Будничный богослужебный устав обители преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев: прошлое и настоящее

13 июля 2021
Монах Аристарх и Николай Белавинский

1.jpg

На Валааме существует особая историческая связь между современной литургической жизнью монастыря и богослужением на Старом Валааме. Это живое литургическое предание, освятить некоторые моменты которого мы постараемся в нашей статье.


Валаамский монастырь, основанный преподобными Сергием и Германом, уже много веков является одним из важнейших духовных центров нашей страны. Умиленные сердце и уста святых валаамских основателей и их ближайших сподвижников непрестанно славословили Господа, но письменные свидетельства о том, какие чинопоследования и службы они совершали до нас, к сожалению, не дошли. Достоверные сведения о богослужебном уставе Валаамской обители имеются только с начала XVIII века.

***

Богослужение является одной из фундаментальных основ общежительной монашеской жизни. Особенностью богослужений Валаамской обители, помимо знаменитого валаамского распева, является стремление к сохранению неторопливого монастырского уставного богослужения. Это является редкостью для монастырей подобного уровня, ввиду значительного количества приезжающих паломников и гостей. За прошедшие 30 лет с момента последнего возрождения монастыря (этих возрождений было несколько за всю его долгую историю) здесь сложилась своя особая богослужебная практика, корни которой уходят в глубину III-х веков.

Во второй половине XVIII века в монастыре случилось несколько крупных пожаров, монашеская жизнь была в упадке. В 1781 году митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Гавриил решил поставить игуменом возрождающегося монастыря опытного старца Назария из Саровской пустыни и поручил ему ввести на Валааме строгий общежительный Саровской устав.

Вторая часть устава, помимо святоотеческих общежительных правил и наставлений к братии, содержит несколько глав, посвященных богослужебному церковному чину. Есть и указание относительно монастырского распева: «Пение же столповое... чинно и неспешно, но внимательно и умиленно». Эти слова и поныне не потеряли своей актуальности для братского хора. Валаамское пение и сегодня содержит «глубокое набожное чувство и необыкновенную энергию, которая потрясает душу», что отмечал еще в середине XIX в. святитель Игнатий (Брянчанинов).

В начале XX в. будущий митрополит Вениамин (Федченков), будучи студентом Духовной Академии посетив Валаам в 1905 году, писал про валаамские распевы: «Прежде всего в них слушатель не найдет никаких нежностей, никакой слащавости... здесь — простота и строгость, и в то же время — какая-то захватывающая душу могучая, своеобразная красота! Напевы валаамские до того оригинально-содержательны, что нередко приходишь в религиозный восторг. И представьте, я говорю ... про обычное, простое гласовое пение! Я разумею пение стихир, самогласнов, подобнов и так далее». И сегодня посетив валаамское богослужение, сложно не согласиться с этими словами.

Епископ Вениамин (Милов) в своем труде «Пастырское богословие с аскетикой» подчеркивает значение валаамской традиции пения трех канонов с акафистом в составе подготовки к приобщению Святых Христовых Тайн: «На Валааме от причастника требуется, кроме выслушивания уставных, предлитургийных служб, чтение и слушание на повечерии трех канонов: Спасителю, Божией Матери, Ангелу Хранителю — и одного акафиста по выбору... умилительное влияние их на душу огромно. Частое повторение сладчайшего имени Иисуса и имени Божией Матери вводит читающего в живое общение и отношение к Спасителю и Богоматери и сосредоточивает внимание на высоких истинах Домостроительства Воплощения».

Данный чин соблюдался на Валааме в точности до недавнего времени — на малом повечерии. До весны 2017 году в период Пения Октоиха три канона с акафистом совершались на повечерии ежедневно, кроме субботы, воскресенья и дней после бдения. После Пятидесятницы 2017 году этот чин совершается дважды в неделю: по средам и пятницам, но с 2020 г. временно отменен в связи с пандемией.

Богослужение при игумене Андронике (1990-1993 гг.)

