи» третий кадит; и тако бывает прочее по чину устава. Егда же поют «Вечная память», настоятель со иеромонахи, возвышают блюдо с коливом и, по пропетии, творят все три поклона малых и глаголют: «Упокой, Господи, души усопших раб твоих». По молитве отходят в келлии своя и по обычаю поминают о здравии и усопших в келлиях. Во всякой же пяток по отпусте вечерни бывает панихида братская за усопших ктиторов и первоначальников обители, преставльшуюся братию и всех православных христиан, по уставу с чтением седмойнадесят кафизмы и, наконец, творим, якоже выше упомянухом. Бывает же сия панихида, кроме праздников, предпразднеств, попразднеств и прочих дней, в кои по уставу быть ей не должно.

СТАТЬЯ II.

О СЛУЖБАХ И ПРАВИЛАХ ОБЩЕЖИТИЯ.

Глава 18-я.

О чине, наблюдаемом при творении хлебов.

Пред начатием творения хлебов приходит хлебопекарь, имеющий смотрение над хлебнею, по обычаю монашескому к настоятелю и, прием благословение, идет в хлебню и сзывает пекарей. По собрании, творит «Достойно есть» и, сотворше три поклона, целуют святую икону и друг друга в рамена, глаголющее: «Христос посреде нас», другий же отвещает: «И есть и будет». И начинает каждый свое послушание с молчанием и молитвою. Егда же приспеет время месить хлеб, хлебопекарь по обычаю монашескому идет в церковь и, сотворь три поклона, возвещает еклесиарху, и он определяет иеромонаха для благословения мешания хлебов, сей же, наложив на себе епитрахиль и взем святый крест, идет в хлебню; предходит же ему свещеносец, со светильником, кадилом и святою водою. Пришедши же в хлебню, начинает: «Благословен Бог наш»… И чтет «Трисвятое, Отче наш»… И, по возгласе, тропарь и кондак храма. По сем иеромонах чтет молитву на благословение хлебов и, по отпусте, хлебопекари идут, целуют святый Крест и окропляют их святою водою, квашню хлебную и муку. И влиях мало святой воды в квашню, возвращаются в церковь; хлебопекари же начинают месить хлебы, препоясавше себе белыми лентиями, с молитвою и молчанием.

Глава 19-я.

О чине поварския службы.

После вечерняго правила приходит трапезный к настоятелю и по обычаю благословляется уготовить трапезу к утреннему дню; и о сем возвещает повара: какия приготовлять снеди; повар же по утреннем славословии, положив три поклона пред местным образом Спасителя, прием благословение от настоятеля, возжигает свещу от кандила, пред чудотворною иконою неусыпно горящаго, для разведения в поварне огня, ради варения снедей. Принесший же огонь повар чтет: «Достойно есть» и прочее по обычаю устава. Егда же начинает разводить в поварне огонь, сотворь молитву, и иже с ним приуготовляют потребная к варению снедей. И всякое дело да творят с благословением и прилежат вниманию и молитве; и аки пред лицем Божиим со страхом да проводят послушание, ежебы пища была вкусная и уваренная, дабы братия были мирны и покойны, а паче слабии, немощнии и труждающиися истиною; за что и сами от Господа мир и покой вечный душевно получат. И ревнующие о Господе, да внимают сему, яко поварское послушание по церковному есть в монастыре первое; и проходящии оное да внимают: да некогда вместо награждения от Бога за небрежение и нерадение вечно осудятся, яко сказано в писании: «Творя дело Божие с пренебрежением проклят»; и сего страшного гласа убоявшеся, проходящии послушание, Бога ради, да внемлют страшному прещению и да приложат тщание имети разум о всем и смирение, и со вниманием, молитвою и послушанием.

Глава 20-я.

О благочинии, хранимом братиею в церкви и келлиях.

