Монастырь Ватопед

Монастырь Ватопед

Монастырь, второй по величию и славе на Святой Горе, расположен на северо-восточном ее склоне на берегу залива Контессо, вблизи развалин известного с VII века до Рождества Христова городка Дион (Зевса), ровесника Рима. Равнина, на которой стоит Ватопед, с трех сторон окруженная горами с прекрасным лесом, засажена виноградниками и фруктовыми садами. Первоначальное освящение места произошло во времена Константина Великого. Равноапостольный царь первым воздвигнул здесь храм в память благодатного пришествия на Святую Гору Божией Матери, в честь Ее Благовещения. Этот храм был разрушен Юлианом Отступником (361–363). В 390 году император Феодосий Великий (379–395) возобновил Благовещенский храм и построил обитель, сделав в нее богатые вклады. Причиной этого послужило чудесное происшествие. Однажды Аркадий, сын Феодосия Великого, возвращался на корабле из Рима в Константинополь. Поравнявшись с соседним Святой Горе островом Имвро, корабль попал в сильнейшую бурю. В страхе Аркадий непрестанно взывал к заступничеству Богородицы. Но налетевшим шквалом ветра он был снесен в морскую бездну. Отчаявшиеся охранники царевича пристали к берегу вблизи разрушенной Благовещенской церкви. Кто-то случайно заглянул в прибрежные кустарники и обнаружил там измокшего Аркадия, в глубоком и мирном сне. Все восславили Царицу Небесную, а царевич после своего удивительного пробуждения рассказал о своем избавлении от погибели заступничеством Ее. Место, где был найден чудом спасенный Аркадий, ныне занято алтарем главной соборной церкви. Император Феодосий в благодарность Пресвятой Богородице за спасение сына и воздвиг новую обитель. С тех пор она стала именоваться Ватопед, что означает «куст отрока».


Ватопедская обитель, основанная Феодосием и облагодетельствованная Аркадием, была разрушена в 862 году, когда арабы, набегами на Святую Гору, грабили монастыри. Иноки ее были умерщвлены, многие от страха разбежались. С того времени Ватопед оставался в запустении и развалинах до середины X века, когда к прп. Афанасию Афонскому пришли из Адрианополя трое знаменитых и богатых граждан. Звали их Николай, Антоний и Афанасий. Когда они рассказали преподобному учителю о желании построить на свои средства какой-нибудь новый монастырь, он указал им развалины Ватопедской обители, сказав, что за ее возобновление они «многократную мзду приимут от Бога». Адрианопольцы восприняли глас святого как глас Самого Бога: так Ватопед возник в новом виде и благолепии (972–985). Ктиторы, приняв иноческий образ, остались в Ватопеде. Уже в XI столетии он стал вторым монастырем Святой Горы после Лавры. Византийские императоры и валахские господари не переставали благодетельствовать Ватопедской обители.


В конце XII века ее насельниками были святитель Савва, архиепископ Сербский, и его отец, преподобный Симеон, в миру – Стефан Немани, царь Сербский. Свт. Савва, царевич, принял пострижение в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре, затем пришел в Ватопед. Здесь подвизался он простым иноком, научаясь послушанию, воздержанию и молитве, а когда пришел к нему престарелый родитель, работал за двоих. Впоследствии державные постриженники основали монастырь Хиландар, украсив его с царской щедростью. Однако и в Ватопеде оставили они по себе благодарную память, соорудив на территории обители семь параклисов.


Страшное разорение и опустошение потерпел монастырь в царствование латиномудрствующего императора Михаила Палеолога (1261–1282), который, желая истребить православие в своем государстве и на Святой Горе, огнем и мечом прошелся по многим ее обителям. Дойдя до Ватопеда, императорские дружины нашли в монастыре лишь больных и престарелых. Когда изверги спросили их, где остальные иноки, они отвечали: «В дебрях и чащах укрываются, чтобы сохранить веру и не оскверниться с богомерзкими». Умертвив этих святых исповедников, латиняне устремились в окрестности Ватопеда и, найдя настоятеля и остальных монахов, стали ласково убеждать их сделаться единомысленными с ними. Но игумен отвечал, что никогда не присоединится к Латинской Церкви, ибо «какое может быть отношение света к тьме?» Тогда преподобномученики ватопедские, числом 12, со своим св. игуменом Евфимием приняли мученические венцы. Место, где их повесили латиняне, стало называться Фурковуни, т. е. «виселичная гора».