При игумене Андронике, назначенном наместником обители в 1990 году, был восстановлен исторический устав Валаамского монастыря, принятый в 1784 г. Богослужения в храме стали проходить ежедневно.

Благодаря интервью о. Андроника, данного газете “Северный курьер” в 1992 году, мы можем познакомиться с описанием будничного богослужения того периода: «В три часа ночи начинается богослужение и длится до девяти утра. В утренние часы — Литургия, в 10.30 — обед, в шестнадцать часов — вечернее богослужение. В половине седьмого — ужин и еще одно богослужение».

Проанализируем это описание и сравним с богослужением на Старом Валааме. Как пишет архимандрит Афанасий (Нечаев) в своих воспоминаниях о Валаамской обители, «день свой все монахи начинают одновременно пробуждением в два с половиной часа... и через полчаса идут все к полунощнице и утрене...». Следовательно, полунощница начиналась в тоже время, что и на Старом Валааме. Из слов о. Андроника следует, что утреннее богослужение длилось около шести часов — это является подтверждением того, что в первые годы после возрождения обители служили по Типикону без сокращений: полунощница, утреня с полным количеством кафизм, назидательными чтениями Пролога и святых отцов, канонами с библейскими песнями без сокращений. Такое богослужение длится не менее 3-x часов. Это подтверждают и воспоминания других насельников монастыря.

Например, рясофорный послушник Олег Стручков отмечает: «Да, утреня была уставная на сто процентов. С библейскими песнями...». По воспоминаниям иеромонаха Амвросия, при восстановлении монастыря у первых насельников было стремление «привести свою внешнюю жизнь в соответствии с уставом богослужений...».

Даже время обеда, начинавшегося довольно рано, в 10:30, весьма показательно. Именно в это время начиналась дневная трапеза на Старом Валааме.

Рассмотрим вечернее богослужение. По словам о. Андроника, оно состояло из двух частей: «...в шестнадцать часов — вечернее богослужение. В половине седьмого — ужин и еще одно богослужение». Поскольку вечерняя трапеза в монастырях начинается сразу после вечерней службы, то несложно вычислить, что первая «вечерняя служба» длилась 2,5 часа. Из этого можно сделать вывод, что после вечерни, длившейся около одного часа, служилось повечерие, в начале которого в течение полутора часов совершалось первое «келейное общее правило», описанное нами выше: «валаамские» три канона с акафистом Богородице. Данный вывод подтверждается воспоминаниями братии: «сначала шла вечерня, малое повечерие делилось на две части: в первой части были три канона с акафистом, потом все уходили на трапезу...». Современная практика также подтверждает наш вывод: трехканонник с акафистом на повечерии, длится те же полтора часа.

«Еще одно богослужение» после ужина, о котором говорит в интервью о. Андроник, является ничем иным, как «вторым общим правилом» из Валаамского устава, то есть второй частью повечерия с Иисусовой молитвой и поклонами, молитвами на сон грядущим, чтением помянника и чином прощения. После ужина, как свидетельствует об этом иеромонах Амвросий, братья «возвращались и шла молитва Иисусова с поклонами, окончание малого повечерия с вечерними молитвами, плюс чин прощения». Послушник Олег Стручков дополняет это описание: он отмечает, что помянник о здравии и об упокоении в конце повечерия читался ежедневно, кроме дней, когда есть Всенощное бдение.

В своих воспоминаниях о возрождении монастыря, иеромонах Геронтий (Федоренко), бывший в те годы братским духовником на Валааме, подробно описывает совершение второй части монашеского правила на повечерии, которое практически полностью повторяет чинопоследование образца 1711 года.

«Мы старались ничего не сокращать, все совершали строго по уставу» — этими словами иеромонаха о. Геронтия можно охарактеризовать начальный этап восстановления богослужебной жизни на Валааме. Более того, в 90-е годы валаамские монахи были настолько ревностны, что добавляли к Типикону и Валаамскому уставу дополнительные элементы. Так, по аналогии с традицией Троице-Сергиевой Лавры, перед полунощницей служился братский молебен у раки преподобных Сергия и Германа. По воспоминаниям о. Амвросия, утреннее богослужение начиналось с молебна, потом шли утренние молитвы, затем полунощница.