Настоятель и вся братия да имеют примерное тщание: к началу церковнаго пения во всем монашеском одеянии во всякое время приходити, кроме немощных и сущих в болезнях, и в послушаниях самонужных находящихся. В церкви же, по начатии пения, или молитвеннаго чтения и всякаго правила, никтоже из монашествующих или из предстоящих да не дерзнет разглагольствовати между собою; но все благочинно, со вниманием и страхом Божиим да слушают поемаго и чтимаго, кроме настоятеля, благочиннаго, уставщика и еклисиарха, что кому нужно по их послушанию проглаголати, и се чинно со вниманием да будет: «Ибо храм Божий есть храм молитвы, и в храме стояще – на небеси стояти мним». И сему всяк да внимает. Во время же церковнаго пения и правила да никтоже исходит из церкви без благословения настоятеля или церковнаго благочиннаго, паче же на Божественной литургии во время чтения: Апостола, Евангелия, Символа православной веры и во время освящения даров; на утрени же: шестопсалмия и славословия, и на вечерни в начале чтения псалма: «Благослови душе моя Господа», никтоже да не требует и благословения из церкви исходити. По совершении церковнаго пения, монастырский благочинный да наблюдает, дабы вся братия из церкви шествовали благочинно и, сотворше три метания пред церковию, отходили бы в келлии своя без остановления и разглагольствия. И пришедши всяк в келлию, чтет: «Достойно есть», и поминает архиерея, настоятеля и всю о Христе братию труждащуюся, благотворителей, усердствующих обители, и всех православных христиан: аще же несть праздника, поминают усопших ктиторов и первоначальников, братию обители, родителей и сродников и всех православных христиан. И по сем всяк да упражняется в своем деле, по возложенному на него послушанию со вниманием и молитвою; в праздники же – в чтении Божественных писаний и требований от предуспевших – совета и наставления: в послушании, молитве и внимании, и како возникают плоды послушания; и хранити я, ибо сказано: «Хранение паче дел». Праздно же дане шатается никто по монастырю; и по келлиям да не будет сборищ и празднословия, наипаче же по вечерне и общем правиле.

Глава 21-я.

О неимении, как настоятелю излишних прислужников, так и никому из братий в келлии, кроме благословения настоятеля, такожде вещей и денег.

Настоятель да имеет сам во всем прилежное тщание, такожде и старейшая братия – подать во всем образ младшей, немощной братии, ежебы не иметь излишних ни послушников, ниже вещей, а паче денег, кроме в нужном случае; и сие по благословению настоятеля, такожде и в вещах келейных, в одеянии и во всем – да не будет что к соблазну братии и немощным ищущим вины. Подобно же и вся братия да наблюдают во всем свою советь, ежебы всякое дело творити с благословением и по совести, ибо всякое дело противу совести и не с благословением творимое часть Иудина есть, якоже и церковный устав объясняет и мнози от Святых в общем житии повелевают: ничтоже имети излишнее и не приносящее пользы успеянию, а паче без благословения настоятелева, якоже и при пострижении дахом обещание пред Богом и человеки. Сущему же в болезни, да дается ему из могущих послужити, с любовию и упокоити его во всем, что ему будет нужно и полезно. Аще же кто будет не в надежде скоро оздравити, таковаго переводить в больницу. Запрещеннаго же по уставу общему при себе же никто да имеет от вещей и денег, кроме общаго, и сие от послушания: ибо всем нужным от настоятеля и до послушника по приличию каждый снабдевается из общей казны монастырской. Аще же будет оскудение в обители, то все равно да претерпевают скудость со благодарением. Когда же настоятелю или кому из братии общия ради потребы, для покупки, или какой либо надобности монастырской будет нужда отлучиться из обители, то о сем объявя старейшим братиям, по согласию общему, взимает на нужную потребу и на путь, елико довлело бы денег и к возвращению. По возвращении же с пути, делает отчет казначею в издержанной им сумме, и оная записывается в расходную книгу.

Глава 22-я.

О еже не предавати никому из братии своего рукоделия и недавати онаго никому в дар без благословения настоятеля.