После этих несчастных событий Ватопед был обновлен сыном Михаила Палеолога – благочестивым императором Андроником II Палеологом (1282–1328). Впоследствии благодетельствовали Ватопеду Иоанн V Палеолог (1341–1376 и 1379–1391) и его тесть, император Иоанн VI Канатакузен (1341–1355), даровавшие ему богатые метохи (подворья) с утверждением этого дара царскими хрисовулами (грамотами). Все трое закончили свои дни смиренными иноками в Ватопеде.


В первой половине XIV века здесь же в течение трех лет подвизался святитель Григорий Палама (1296–1359). Он пришел в обитель 20-летним юношей и находился в послушании у преподобного старца Никодима Ватопедского, из чьих рук и принял пострижение. Святитель Григорий прославился как защитник православного учения о нетварном Божественном свете и как вселенский учитель исихазма – сосредоточенной духовной молитвы, требующей уединения и безмолвия.


В Ватопедском монастыре был пострижен и преподобный Максим Грек, принадлежавший к древнему и знатному византийскому роду Триволисов. Родившись в Албании, преподобный стяжал великую славу подвижника и страдальца на Руси. В юности он много путешествовал, изучая языки и науки в Италии и Франции. Уже сделавшись монахом на Святой Горе, он изучал древние рукописи, оставленные иноками-императорами. Когда Московский князь Василий III (1505–1533) обратился на Афон с просьбой прислать ученого монаха, чтобы разобраться в греческих рукописях и книгах своей матери Софии Палеолог, то выбор старцев пал на преподобного. В 1518 году он прибыл в Москву. Поселившись в кремлевском Чудовом монастыре, усердно исправлял обнаруженные неточности богослужебных книг, переводил, вел учительные беседы с образованными боярами и вельможами, писал против приверженности русских к суевериям и увлечения обрядовой стороной веры, строгому разбору подверг популярные в народе апокрифические книги. Вскоре афонца обвинили в политической неблагонадежности и заключили в темнице Симонова монастыря, затем в Иосифо-Волоцком. Здесь преподобному явился Ангел, укрепивший его словами: «Терпи, старец. Этими муками избавишься от вечных мук!» Еще 20 лет провел он под церковным запрещением в Тверском Отроч монастыре. Восточные патриархи просили молодого царя Иоанна Грозного отпустить преподобного на Афон, но безрезультатно... Только перед самой своей блаженной кончиной в 1556 году преподобный Максим Грек был признан исповедником христовой истины. Его почитали и на Руси, и на Афоне.


В 1526 году валахский воевода Неанг обновил Ватопедскую обитель и соорудил малую церковь для хранения бесценной святыни – Честного Пояса Пресвятой Богородицы, который в последние дни земной Своей жизни Она подарила апостолу Фоме. С V века Пояс находился в Константинополе.


В XVII столетии в братстве числилось до 300 монахов. Его богатейшая библиотека, хранящая сотни пергаментов и рукописных хартий, сложившаяся к XVIII веку традиция книжной учености иноков – все это позволило основать в Ватопеде знаменитую Афонскую Академию, в которой преподавали и обучались многие известные богословы и деятели культуры той эпохи. Просуществовала Академия пять лет, ибо «светский уклон» ее программы вызвал серьезное противодействие старцев Святой Горы. Развалины Академии – к востоку от обители. На обширном треугольном монастырском дворе, обнесенном стеной с бойницами и кельями, в восточном углу находится семикупольный храм Благовещения Пресвятой Богородицы, построенный в X веке по образцу собора Лавры св. Афанасия. В ватопедский собор ведет величественное преддверие, украшенное мраморными колоннами и арками. Из преддверия – вход в притворы внешний и внутренний. По обеим сторонам притворов два придела: справа – в честь Святителя Николая, слева – великомученика Димитрия Солунского. Над ним, на хорах, находится еще небольшой придел во имя иконы Божией Матери «Отрада, или Утешение». Некогда от этого чудотворного образа был Ее глас игумену, чтобы не открывал дверей обители, ибо шайка разбойников приготовилась ограбить Ватопед. При этом лики Божией Матери и Младенца оживились и изменили свое положение в сравнении с прежним.