Богослужение при игумене Панкратии (1993 г. по настоящее время)

В январе 1993 года Игуменом обители был назначен насельник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Панкратий (Жердев), ныне епископ Троицкий, до сих пор являющийся наместником Валаамского монастыря. Воспоминания владыки Панкратия дополняют общую картину начала 90-х: «...несмотря на трудности, устав сразу выбрали суровый, Валаамский, а служить и петь было почти некому. Клирос держался буквально на одном человеке, который пел весь суточный круг без сокращений. Это было, конечно, очень трудно. Но Господь укреплял Своей благодатью...».

Однако, с течением времени стало очевидным, что в полной мере исполнять старый богослужебный устав физически невозможно: «...на Валааме сначала пытались строить жизнь в соответствии с древним монастырским уставом, однако вскоре мы поняли, что это нам не по силам. Пришлось вносить некоторые изменения».

Владыка Панкратий тогда часто посещал Афон, сыгравший важную роль в формировании русского монашества. Он изучал традиции Святой Горы и стремился перенять многовековой опыт святогорской монашеской жизни (в том числе и богослужебной) для устроения своей обители — Афона Северного, как нередко именуют Валаам.

Отец Геронтий рассказывает, что «отец Панкратий с братией стали ездить на Афон, и с благословения игумена на Валааме начали вводиться некоторые афонские традиции. Так, Иисусова молитва, которая ранее совершалась всей братией на повечерии в храме, была перенесена в келии. А три канона с акафистом читали по-прежнему в храме на повечерии…».

Итак, во второй половине 90-х годов в валаамском богослужении произошли изменения в сторону его сокращения: одним из первых стало перенесение Иисусовой молитвы с поклонами из храма в келии. В этой связи исчезла необходимость разделять повечерие на две части, и его стали служить целиком, сразу после вечерни. Это противоречит 9-й главе Типикона, которая предписывает совершать повечерие после вечерней трапезы. Однако, поскольку три канона с акафистом, составляющим большую часть повечерия, по Валаамскому историческому уставу должны совершаться до вечерней трапезы, то до ужина теперь служится и повечерие, на котором они читаются.

Жизнь показала, что большинству братии не под силу проводить в храме 8-9 часов ежедневно и при этом нести свои нелегкие послушания, живя в суровых северных условиях. К тому же благодаря знакомству игумена и старшей братии с афонской традицией, появилось стремление уделять больше внимания келейной молитве и умному деланию. А это, в свою очередь, также требовало больше личного времени у монахов, что привело к сокращению времени, проводимого в храме, то есть к сокращению храмового богослужения. В 2014 году насельник монастыря иеромонах Савва составил список богослужебных элементов, присутствовавших в монастырском богослужении в 90-е годы, но позже сокращенных. Этот документ подтверждает строгость богослужений первых лет и дает представление о тех сокращениях, которые были совершены в течение 20-ти лет, начиная с конца 90-х годов. Перечислим некоторые пункты:

1. Молебен у раки прпп. Сергия и Германа перед полунощницей.
2. 3-я кафизма на утрене.
3. Сокращение библейских песен на каноне утрени.
4. 9-й час перед бдением.
5. Заупокойная Лития после будничной утрени.

Таким образом, после энтузиазма первых лет произошло некоторое отрезвление: в конце 90-х годов в обители возникла тенденция к разумному сокращению богослужения для выстраивания более гармоничной монашеской жизни, позволяющей сочетать келейную молитву, храмовое богослужение и труд.