Никто же из монашествующих и из труждающихся имени ради Божия да имать волю, ежебы кому в дар дати или продати от рукоделия своего или кого другаго без благословения настоятеля; понеже дахом обещание о сем Богу на пострижении: еже во всем отвержение себе имети, ибо всеми потребными – якоже орудиями к рукоделию, также и прочими нужными – от обители снабдеваемся. И сего ради не должен никто из труждающих Бога ради имети что свое, но вся обща, яко вся иметь обща быша. Аще же кто общему Святых Отец уставу не последует и повелению Святых Апостол, паче же Самаго Христа, таковый да будет чуждым от угождающих Христу во отвержение себе и за противление постраждати имать: якоже противящиися мнози и пострадаша, истиннии же подвижницы и последователи Христу и внемлющии своим обетам, совести во всем да последуют, якоже Авва Дорофей пишет в поучении о совести: и да будет всякое дело делаемо со вниманием и страхом Божиим, с молитвою и чистою совестию; и всяк свое рукоделие да приносит казначею, а иное из платья палатному. Казначей же да хранит оное в монастырской казне. И аще нужно будет кому что дать из рукоделия монашеского, раздает по благословению настоятеля по приличию. Всяк же да хранит себе во всем от злоупотребления. Аще же кому из братий нужда в одеянии или в коей либо и малейшей вещи, да требует со смирением от казначея или кому что поручено по послушанию, и аще что за скудостию не случится, да потерпит, дондеже Бог промыслит о нужном. И когда будет, да дастся нуждающемуся. И о сем да будет тщание ко всякому послушанию, ежебы во всем нужном упокоевати братию. И братии по совести нужное и приличное требовати; аще же что будет не по совести, о том настоятеля извещати.

Глава 23-я.

О гостеприимстве.

Суть некоторые из благочестивых и благоговейных, ревностию и усердием побуждаемые, или же по обещанию, приходят для богомолия в обитель из разнаго звания, таковым гостеприимец да отведет по приличию покой в гостинице. В келлиях же в обители никтоже из мирских да угощается, паче же женский пол, кто бы ни был. Ибо женскому полу, кроме церкви, нет никуда входа в монастыре. Аще же будет нужда настоятелю кого из благодетелей по приличию угостить и упользовать не взбраняется; всем же да будет угощение по возможности и приличию в гостиннице, без хмельных напитков. Гостинник из церкви приводит посетителей благочинно и благопристойно в гостиницу и успокоивает их потребным по возможности и приличию звания их, и без противности монашескому званию; о прибытии же богомольцев – возвещает настоятелю, аще в ком будет нужда. Аще же богомольцы желают видеться с настоятелем пользы ради, то он да посещает их с предохранением; и аще что увидит к пользе, предлагает им приличное от Божественных Писаний. От частых же обращений, наипаче без звания, да предохраняет себя и особенно от несвойственнаго пола, аще и по духовной части обращение видится быти, якоже преподобный Феодор Студит и Исаак Сирин и прочие от святых заповедуют нам. И сего ради подобает из старцев кого-либо с собою приглашати и тако посещати богомольцев, да не будет сомнения и опасности, и Бог вся к пользе устроять будет; богомольцы же во время своего пребывания и иже с ними, довольствуются всеми потребными по возможности от обители по приличию чина и звания, кроме хмельных напитков и неприличнаго установлению монастырскому; за угощение же да не требуется ничего, кроме аще кто от своего произволения что поусердствует, да влагает оное в гостинную кружку. Гостинник же да блюдется от приятия. Аще же кто и подаст, да влагает оное в общину; да за послушание от Господа награжден будет. Аще из богомольцев кто заболит, да успокоит его гостинник всем нужным и да возвестит же о нем настоятелю; а по выздоровлении с напутствованием отправляется в свой путь. Странии же их монашествующих в обители да имут покой и угощение по приличию степеней. Аще кто из богомольцев восхощет что видеть в обители по церковной части или по монастырской, о сем гостинник да возвестит настоятелю; и настоятель идет сам или кому из братии повелит показать желающим, что видеть возможно и прилично; женскаго же пола, кроме церкви, внутрь келлии нигде не водить любопытствовать. Гостинник впредь до возвестит им, что и по монастырю не во время нет хода, а паче после повечерия, предохранения ради немощной братии. Аще же кто из богомольцев с братиею и трапезы вкусить восхощет, да веден будет по обычаю в трапезу; женск же пол да не входит, им же в гостинице трапеза да поставляется. В гостиницу из братии никтоже да приходит, аще и к родственникам без благословения настоятелева, и о сем гостинник прилежно да наблюдает. И женск пол в гостинице более трех дней да не проживает. И сие о странствующих; усердствующих же богомольцев, при отъезде – настоятель благословляет по приличию рукоделием монашеским и с миром отпускает их со старейшею братиею.