Из внутреннего притвора главные двери ведут непосредственно в храм, поддерживаемый четырьмя порфировыми колоннами, доставленными из Рима еще в IX веке сыном Феодосия Великого Гонорием. Иконостас в соборе – двойной. С внешней стороны – золоченый, двухъярусный, современный; внутренний же, древний, не скрывавший алтаря, состоит из ряда мраморных столбов. Весь соборный храм был расписан в XIV веке знаменитым византийским живописцем Мануилом Панселиносом. Сохранилось лишь несколько фресок его работы.


Благовещенский собор можно назвать кивотом драгоценных, чудотворных икон Божией Матери. Помимо «Отрады, или Утешения», в храме хранятся «Закланная», «Предвозвестительница», «Елееточивая». От последней неистощимо исходит дивное благоухание. Ранее она называлась «Одигитрией», но однажды преподобный Геннадий Ватопедский, исполнявший послушание дохиара (заведующего продовольственной частью), по молитве к этой висевшей перед дохиарной иконе Божией Матери умножил кончившийся в обители елей. Название «Закланной» икона получила по такому случаю. Один ватопедский диакон как-то не получил от трапезаря пищи, опоздав из-за своего хлопотливого послушания к обеду. В сильном смущении духа, в каком-то исступлении он стал роптать на Божию Матерь и проткнул кинжалом ланиту Ее написанного на холсте образа. Из раны хлынула кровь, а лик Богородицы сделался бледным, как у смертельно больной. Иконоубийцу нашли ослепшим и помешанным. По молитвам братии через три года он исцелился. Перед смертью явившаяся Богородица обрадовала инока, что он прощен, но рука, дерзнувшая замахнуться на Пречистую, «осуждена до Второго пришествия». Когда по афонскому обычаю через три года открыли его кости, увидели, что осужденная рука осталась неразложившейся и черной. Эту руку доныне показывают паломникам.


В Ватопеде уникальная братская усыпальница, где в возможной целостности сохраняются кости умершей братии этой обители в течение более чем десяти веков. Кроме соборного храма на территории монастыря 16 параклисов и самая высокая на Святой Горе колокольня (35 м). Трапезная внешним видом и внутренним устройством подобна лаврской. В монастырской ризнице множество драгоценной церковной утвари, императорских хрисовулов, патриарших грамот. В особом ковчеге, вместе с Честным Поясом Богородицы хранятся части св. мощей: глава свт. Григория Богослова, глава свт. Андрея Критского, нога ап. Варфоломея, правая нога целителя Пантелеймона, большая кость руки мч. Трифона, чудотворная рука мц. Марины. В зависимости от Ватопеда находятся два скита. Скит вмч. Димитрия Солунского – на расстоянии получаса ходу – назван так по храму, посвященному святому. Этот храм, по преданию, построил сам великомученик в честь Пресвятой Богородицы. Когда же он пролил кровь свою за Христа и мощи его прославились нетлением и чудесами, солунские родственники, поддерживая святогорский храм, переименовали его.


Другой скит, крупнейший на Святой Горе, – это Русский скит св. Андрея Первозванного, называемый также Серай. Это турецкое слово означает «прекрасный дворец». Сераем Андреевский скит назван за необыкновенное изящество архитектуры, это настоящая жемчужина русского Афона. Местность, в которой он построен, – в четверти часа ходу от Карей и в часе от моря – необычайно живописна; роскошная растительность густым ковром покрывает окрестные холмы, вдали – во всякое время захватывающие дух виды морских просторов. В середине XVII века место это выбрали, чтобы построить келлию, где некоторое время жил на покое святитель Афанасий III Пателарий, Патриарх Цареградский, прозванный Лубенским чудотворцем. В 1654 году, возвращаясь с богатыми дарами от русского царя Алексия Михайловича, он скончался в г. Дубны Полтавской губернии. Мощи святителя, прославленные многочисленными чудесами, покоятся ныне в Харькове, в Благовещенском соборе.


Через сотню лет на Афон, тоже для упокоения, прибыл другой Вселенский Патриарх, Серафим I (1733–1734). Осмотрев Святую Гору, он не мог не признать запустевшего участка, избранного святителем Афанасием, одним из лучших по удобству и красоте, земному плодородию и климату. Патриарх приобрел его в собственность, а афонское общество снабдило его строительными материалами. Новый хозяин, приложив и свои немалые средства, построил храм в византийском стиле во имя ап. Андрея Первозванного, который греки затем переименовали во имя преподобного Антония Великого. Храм был расписан кистью знаменитых живописцев, пол украшен патриаршим орлом. Патриарх прожил здесь на покое всего два года, заботясь об украшении сооруженной келлии и возделывании земли, в тесном братском общении с находившимся тогда на Святой Горе преподобным Паисием Величковским. Оставленная Патриархом келлия перешла в собственность Ватопеда, который во времена греческого восстания 1820-х годов не мог ее содержать. Келлия начала переходить внаем от одного хозяина к другому. Наконец в 1841 году ее арендовали два русских монаха, отцы Виссарион и Варсонофий, из богатых купцов. Они начали ревностно заботиться о восстановлении келлии. Вскоре Серайская келлия процвела, в ней собралось до 20 русских монахов. Но община еще не была ограждена правами самостоятельного скита. В 1849 году усердием отцов Виссариона и Варсонофия, а также хлопотами в святогорском Протате русского православного писателя и путешественника по Востоку А. Н. Муравьева, келлия была возведена в степень скита св. ап. Андрея Первозванного, с собственной печатью и правом избирать своего игумена. Торжественное открытие скита состоялось в октябре 1849 года в присутствии Адрианопольского Митрополита Григория (жившего на покое в Ватопеде), двух архимандритов и при большом стечении монашествующих из разных афонских обителей. Ктитором скита был наименован А. Н. Муравьев. Митрополит поставил первым игуменом скита его строителя иеромонаха Виссариона и в благословение от Ватопеда вручил ему икону Божией Матери с предстоящими великомучениками Георгием и Димитрием Солунским, святителями Спиридоном и Николаем, преподобными Антонием Великим, Евфимием Великим, Саввой Освященным и Онуфрием, Предтечей Господним Иоанном и евангелистом Иоанном Богословом. Икона эта, древнего письма, была принесена на Афон святителем Афанасием, Лубенским чудотворцем, основателем Серайской келлии. С ней он путешествовал в Россию, после его кончины икона была возвращена в Ватопед, где и хранилась около 200 лет. Перед своей смертью старец Виссарион благословил собравшуюся в его келье братию скита этой иконой, со словами: «Да будет она вам отрадой и утешением в скорбях и печалях». Образ так и стали именовать «В скорбех и печалех утешение». Икону не раз отправляли с другими святынями для сбора милостыни для Андреевского скита, и милостыня обильно притекала.


Благодаря покровителям из России, в скиту был возведен величественный соборный храм в честь ап. Андрея Первозванного с приделами, посвященными св. блгв. кн. Александру Невскому и равноап. Марии Магдалине. Собор был заложен в 1867 году в присутствии Великого князя Алексея Александровича, сына русского императора Александра II. Освящен в 1900 году. Храм облицован белым мрамором, его высота 40 метров. Внутри – огромный резной золоченый иконостас, в украшении собора использовано кипарисовое дерево. Скит стал бурно отстраиваться и развиваться, так что в 1913 году братство его составляло 1000 русских монахов, достигнув размеров Свято-Пантелеимонова монастыря.


Однако в это же время Андреевский скит стал центром так называемых «имяславцев», которые пытались доказать, что спасению человечества служит постоянное упоминание имени Христова, поскольку Бог существует в Его имени. Летом 1913 года сотни «имяславцев» были высланы в Россию, что значительно стабилизировало духовную жизнь Святой Горы. Главная святыня скита – честная глава ап. Андрея Первозванного. Ныне в Андреевском скиту располагается Православная гимназия для детей из мира, с полным гимназическим курсом – Афониада.

 

 

13