Эти изменения, заключавшие в себя не только богослужебные сокращения, но и изменения времени их совершения, завершились к концу первого десятилетия двадцать первого века. Об этом свидетельствовали гости монастыря во время посещения обители в 2008 г.: «Вечером служится вечерня, повечерие (с тремя канонами и акафистом, в воскресенье без канонов, только акафист преподобным Сергию и Герману), служится полунощница, утреня, часы и Литургия. Девятый час читается вечером, перед вечерней следующего дня. В будние дни, только для братии, совершается ранняя Литургия в Братском храме Валаамской иконы Божьей Матери...».

В современной валаамской практике с 05:00 до 09:30 совершается полунощница, утреня, 1,3,6 часы и Божественная литургия. После трапезы в 13:30 ежедневно, кроме воскресных и праздничных дней служится молебен. В понедельник — прп. Антипе Валаамскому, во вторник, четверг, пятницу — прпп. Сергию и Герману Валаамским чудотворцам, в среду — у иконы “Всецарица”, в субботу — у Валаамской иконы Божией Матери. В 17:00 совершается вечерня и малое повечерие. На малом повечерии в воскресные дни читается акафист прпп. Сергию и Герману.

Будничное богослужение.

Седмичные службы составляют основу ежедневной монашеской богослужебной жизни. Они имеют свою неповторимую красоту, молитвенность и строгость. Под строгостью мы здесь понимаем степень приближения к требованиям Устава, несравнимую с приходской практикой.

Полунощница.jpg

Полунощница.

На Старом Валааме полунощница начиналась в 03:00, а в случае полиелея — в 02:30, что, безусловно, более соответствует ее названию, назначению и месту в суточном круге богослужений, как молитвы, совершаемой после полуночи. Сегодня в монастыре полунощница начинается в 05:00. По Уставу полагается ударять в малый колокол, но современная практика иная. Перед началом полунощницы дежурный привратник три раза с интервалом в 10 минут (04:37, 04:47, 04:57) обходит по периметру Внутреннее каре, стуча в било, чтобы разбудить братию на утреннее богослужение — это скитская афонская практика. На Старом Валааме для этих целей использовали колокольчик: «...побудкой были заняты два монаха, специально назначенные для этого. Они в течение часа проходили по коридорам двух четырехугольных несколько-этажных зданий и из каждой кельи, а их было больше тысячи, должны были дождаться ответа. Последние с трудом успевали к началу богослужения».

Являясь самым «монашеским» богослужением суточного круга (в приходской практике не служится), полунощница задает молитвенный тон на весь последующий день. Полумрак (горят только лампады) статичность и монотонность службы, отсутствие пения, позволяет сосредоточиться на молитве.

В 04:15 церковник открывает храм и зажигает лампады, делает последние приготовления перед службой. На Старом Валааме, как вспоминает бывший валаамский послушник, «было принято к ночной службе зажигать лампады перед иконами по обеим сторонам Царских врат и перед местночтимыми иконами; остальные зажигались перед утренней службой, а все лампады — перед Литургией».

Сегодня все лампады, использующиеся за утренним богослужением, зажигаются в одно время при подготовке к полунощнице: на иконостасе, перед иконами в храме и центральное лампадное паникадило, состоящее из 18 лампад. Согласно внутреннему документу «Памятка церковнику», одной из обязанностей церковника является «к 4.57 обеспечить в храме полную тишину, предупреждая братию и паломников о начале богослужения...» На Валааме, за исключением определенных моментов, во время службы не принято ходить, прикладываться к иконам и ставить свечи. Тем более это соблюдается на полунощнице, самой “тихой” и статичной службе суточного круга.

Согласно 9-й главе Типикона полунощница совершается в притворе. Как отмечает А.С. Кашкин: «это предписание сегодня исполняется только на Афоне и в некоторых монастырях строгого устава...». Поскольку притвор Спасо-Преображенского собора для этой цели слишком мал (к тому же, там располагается монастырская лавка), его роль выполняет задняя, западная часть храма. Для этого у иконы святителя Игнатия (Брянчанинова), недалеко от раки преподобных Сергия и Германа ставится раскладной аналой. Чтение происходит при свечном освещении: три свечи горят на аналое.

