Преподобный Антоний Киево-Печерский как основатель старчества на Руси

12 августа 2018
Архиепископ Нежинский и Прилукский Климент
Преподобный Антоний Киево-Печерский как основатель старчества на Руси

Ко дню памяти прп. Антония Печерского и в честь годовщины 1035-летия со дня его рождения в Киево-Печерской Лавре состоялась международная конференция на тему «Киево-Печерская Лавра — Афон — Иерусалим: единство сквозь века». С полной программой конференции можно познакомиться на сайте Международного института афонского наследия. На пленарной части конференции от Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря прозвучал доклад на тему «Преподобный Антоний Киево-Печерский как основатель старчества на Руси», который по благословению игумена русской святогорской обители архимандрита Евлогия был зачитан архиепископом Нежинским и Прилукским Климентом, председателем Учебного комитета УПЦ и Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ.

Настоящей доклад посвящен более глубокому рассмотрению роли преподобного Антония Печерского в формировании традиции монашества на Руси.

Утрата оригинального жития преподобного Антония, отрывочность и скупость информации о нем в других дошедших до нас источниках, послужили формированию довольно узкого представления о его жизненном пути и личном вкладе, как первоначальника, в развитие отечественного монашества.

Традиционно участие преп. Антония в создании Печерского монастыря ограничивается лишь копанием пещер, собиранием первого братства и преподанием благословения печерскому монастырю Святой Афонской Горы. Нередко подчеркивается, что преподобный принес на Русь пещерножительство, которому якобы обучился на Афоне. Однако такой ограниченный взгляд противоречит здравому рассуждению и духовному смыслу: в чем же тогда суть миссии преподобного и сила его благословения, если собранное им братство еще при жизни Антония фактически отходит от преподанного им якобы Афонского пещерножительного устава, и переселяется в Наземный монастырь, принимая общежительный Студийский устав, и меняя практически все установления преп. Антония, принесенные им с Афона?

Скорее всего, имело место недостаточно глубокое понимание со стороны составителей жития преп. Антония значение его миссии для древнерусского монашества в силу отсутствия достаточной информации. Знание того, где именно на Святой Горе преп. Антоний принял постриг, помогло бы понять суть его миссии на Руси.

Скупое упоминание Повести Временных Лет о том, что преп. Антоний постригся в одном из Афонских монастырей, побудило благочестивых русских паломников искать Святогорскую обитель, в которой начал свою монашескую жизнь первоначальник всех русских иноков.

Основным и единственным фактором отождествления стало наличие вблизи той или иной Афонской обители какой-нибудь пещеры, которую можно было бы определить как Антониеву. Таким образом, сформировались три гипотезы: так называемые «Лаврская», «Иверская», и «Эсфигменска». Все они подробно описаны, изучены и рассмотрены в разных публикациях и исследованиях, в том числе и нашего монастыря. Мы не будем уделять им внимания в настоящем докладе.

Поскольку перечисленные гипотезы к настоящему времени полностью дезавуированы, как произвольные и не на чем не основанные, особое внимание привлекает к себе 4-я гипотеза, согласно которой преп. Антоний принял монашеский постриг и благословение возвратиться на Русь в Древнерусской Лавре Ксилургу. Особенность этой гипотезы в том, что она единственная из перечисленных не была привязана к попытке найти признаки пещерножительства в этом монастыре, но основывалась исключительно на том убеждении, что преп. Антоний не мог подвизаться нигде, кроме как в монастыре своих соотечественников, который, согласно преданию был основан еще во времена равноап. Князя Владимира. Это убеждение уже само по себе могло бы быть достаточно обоснованной исторической вероятностью, если бы существовал документ, верифицирующий существование Свято-Успенской Ксилургийской Лавры во времена св. кн. Владимира. Однако, на протяжении практически 900 лет первым документом монастыря Ксилургу считался акт 1030 года, лишь с достаточной условностью позволявший допускать существование Ксилургийской обители в начале XI века. По этой причине Пантелеимонов монастырь если и решался высказывать «Ксилургийскую гипотезу» о месте пострига преп. Антония, то лишь гипотетически и не прямым текстом.

Все изменилось в 1932 году, когда группа французских ученых во главе с Полем Лемерлем обнаружила в архивах Великой Лавры акт «февраля 14 индикта», который идентифицирован как 1016 год. В этом документе Игумен обители Россов Герасим оставил подпись со своим развернутым титулом. Эта грамота сохранилась в подлиннике и была издана П. Лемерлем в Парижской серии «Архивы Афона», с приложением фотографий.