Глава 24-я.

О очищении совести и о вседневном покаянии.

Истинно прилежащий всегда о спасении душевном да помышляет и ревность имущий о Господе да понуждает себе всегда, еже приходити к духовнику или к своему старцу открывати свою совесть; аще в чем и малейшем обличать будет, а паче новоначальным по всяк день да очищают себя исповедью, сим более и успеяние душевное бывает, паче же по части внимательной; понеже враг душ наших, ненавистник рода человеческаго, а паче монашествующих, внимающих и новоначальных наблюдает непристанно: нападает чрез помыслы на них и различными кознями тщится кого уловити или устремить какою ли страстью и уязвити совесть. И сего ради подобает хранити себе и очищати по вяк день свою совесть исповедью и покаянием к Богу. Приходити же к духовнику или своему старцу в вечер и, очистив совесть, ко сну отходити. И тако исповедью и покаянием истинным управляти себя постепенно и во всем советоватися со старцы духовными, бывшими во искусе духовнаго делания, и ни в чем не составляти своего разума, и о сем опасство имети, и своей воли не творити: ибо враг ни о чем так не тщится, якоже отторгнути сущих в послушании от наставников их, во еже отметати совет отец и не очищати исповедью совести. И аще кто сему последует, еже творити что по своей воле, аще и благо мнилось бы и не будет имети совета с предуспевшими, таковаго враг удобно пленяет и приводит в крайнее разорение и бедствование, и таковые за неповиновение да отсылаемы будут из обители, да не последует и прочим соблазн и разорение душевное, якоже пишет преподобный Иоанн Лествичник: «Лучше непослушнаго из обители изгнати, нежели дати ему творити свою волю». И о сем настоятель да имеет прилежное о братии тщание с старейшею братиею, паче же о новоначальных, отчего бывает великое успеяние братству, ищущим Царствия Божия и правды его.

Глава 25-я.

О епитимии, налагаемой от настоятеля братии обще собором.

Аще кто из братии вознерадит, лености ради, приходити к началу церковного пения или подает какой-либо соблазн, а паче мирским, или уставу противитися будет, таковаго настоятель по первому и второму увещанию наедине, при соборе увещевает, приводя ему Святых Отец писания и устав обители по установлению Святых Отец, увещевая его любовию. И аще таковый не смирится и не послушает наказания, изгоняется из обители с милованием, и дается ему бумага его или причисленному для прохода из монастыря куда ему следует, или представляется о нем для перемещения в другую обитель. Аще же при увещевании общем смирится, дается ему епитимия по силе его погрешности, и оставляется; телеснаго же наказания и наложения цепи на монашествующих отнюдь в обители да не бывает.

Глава 26-я.

О приходящих произвольно на послушание для принятия монашеского чина.

Приходящии на послушание в обитель Бога ради, с истинным намерением ежебы в самоотвержении отдати себя в совершенное повиновение, чтобы по искусе определенном принять монашество, во-первых: испытуются настоятелем с братиею в их наклонности к монашеству, а паче к повиновению; вземлется же от них и увольнительная бумага, какая в нынешнее время требуется, смотря также по тому, какого кто будет звания. И по тридневном искусе, с прочитанием им и устава сего монастырского, настоятель принимает их и определяет им послушание, подобающее новоначальным, и поручает их искусному старцу в повиновение; дается им и одеяние монастырское, а их отдается в палату монастырскую, до времени искуса. Деньги же, аще будут, отдаются в казну под записку. И по времени, егда явятся благонадежны, представляется о них для определения в монастырь указом. Узнания же ради способности к послушаниям и смирения в повиновении и отсечения своей воли, должен настоятель новоначальных во всех послушаниях искусить; и аще засвидетельствуется от братии удобность их к монашеству от повиновения и смирения, и прилежания к правилу и молитве, такожде и от их старца, по совершении узаконеннаго времени искуса, представляет их о пострижении в монашество. Когда же придет время пострижения, объявляется указ о пострижении и вопрошается у них о вещах и деньгах, куда они хотят определить оныя, ибо еще имеют волю, разве аще кто прежде распределив, той уже воли в оных не имеет, якоже и по пострижении. Егда же прииде время пострижения, настоятель, призвав хотящих пострищися, объясняет им обеты монашеские в пострижении; и в пострижении – какия брани и скорби от навета вражия будут, и како противостояти им и побеждати я. Или может настоятель, аще рассудить, послать их к искусному старцу для сицеваго наставления. И они да приуготовляют себя к пострижению в посте, молитве и истинном смирении, яко хотящий сподобитися ангельскаго образа. И тако в определенное время, по чиноположению постригает я и поручает искусному старцу в совершенное повиновение. И они да повинуются старцу, якоже и настоятелю, по положению Святых Отец. Аще же что будет противно писанию и обетам монашеским, в том да не имать повиновения, якоже Василий Великий пишет: «И всяк внимающий, да имеет разум о всем и да прочитывает Божественныя Писания часто или чтимаго прилежно да слушает, да возможет познать: кое учение истинное беспристрастное и кое притворное. И сего ради может и к искусным старцам приходити для совета; своего же разума в чем да боится таковый составити. И таковым сам Бог управит путь к царствию небесному», настоятель же да не определяет первоначальным до трех лет первейших послушаний, разве аще бы нужда предлежала необходимая и то с рассуждением: ибо первенство новоначальных повреждает. Аще кто из таковых по какому-либо случаю выходит из обители, таковый определенных прежде денег в обитель или вещей да не требует, ибо он отвергся уже их, а напутствуется по возможности из монастырской казны.

СТАТЬЯ III.

О ДОЛЖНОСТЯХ СТАРЕЙШЕЙ БРАТИИ.

Глава 27-я.

О должности настоятеля.

Настоятель, по званию Божию приемый на себя звание настоятельства не любоначалия ради, но любве ради Божия и ближняго, и послушания ради, должен есть неусыпное имети попечение о спасении душ ввереннаго ему стада, яко о присных своих чадех. И сего ради – сам о себе да прилежит – образ быти всем, в обители сущим и приезжающим богомольцем, во всех по возможности добродетелях, а паче в воздержании и смирении, и что устав повелевает. Да хранит во всем, яко же в пище и одеянии, равенство с братиею (кроме яже к служению одеянии); да прилежит сам прочитывати Божественная писания и о сем да побуждает и братию; да поощряет их к подвигу монашескому, паче же к умному деланию и к молитве Иисусовой; да вразумляет их, како проходити подобает постепенно деятельные и мысленные подвиги монашества, и по сим степеням каковы опасности самочинным и высокомудрым предлежат, и како сущии в повиновении, отсечении своея воли и простодушии успевают и достигают до просвещения и сподобляются, по благодати умнаго делания и сердечныя молитвы, о коей пишется в главизнах Григория Синаита и проч. Святых в книгах «Добротолюбия», о совершенстве же в четвертой части Святейшаго Каллиста патриарха. И к сему настоятель усердно да прилежит, ежебы и себе устроить в сем, и братию, удобную к сему, ибо в сем наиболее состоит и весь подвиг нашего делания и монашества; в сем-то истинное познание бывает и делание плодов наших, ежебы делати и хранити я, ибо якоже и Святые Отцы глаголют: «Не только нам подабает делати, но и хранити плоды деланий наших». И о сем наиболее подобает иметь прилежание настоятелю: дабы и себе устроить и братию к плодотворению и хранению молитвою и смиренномудрием. Прочее же во всем да наблюдает по всем послушаниям: да не будет коего в чем-либо по пренебрежению злоупотребления, ибо имамы дати пред Богом ответ в день судный за вся порученная; о чем братия да имеют тщание и во всем да вспомоществуют настоятелю в духовных и во внешних. Должен же наблюдать и устав чиноположения и сущих в должностях старейших из братии: все ли по чину проходят послушания? И о упущении чего-либо да не умолчит. Приходит же и в больницу и, сущих в болезнех, да утешает и укрепляет в терпении царствием небесным, обещанным любящим Бога и терпящим, Бога ради, упокоением и радостию неизреченною в царствии Его. О церковном чине и чистоте и предстоянии братии да наблюдается, чтобы служащий алтарю, поющии и предстоящии, имели блюдение установления: и предстояли бы в служении со благоговением и страхом Божиим, и по чину. И всем братиям любовен да бывает во всем: и в немощах и в скорбех да утешает их и о всех равно да печется: о душевном и о внешнем. Аще же будет нужда общая во всем, да советуется с братиею старейшею; из братий же аще кто восхощет пользы ради приходити к настоятелю, да приходит невозбранно.