Перед началом полунощницы чередной иеромонах, облаченный в епитрахиль, исходит из алтаря в заднюю часть храма, становится в районе лампадного паникадила (напротив икон свт. Игнатия (Брянчанинова) по правую руку и прп. Назария Валаамского по левую) и дает начальный возглас: “Благословен Бог наш...”. Чтец начинает обычное начало: “Аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе”. “Царю Небесный...” и прочее.

В 90-е годы ХХ века на Валааме утреннее богослужение имело более развернутый характер: полунощницу предварял братский молебен у раки прпп. Сергия и Германа и утренние молитвы. Поскольку большинство первых насельников Валаама прибыли из Троице-Сергиевой Лавры, очевидно, эта практика была заимствована оттуда. Но, видимо, со временем было решено сократить эти элементы, растягивающие и без того длинное утреннее богослужение. Однако у братии осталось желание почтить своих небесных покровителей и основателей монастыря преподобных Сергия и Германа, и испросить у них благословение на начало нового дня. Поэтому было решено сразу после полунощницы вставить заключительные элементы молебна преподобным: тропарь, молитву и величание.

Полунощница завершается возгласом: “Молитвами святых отец наших...”, на что чтец отвечает: “Аминь”. В этот момент вся братия становится как бы полукругом по левую сторону от раки преподобных Сергия и Германа в задней части храма, обращая свой взор на прекрасную икону над ракой, на которой изображены основатели обители, преклонившие колена пред Господом Иисусом Христом, сидящем на престоле в окружении Пресвятой Богородицы, Ангелов, и св. Иоанна Предтечи. Две большие свечи на раке, специально зажигаемые во время построения, освящают мягким светом икону. Чередной иеромонах становится перед ракой. Клиросные начинают и вся братия подхватывает торжественно-умилительный тропарь на 4-й глас Валаамского распева: «Евангелия Христова истиннии послушницы...», который в тоже время звучит как величественный призыв на духовную битву для всего монашеского воинства.

По окончании тропаря иеромонах произносит: «Ко преподобным и богоносным отцам нашим Сергию и Герману Валаамским чудотворцам помолимся». Хор: «Преподные отцы наша Сергие и Германе, молите Бога о нас». Вся братия преклоняет колена (если случится праздник от славословия и выше, коленопреклонений не полагается). Иеромонах читает молитву ко святым основателям нашей обители (при необходимости, для чтения используется свеча). После молитвы хор поет величание. С началом пения величания служащий иеромонах, совершив три земных (в случае праздника — поясных) поклона, прикладывается к раке преподобных и направляется в алтарь. Параллельно с ним переходит из «притвора» на левый клирос и чтец, читавший полунощницу, — в его обязанности входит также чтение начала утрени с двупсалмием. Братия по чину прикладывается к раке преподобных, после чего каждый занимает свое обычное место в храме. Продолжительность полунощницы вместе с чином поклонения преподобным Сергию и Герману Валаамским составляет в среднем 35-40 минут.

Итак, сложившийся в последнее десятилетие вышеописанный богослужебный элемент, имеющий, как мы выяснили, свое происхождение от братского молебна, является как бы связующим звеном между полунощницей и утреней. Он заполняет собой промежуток между этими уставными службами суточного круга, предусмотренный Типиконом, придавая утреннему богослужению особенную красоту и торжественность.

Утреня.

Можно без преувеличения назвать валаамскую утреню уникальным явлением в современной богослужебной практике Русской Православной Церкви уже потому, что она служится в положенное время суток — утром. А.С. Кашкин констатирует, что «в настоящее время в приходской практике утреня обычно совершается вечером сразу после вечерни». Однако сегодня не только на приходах, но и во многих, особенно — крупных монастырях, принимающих большое количество паломников, утреня нередко служится вечером сразу после вечерни. По этому поводу владыка Вениамин, епископ Борисовский и Марьиногорский (ныне — митрополит Минский и Заславский, Патриарший Экзарх всея Беларуси; прим. МХ) в своем докладе «Особенности монастырского богослужения» отмечает: «некоторое недоумение у молящихся вызывают слова «исполним утреннюю молитву…» во время вечернего богослужения, братья могут смущаться тем, что раньше во времена знаменитых преподобных отцов утреня служилась утром... Паломники ищут в монастырях образец веры, благочестия и несоответствия уставу могут ранить их сердца...»

