Монастырь Кутлумуш

Монастырь Кутлумуш

Монастырь расположен в глубине полуострова, в 10 минутах ходьбы от Карей. С южной и западной сторон он окружен горами и густыми лесами, с северной и восточной – прекрасной долиной с садами и виноградниками, среди которых во множестве встречаются уединенные кельи – вплоть до самой границы Иверского монастыря.

По-разному объясняют название обители. Некоторые считают, что основателем монастыря был принявший христианство араб или турок по имени Кутлумуш. Но существует и другое предание. Кутлумуш – производное от турецкого слова «куртурмуш», означающего «освобожденный». Во времена, когда враги распространились по всей Святой Горе и опустошили почти все святые обители, подошли они к обители Преображения Господня (так именовался монастырь раньше), уготовляя и ей ту же участь.

 Внезапно, заступлением Божией Матери, обитель покрыл густой мрак, так что враги, несмотря на все усилия, не смогли найти стен и вынуждены были отступить. Столь чудесным образом спасенные иноки назвали монастырь Куртурмуш, подразумевая «освобождение» от врагов. Полагают, что на месте небольшого древнего монастыря Преображения Господня нынешний Кутлумуш получил новый импульс для развития иждивением греческого императора Алексея I Комнина (1081–1118). В акте передачи Русской обители монастыря Фессалоникийца от 1169 года есть уже подпись игумена Кутлумуша.

В начале XIV века обитель была полностью разрушена каталонскими пиратами, но через 15 лет началось новое возрождение. Игумен обители Харитон неоднократно посещал дунайские княжества, где ему удалось собрать значительные материальные средства. В Кутлумуш стали съезжаться все больше юношей из Валахии (исторической области на юге современной Румынии). Большую помощь монастырю оказали валахские господари и воеводы, особенно воевода Иоанн Владислав, справедливо считающийся одним из ктиторов. И тем не менее с середины XV века начался период упадка, усугубившийся пожаром 1497 года. 

Следующий сильный пожар случился в 1767 году. С 1540 года уцелел пятикупольный соборный храм Преображения Господня. Он возвышается в центре квадратного двора и благолепно украшен. В резном золоченом, прекрасной работы иконостасе большая часть икон выполнена в начале XIX века монахом-иконописцем Григорием. Стенная роспись относится к XVI столетию. Пол в соборе выложен мраморными плитами, а окна его галереи заполнены витражами. В 1773 году к соборному храму был пристроен придел, освященный в честь иконы Божией Матери Акафистная. На чудотворной иконе вокруг образа Пресвятой Богородицы изображены пророки и весь Акафист в клеймах.

Кутлумушу принадлежит первая пристань на Афонской Горе Калиагра. Монастырь обнесен высокой каменной стеной, из которой с южной стороны выдвигается высокий пирг. Каменные кельи в два и три этажа опоясывают стены. С запада на третьем этаже находится пространная, расписанная священными изображениями трапезная. У северной стены соборного храма в 1775 году был погребен Антиохийский Патриарх (с 1746 года) Матфей, который последние годы жизни провел в Кутлумуше смиренным иноком.

Одна из наиболее известных келлий обители – келлия св. великомученика Георгия. Эту келлию с церковью приобрел для себя в XVII веке преподобномученик Киприан Новый. На Афон он пришел, будучи иеромонахом, и вместе с двумя иноками начал подвизаться в посте, бдении и молитве, так что его суровая монашеская жизнь сделалась известной по всей Святой Горе. Киприана считали великим старцем, но душа его жаждала больших подвигов. О своем желании воспринять мученическую кончину он поведал опытным старцам, но те посоветовали не поддаваться смущающему его помыслу. 

Тогда Киприан оставил Афон, отправился в Фессалоники и там, в судилище, в присутствии турецкого паши исповедал себя христианином, желая и правителя отвратить от Магомета. Паша, слыша обличение и хулу на своего пророка от незнакомого человека, признал его умалишенным и приказал бить его, затем выгнать вон. Киприан отправился в Константинополь. Здесь он решился написать свою обличительную речь на бумаге и подать ее визирю. С трудом добившись с ним личной встречи, преподобный в лицо убеждал отречься от Магомета и уверовать во Христа Визирь спросил, не подослал ли Киприана к нему Константинопольский Патриарх для нанесения подобного оскорбления. Услышав отрицательный ответ старца, визирь попытался обратить его в магометанскую веру, отправил даже к высшей духовной особе шейху-уль-исламу, который за проповедь перед ним христианства повелел отвести Киприана в Фанари (местность, населенную христианами) и на виду у всех отрубить голову. Когда святого вели на казнь, лицо его сияло радостью. 5 июля 1679 года он получил от Господа мученический венец.

Согласно традиции, в понедельник Светлой седмицы в Кутлумуше бывает крестный ход с чудотворной иконой Божией Матери «Страшная предстательница». Ход следует через некоторые окрестные келлии, заходит в Карею и Протат, затем обратно возвращается в монастырь. В Светлый вторник по улочкам Карей идет крестный ход с иконой Божией Матери «Достойно есть». Он заходит в Кутлумуш и вновь возвращается в храм Протата.

Монастырю принадлежит келлия Рождества Богородицы, называемая Панагуда, в которой с 1978 года жил выдающийся подвижник благочестия современности старец Паисий (Эзнепидис, 1924–1994). К Панагуде от Кутлумуша вела самая утоптанная на Святой Горе тропа – десятки людей ежедневно шли по ней, чтобы побеседовать со старцем. Родился он в период массовой эмиграции греческого населения из Малой Азии. Его родители-беженцы после долгих скитаний нашли приют в г. Коница. По бедности смог окончить лишь начальную школу. Мирская профессия старца была та же, что и у Спасителя: плотник. 

На Святую Гору он прибыл в 1949 году после службы в армии, где был радистом. Много раз в своей уже монашеской жизни старец говорил: «Монахи – Божии радисты. Берут людские известия и пересылают их своими молитвами Всеблагому Богу». На Афоне отец Паисий жил и в Лавре, и в Филофее, и в скитах. В Филофеевской обители от сырого климата заболел туберкулезом, отчего пришлось перенести операцию – удалили правое легкое. В поисках сухого климата переселился на Синайскую гору, два с половиной года подвизался в пустыньке св. мц. Епистимии. Но и очень сухой климат затруднял дыхание, старец вернулся на Афон, жил в Катунаках, в Иверском скиту. Здесь заболело и левое легкое, от которого врачи отняли половину. Невзирая на тяжелую болезнь, старец Паисий вел беседы с паломниками, принимая до 200 человек в день. В одной из бесед он рассказал, что однажды, когда его здоровье находилось в критическом состоянии и он нуждался в человеческой помощи, да к тому же был завален большим снегом, Господь, Которого он горячо молил, послал ему служителей – святых Ангелов, которые служили ему как братия с большой любовью в течение 36 дней.

В 1968 году, по просьбе Священного Кинота, старец помог в преобразовании Ставроникиты в общежительный монастырь, в котором игуменом был избран его послушник – архимандрит Василий. Сам он поселился рядом с своим русским старцем – иеромонахом Тихоном (1884–1968), который много раз удалял старца Паисия из своей маленькой церквушки, поскольку во время Литургии храм наполнялся Ангельскими Силами и о. Тихон два-три часа пребывал в духовном восхищении. В десятилетие 1968–78 годов имя старца Паисия стало известным во всем православном мире. Он не имел мирской образованности, не отличался риторским искусством. Старец Паисий был богословом опыта, ибо, по свт. Григорию Паламе, богослов – не тот, кто много узнал о Христе, а тот, кто много выстрадал за Христа Видевшие старца Паисия представляли, что видят лицо преподобного первых христианских веков – из тех, кто подвизался в пределах египетской Фиваиды, Нубии, Нитрии и Иорданской пустыни. 

Слышавшие старца считали его великим учителем православия. Его поучения о необходимости чистой духовной жизни принимали даже совершенно мирские люди. Старец учил и своим молчанием, особенно тех, кто приезжал к нему в Панагуду из любопытства – этаких «духовных туристов». Около его кельи всегда лежала авторучка, бумага и табличка: «Если у вас есть какие-либо проблемы, напишите ваши имена и я буду молиться за вас, этим помогу вам больше, чем своей болтовней». Ритм его жизни задавала непрестанная молитва. «Молитва – это отдых, – говорил старец. – Душа не устает в молитве, ибо, беседуя с Богом, она отдыхает... Убегай от сильного врага — болтовни с людьми. Как облако закрывает солнце, так болтовня омрачает душу». 

Старец Паисий был очень обеспокоен тем, что мирской дух проникает постепенно и в монашество: «Сильный мирской дух, господствующий в современном человеке, обратившем все свои старания на то, как жить лучше, с большим комфортом и меньшим трудом, к сожалению, повлиял и на большинство духовных людей, которые пытаются стать святыми, употребив как можно меньше труда. Но такого не бывает никогда, ибо «святые дали кровь и приняли Дух». И сердце ныне, радуясь обращению христиан к св. отцам и изумляясь молодежи, которая в стремлении к своим идеалам посвящает себя монашеству, в то же время болит, потому что видит, как весь этот Старец Паисийдобрый человеческий материал не находит подходящей духовной закваски, не поднимается это духовное тесто, и все кончается тем, что хлеб из этого невскисшего теста получается пресным».

Старец Паисий написал три книги, изобилующие жемчужинами его духовного опыта: жизнеописания св. Арсения Каппадокийского и знаменитого Хаджи-Георгия Афонского (XIX в.), а также книгу о святогорских отцах прежних времен, проникнутую чувством восхищения ими: «Отцы того времени имели большую веру и простоту, большинство из них было малограмотно, но, поскольку они имели смирение и подвижнический дух, их постоянно посещало Божественное просвещение, в то время как в наш век умножения знаний логика, к сожалению, поколебала самые основы веры в людях и наполнила души вопросами и сомнениями». Эту книгу можно назвать ностальгией по святогорскому прошлому: «Наши святые отцы освятили пустыню и превратили ее в духовное государство, в то время как мы, к сожалению, превратили в государство мирское. Всякий мирской порядок является великим духовным беспорядком». 

Самому старцу Паисию были благодатные посещения св. вмц. Евфимии и св. мч. Лукиллиана, который удостоил его беседой. 27 мая 1977 года старцу Паисию было явление Господа и Божией Матери, о Которой он говорил, что Она изображается в православной иконописи точно, как он Ее видел. В последние шесть лет его состояние опасно ухудшилось из-за запущенного рака. По Божиему усмотрению старец Паисий закончил свои дни в женском монастыре Суроти, чтобы благословить всю Грецию и Македонскую землю своими честными мощами, дабы и женщины могли приезжать для поклонения старцу.

Среди святынь Кутлумуша – часть стопы праведной Анны, матери Богородицы, рука свт. Григория Богослова, часть главы св. вмц. Анастасии Узорешительницы. В монастыре 4 параклиса. В библиотеке более 600 древнейших рукописей.

3