Глава 28-я.

О должности духовника.

Духовник приходящим к нему братиям да являет себя удобоприступным и способным во всякое время, да приходящии братия удобную имут во всем откровенность. Он же по долгу духовническому да имать прилежное тщание прочитывать святых Отец узаконоположенныя правила и прочиих преподобных, бывших во искусах, Божественная писания, дабы приходящим к нему братиям мог здравое подавать врачевание, смотря по душевной болезни каждаго, разсуждая о всем, что приключится по послушанию или самочинию вольному и невольному. И да прилежит ни единаго не уврачеваннаго от себе отпустить, но всех да укрепляет в вере и терпении и побуждает к ревности, к молитве, к подвигам, к познанию прилогов вражиих и како побеждати я со противоречием и молитвою, паче же откровенностию и ко всем добродетелям, и к монашеским искусам. Такожде посещать должен болящих и утешать их в болезни, и душевными врачевствами врачевать их души и за терпение с благодарением, надеждою ободрять вечнаго воздояния и покоем вечным, по отшествии от здешняго, в царствии небеснем. Сущим же в сумнении и отчаевающихся, по навету вражему, сам да призывает, или да посещает и да тщится прилежно со искусом поддержати, укрепити и во всем уврачевати.

Глава 29-я.

О должности казначея.

Казначей должен, как пред Богом, по совести сие проходить послушание и хранить общую монастырскую казну и все то, что ему поручено. В казенной палате должен он принимать рукоделие, приносимое от братии для хранения. Ему отдаются в хранение от приходящих на послушание деньги и мирския одеяния, и он одеяния палатному поручает в палату с наблюдением; вещи же послушнические хранит в казне, для чего имеет он особенныя книги – одну для вписывания в приход всякой приходящей сумы, другую расходную, а третию памятную для вписывания денег и вещей от приходящих из мира на послушание. Что же кому из братии будет необходимо нужно да требует, и он, по разсмотрении нужды, да успокояет братию. Аще же не будет какой-либо вещи просимой, любовно да обнадежит брата и да тщится удовлетворить нуждающагося; и по своему послушанию, всем нужным да успокоивает братию; в отлучке же настоятеля да надсмотряет над всем в обители, по поручению ему от настоятеля, и да тщится не дать вины, ищущим вины во всех вещах. И делом и словом да вспомоществует настоятелю истиною во всех случаях; кому же что нужно дать из братии что необыкновенное, или деньги на покупку общую, или кому в путь отлучающемуся, да возвестит настоятелю и, по благословению сего и по определению, дает. О приходе же и расходе суммы монастырской при окончании года да дает отчет обще настоятелю и старейшей братии; под его же смотрением и палатный да будет.

Глава 30-я.

О должности ризничаго.

Ризничий должен хранить всю церковную утварь и все церковныя и поучительныя книги, из оных по требованию яко настоятеля, тако и прочих из братии дает для чтения с запискою: «Кому именно и какая книга». В праздничные дни наблюдает о украшении церкви и, по разсмотрению приличия дней, определяет к служению одежды служащей братии. И чин весь по уставу наблюдает церковный: надсмотряет над еклисиархом и параеклисиархами, дабы чистота и опрятность была хранима в церкви, и чин в служении, и благоговение параеклисиархов к алтарю и к служащим. Наблюдать же должен и кружку церковную, и оную в месяц, при троих или при двух старейших братиях, пересчитав, отдает казначею. Ризницу же часто да пересмотряет, да не будет вреда какой-либо вещи; и аще которая вещь требует поправления, да исправляет ю, аще же ветхая, объявляет настоятелю и отлагает ю. И все по осмотру в целости и чистоте да хранит.

Глава 31-я.

О должности церковнаго благочиннаго.

Церковный благочинный должен наблюдать в церкви и по монастырю всякое благочиние. В церкви чтобы всяк из братии приходил к началу пения, а от не пришедшаго да ищет вины, чего ради не прииде? И противящагося на поклоны да ставит. Аще же есть настоятель, да возвестит ему, и он да усмиряет их. Да смотрит всегда по монастырю за благочинием и наблюдает, дабы не было каких-либо собраний, не полезных в келлиях и вне келлий; паче же после правила вечерняго. Да блюдет же, что бы кто из братии и в гостиницу без благословения не ходил; и обо всем происходящем вреде да возвещает настоятелю поистине.

Глава 32-я.

О должности уставщика.

Уставщика должность наблюдать чин клиросный, чтобы певцы чинно стояли и пели, и не творили беседы между собою: и все чтение и пение по чиноположению и уставу происходило бы. Певцы же во всем до согласуют уставщику и друг другу; и да поют умиленно и согласно, не козлогласованием и безчинием, но со страхом Божиим, дабы предстоящих сердца умилить и привести к прославлению имени Божия и упользовати души, жаждущия спасения. Да исправляет же особ и певцов во время, согласия ради и чина; да наблюдает же и о поклонех, да будут по уставу и все прочее по чину.

Глава 33-я.

О должности еклисиарха.

Еклисиарх должен наблюдать над параеклисиархами, чтобы по установлению всегда пред церковным правилом имели тщание приходить благовременно к настоятелю и, приемше благословение, по обычаю благовестили к церковному правилу в свое время; и дабы в церкви чистоту и благоговение наблюдали. Входя сначала в алтарь, параеклисиарх должен положить к престолу Божию три поклона; по сем, да творит, что принадлежит ему. Еклисиарх же и сам да вспомоществует параеклисиархам, а паче во время праздников да наблюдает, чтобы и всегдашнее было чтение синодика в назначенное время; и по ризнице да вспомоществует ризничему во всем.

Глава 34-я.

О должности эконома.

Эконом должен смотреть за всею монастырскою экономиею как на дворе монастырском, так и в монастыре и вне монастыря. Где что требует постройки и починки или вновь что построить, и о том да возвещает настоятелю. Годовых работников для производства найма приводить к казначею; и когда они представят о себе потребный письменный вид, отобрав оный, условливается с ними о цене, и над рабочими прилежно да наблюдает. Поденщиков для монастырской работы, когда будет нужно, нанимает; казначей же оным сам платит, или деньги ему выдает, а от него требует отчета. Эконом же надсмотряет над монастырским скотом и доставлением дров; и прочим, что нужное по его части, да успокоивает всех в обители.

Глава 35-я.

О больничном наблюдателе.

Наблюдатель больничный должен все средства употребить к успокоению больных: одеянием приличным, пищею и отоплением, чтобы болящии во всем были спокойны. Для отвращения же скуки их, да прочитывает им Божественная отеческия писания и утешает во время изнеможения и скорби; в чем же будет нужда, да возвещает настоятелю или казначею и дается им нужное. Во время же смертное да возвещает духовнику; и духовник приходит, исповедает и причащает Божественных Таин. Аще кто из больных оздравеет, переводить таковаго в определенную ему келлию. И тако с надеждою милости Божия, во всем да потщится служай, успокоити больных, что приятнее Богу всесожжения и принесения жертв.

Глава 36-я.

О странноприимнице или гостинице.

Странноприимец или гостинник, вне обители, в гостинице со тщанием да успокоивает богомольцев, приезжающих и приходящих; смотря по званию чинов и лиц, и по количеству людей, отводит им покой по приличию и со смирением, и о ком будет нужда, возвещает настоятелю о прибывшем. Егда же приидет время церковнаго пения, препровождает их с почтением и благопристойно в церковь и показует им места стояния; и по отпусте, паки проводит в гостиницу и успокоивает во всем по возможности.



[1] Часы, смотря по времени лета и зимы (заметка устава).

3