Сразу после завершения пения величания преподобным открывается завеса Царских врат, и иеромонах, который к этому моменту успел зайти в алтарь и благословить кадило, произносит начальный возглас утрени: “Благословен Бог наш...” и начинает каждение алтаря, а затем храма по Уставу. Чтец: “Аминь. Приидите, поклонимся...”, ктиторские псалмы и далее последование утрени наряду. Уставного звона к утрене нет. В это время братия продолжает прикладываться в раке преподобных и занимать свое место в храме. По традиции, после братии прикладываются все трудники и паломники мужчины. Женщинам благословляется приложиться позже, на кафизмах утрени — в противном случае, из-за большого количества молящихся, чин прикладывания к раке святых Сергия и Германа невозможно было бы завершить к началу шестопсалмия, чего при особой строгости валаамского богослужения допустить нельзя.

Особенности в случае полиелея.

Особенностью совершения полиелея на Валааме на буднях (вне состава Всенощного бдения) является прежде всего утреннее время его проведения, поскольку утреня служится, как и предписывается Типиконом, утром. Полиелей начинается примерно в 06:15. Другую яркую особенность составляет полностью свечное и лампадное освещение основной части нижнего храма и, в первую очередь, — трехъярусное свечное паникадило с тридцатью 5-часовыми свечами.Во время создания Спасо-Преображенского собора (нижний храм закончен и освящен в 1892 г.) свечное освещение было обыкновенным не только в храмах, но и в жилых помещениях. Однако сегодня в России едва ли найдется второй храм, сопоставимый по размерам с нижним валаамским, освященным во имя прпп. Сергия и Германа, в котором можно было бы увидеть действующее свечное паникадило без дополнительного электрического освещения. Впечатление от совершения полиелея в храме, украшенном множеством горящих свечей и разноцветных лампад, огни которых отражаются на ликах икон, играют на позолоте иконостаса и как бы изнутри наполняют живым теплым светом все пространство храма, сложно передать словами.

Тот, кто хотя бы однажды побывал на будничном полиелее в Валаамском монастыре, (особенно в зимнее время года, предварительно помолившись в полумраке на полунощнице) вряд ли сможет это забыть. Утренний полиелей, благодаря тихому и молитвенному пению хора, обладает особой благоговейной торжественностью. Поскольку значимость полиелейной утрени выше обычной будничной, согласно монастырской традиции, на ее пение (или по крайней мере, на пение полиелея) приглашаются все певчие, свободные от своих основных послушаний. Таким образом, полиелей обычно совершается при пении хора из 4-5 человек. Ранняя братская Литургия переносится на полчаса позже, чтобы участвующие в ней имели возможность побывать на полиелее.

В начале XX-го столетия Валаам был одним из редких мест в России, где полиелейные псалмы исполнялись полностью. По крайне мере, в табеле иеромонаха Николая (Грачева), изданном в 1915 г., где приводятся сводные данные о некоторых богослужебных особенностях 11-ти российских монастырей, включая Валаам, и 2-х столичных соборах, указано, что из вышеназванных обителей и храмов «правят полностью 134-й и 135-й псалмы» только в Валаамском и Ново-Афонском монастырях, а также в Глинской пустыни, но в последней – только по двунадесятым праздникам. Сегодня полиелейные псалмы поются в сокращении, но даже современная практика отличается достаточно большим количеством стихов.

Дальнейшее чинопоследование полиелея не отличается от уставного: прокимен праздника, «Всякое дыхание да хвалит Господа...» и чтение Евангелия (диакон держит Евангелие в руках). Чтец с левого клироса читает 50-й псалом, после чего следуют песнопения и стихира по 50-м псалме. