Игумен и духовник в одном лице

19 мая 2016
Архимандрит Серафим (Петручик)


Слово архимандрита Серафима (Петручика), наместника Спасо-Преображенского мужского монастыря Гомельской епархии, сказанное на монашеской конференции "Духовное руководство в монастырях", которая прошла в Спасо-Евфросиниевском ставропигиальном женском монастыре г. Полоцка 12, 13 мая 2016 года.


Ваше Преосвященство, всечестные отцы и матушки! Я – монах неученый, так что я красиво говорить не умею, но то, что от сердца, скажу. Игуменское служение в монастыре – это служение жертвенное Господу, и братии и ближнему. Игумен, в первую очередь, – это пастырь Церкви, потом – духовный отец, духовный врач, духовный наставник, а уже на последнем месте – администратор. Игумен в монастыре должен все это соединять в одном лице, потому что как на корабле один капитан, который отвечает за все, так и в монастыре должен быть один руководитель и духовный, и административный, чтобы держать руку на пульсе жизни всего монастыря. 

И тогда не будет в монастыре разделения: одни – за игуменом, другие – за духовником, третьи – еще за кем-нибудь. Игумен каждый день должен духовно обогащаться, читать Священное Писание, святых отцов Церкви, каждый день должен работать над собой, чтобы мог сказать, как себя вести. И вот эти знания, что он приобретает каждый день из Священного Писания и отеческих преданий, он должен употребить в своей личной жизни. И потом уже из личной жизни, из личного опыта что-то и преподнести братии. Но если говорить только о том, что мы читали в книге, не имея личного опыта, это будет голословно. Братия выслушают что-то, промолчат, но никакой пользы для души не будет. 

Конечно, игумен для того, чтобы управлять монастырем, должен сам пройти все степени монастырского послушания: трудник, послушник, инок, монах. Должен пройти все сам. Мне очень нравится цитата святого апостола Петра из первого послания: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним непринужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду (1 Пет. 5:2–3); прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха… (2 Пет. 1:5–7). 

Хорошая цитата, я думаю, для нас, для руководителей. Административная работа должна быть на втором плане, даже на последнем, как я сказал. Но для того, чтобы управлять монастырем в административной части, нужны, так сказать, помощники. Я стараюсь реже уезжать из монастыря. Я, когда собирался в Полоцк, для меня это была большая епитимья, потому что я знал, что я уже в монастырь вернусь немножко другим: терпение будет не то, раздражительность… Так что игумен должен реже отлучаться из монастыря, а административную часть должны вести какие-то верные единомышленники и помощники. 

У нас это есть. Отец Георгий, мирской священник, хороший администратор. У нас есть священник иеромонах, который у братии принимает исповедь, а за духовной жизнью в монастыре следит игумен. Беседы, вопросы, откровение помыслов… Я думаю, что это неразделимо: игумен, духовник и администратор должны быть в одном лице. Мне так было сказано (мне отец Иоанн Крестьянкин сказал), что игумен – это как любящая мать и заботливый отец, все в одном лице.

У нас так бывает: в конце рабочего дня мы садимся с экономом и беседуем, что за день сделано и что намечаем на второй день.

– Есть ли проблемы у вас, когда братия смущается исповедоваться игумену, поскольку в его руках административная власть?

– Были такие, но не все. Такие, что кто возле игумена, это шестерки. Но этих уже в монастыре нет, они долго не выдержали, ушли. Сейчас проблем нет.

– Отец Серафим, что необходимо, чтобы братия доверяла игумену?

– Благочестивый образ жизни. Игумен должен вести благочестивый образ жизни. Не только знание, но и жизнь по этому знанию, посещать богослужения, быть на общих послушаниях и, конечно, любовь.

– Практикуется ли в монастыре откровение помыслов? Как оно проходит? Объясняет ли кто-то монахам, что такое откровение помыслов и как помыслы нужно открывать?

– Откровение помыслов – это открыть себя нужно, а не кого-то, как матушка Иулиания говорит. Вот я в таком плане и говорю, что открывай себя, чем ты не доволен, а кем ты не доволен – это говорить не надо. Откровение помыслов – это мы пришли, чтобы пожаловаться на себя, открыть себя, а не чьи-то недостатки.

– Если по какой-то причине у игумена утрачен доверительный контакт с братом монастыря, который раньше открывался игумену, в таком случае как вести себя игумену?

– Бывает так. Если соглашаешься с какими-то страстями, с какими-то выдумками, то ты хороший. А если говоришь, что нельзя так делать, то ты плохой. Но надо идти по хорошему пути, и потом этот человек увидит, что он не прав. Надо человека убедить, надо ему объяснить, что он не прав. Если он слова не понимает, молиться за него. И тогда он поймет, что он не прав.

– Отец Серафим, есть ли какие-то особенности окормления женских и мужских монастырей?

– У мужчин меньше вопросов, у женщин больше. Они в большинстве не о себе говорят, а о ком-то. Ну конечно, что-то сказать надо, надо поддержать их, надо что-то объяснить, права или не права, но отталкивать не надо. Мы же помним заповедь Христа: всякого грядущего ко Мне не изжену вон.

– Отец Серафим, как игумену совмещать окормление братии монастыря и окормление паломников, чтобы на все хватало времени и сил?

– По расписанию. Богослужение, братия, паломники.

3