К сожалению в 30-х годах XX века этот безусловно уникальный документ не был достаточно изучен и не получил должного осмысления. Способствовало этому и лихолетье тех времен со всеми известными общественными, политическими и военными катаклизмами. Лишь в последнее время, в связи с празднованием юбилея 1000-летия русского монашества на Афоне, этот поистине уникальный документ вновь привлек к себе внимание.

Акт 1016 года с подписью «игумена обители Россов», наряду с другими документами обители Ксилургу, такими как опись 1142 и акт 1169 года, дают основание окончательно принять как наиболее правдоподобную и научно обоснованную гипотезу об основании русской обители на Святой Горе при князе Владимире Святославиче, ранее считавшуюся скорее легендарной. Документальное подтверждение существования Русской обители на Афоне в начале XI века посредством акта 1016 года подтверждает и историческую вероятность связи преп. Антония Печерского с этим монастырем, и фактически обосновывает ее как единственно возможную.

Основываясь на этой вероятности, мы можем иметь суждение и о том, какое воспитание получил преп. Антоний в Лавре Ксилургу, на каких правилах сформировался и возрос его внутренний духовный человек, и, наконец, какую духовную традицию он принес на Русь вместе с благословением своего старца-наставника, чтобы приобщить, таким образом, русских иноков к Святогорскому монашескому опыту.

Что же представляла собой в начале XI века Древнерусская Ксилургийская Лавра Успения Пресвятой Богородицы с точки зрения организации монашеской жизни?

Учреждение русской обители на Афоне относится к периоду деятельности преп. Афанасия Афонского. По инициативе преп. Афанасия началось восстановление старых монастырей Афона и преобразование их в лавры, по подобию Лавры Афанасиевой. Возводились и новые обители, которые также именовались лаврами. Монастырь же преп. Афанасия, в отличие от ново-учрежденных лавр, именовался «Великой Лаврой», то есть – первенствующим по чести монастырем, каковым является и по сей день. По всему христианскому миру разнесся слух о «монашеском рае», о «вертограде Пресвятой Богородицы», процветшем на Афонской Горе. К моменту смерти преп. Афанасия в 1000-м году на Афоне собралось уже более 3000 монахов, среди которых были греки, грузины, болгары, сербы, валахи и русские, или, как их тогда именовали – «россы».

Из питтакиона императора Константина IX Мономаха (1042-1055), упомянутого в акте Пантелеимонова монастыря 1048 года, известно, что монастырь россов «Богородица» или «Ксилургу» также имел статус лавры.

Наименование первого русского монастыря «лаврой», а также занимаемое им 13-е место в большом числе прочих обителей, говорит о том, что монастырь Россов «Богородица» входил в число обителей, созданных по примеру и образцу Великой Лавры, а возможно – и по почину самого преп. Афанасия Афонского. Древнерусская Лавра также имела статус царской обители. До 1313 года Афон находился в непосредственном подчинении императора. Негреческая община в виде монастыря не могла возникнуть на Афоне без соответствующего распорядительного документа монарха. Несомненно, что для получения такой монаршей санкции необходимо было соответствовать уставным критериям, заданным образцовым монастырем преп. Афанасия Афонского. Акт Пантелеимонова монастыря 1030 года, ссылающийся на Питтакион Императора Константина Мономаха, является документальным свидетельством того, что Древнерусский монастырь на Афоне был изначально организован как общежительный.

О киновиальном устройстве русской монашеской общины свидетельствует также документ 1143 года, представляющий собой подробнейшую опись монастырского имущества и хозяйства. Одно лишь только исчисление и группирование вещей и запасов приводит нас к этому выводу .

Наконец, в акте 1169 г. сам Прот Святой Горы с собранием Игуменов других обителей свидетельствует о братстве русского монастыря Ксилургу, как о людях, ведущих похвальную жизнь, тщательнейших в делах духовных, споспешествующих созиданию богоугодных домов и устроению монашеских заведений. Прот с прочими Игуменами не только передает русскому братству запустевшую обитель Фессалоникийца, но и призывает сделать эту обитель «истинным монастырем» . Акт 1169 года красноречиво свидетельствует как об образцовой общежительной организации русской монашеской общины, так и о высоком доверии и уважении, приобретённым ею в глазах всей Афонской монашеской семьи.

Не менее значимыми являются ответные слова Игумена монастыря Ксилургу Лаврентия, в которых он, между прочим, просит оставить за братством и прежнюю обитель, то есть Ксилургу, в которой остались пребывать «кости преждепочивших отцов» . Эти слова отчетливо показывают, как дорожили русские иноки памятью, преемственностью и духовным наследием своих отцов-предшественников, что также является характерным признаком хорошо укоренившейся общежительной монашеской традиции. Несомненно, что эту же традицию впитал и затем перенес на древнерусскую землю в новосозданную Печерскую Лавру преп. Антоний. Сказанная им фраза при основании Печерского монастыря – «да будет на месте сем благословение Святой Афонской Горы и старца, который постриг меня», – так же свидетельствует о благоговейном отношении преп. Антония к духовному старческому наследию, носителем которого он является.

Последующая деятельность преп. Антония по устроению монашеской жизни в новосозданной им Печерской обители, и в особенности вышеприведенная фраза, абсолютно ясно показывают, что он являлся носителем именно общежительной традиции, а не пустынной или особножительной.

Время, когда преп. Антоний пребывал на Афоне, являлось эпохой расцвета общежительного монашества. Миссия преп. Антония, возложенная на него Промыслом Божиим, заключалась в приобщении к этой традиции монашества новопросвещенной Святой Руси. Об этом и говорит свт. Симон Суздальский в своем послании к преп. Поликарпу: «Просветил словно солнце преподобный сей законодатель Русскую нашу землю законом иноческим совершенным, блистающим добрыми делами, в пещере, подобно свету, во тьме сияющему. И подал благоприятный день спасения, в котором благообразно начали ходить русские сыны, приемлющее благочинный иноческий образ» . И в дальнейшем повествовании сказатель жития преп. Антония неоднократно подчеркивает, что преподобный пребывал на Афоне именно в общежитии в монастыре, в котором постригся, а не в пустынническом житии в пещере («Преподобный же Антоний был в то время в Святой Горе, в монастыре, где постригся») .

По словам еп. Порфирия (Успенского), около 300 лет — с 675 по 970 год — Святая Гора была средоточием отшельнического, безмолвного жития. Все насельники Афона той поры жили уединенно, каждый по своему порядку и уставу . Но, как мы уже говорили, в X и XI веках, со времени основания Великой Лавры преподобного Афанасия, такой образ жительства не был уже характерной чертой Афонского подвижничества, благодаря принятию которой происходило бы приобщение к святогорской традиции.

Пещерничество преподобного Антония дóлжно скорее считать вынужденной, нежели принципиальной формой подвижничества, продиктованной местными, то есть киевскими, причинами, а отнюдь не святогорской традицией.

Необходимо заметить, что общежитие само по себе, как форма организации, не является самодостаточной для спасения. Общежитие – это всего лишь оболочка, которая должна быть наполнена внутренним содержанием, без которого оно становится формальным и мертвенным, как фарисейство и законничество. Душа общежития – это послушание, а его дух – это старчество. Старчество и послушание – два столпа, на которых зиждется общежитие и которыми одухотворяется и живится. Как в Церкви без иерархической священной власти невозможна передача апостольской благодатной преемственности, так в монашестве без старчества невозможна передача духовной преемственности, заключающейся в передаче опыта борьбы со страстями и стяжания благодати Божией. Но, с другой стороны, без послушания невозможно восприятие и дальнейшая передача традиций благочестия, основанных на Священном Писании и святоотеческом учении. Без старчества и послушания, как без души и духа, невозможно удержать общежитие на достойном духовном уровне – оно неминуемо будет сползать вниз, не имея подпитки от глубоко укоренившейся духовной осознанности и веры. Общежитие невозможно учредить директивным путем. Можно лишь констатировать факт, что оно сложилось в силу наличия вышеназванных двух факторов, или же – что оно утратило силу по причине отсутствия тех же двух факторов. Для того, чтобы сложилось общежитие, необходим живой старческий опыт и готовое к его восприятию сердце начинающего подвижническую жизнь послушника.

Таковой живой пример явил преподобный и богоносный отец наш Антоний – основатель русского богодухновенного старчества. Многие обители были созданы на Руси до него, но ни одна из них не просияла таким высоким уровнем иноческого благочестия, как Лавра преп. Антония. Имели эти монастыри и иноков и наставников, и устав. Но не было в них опытного старца, который знал бы пути стяжания, хранения и преумножения благодати Божией.

Киево-Печерская Лавра – колыбель древнерусского старчества, и сегодня несет на себе благодатный потенциал, переданный ей некогда преп. Антонием Печерским – благословение Святой Афонской Горы и старца, постригшего преп. Антония. Очень важно для сохранения этого благодатного потенциала и сегодня поддерживать духовную связь с Афоном и с обителью, где принял постриг «отец всех русских монахов», для того чтобы поверять соответствие святоотеческим общежительным традициям, непрерывно хранящимися и возделывающимися на Святой Горе.

Источник

8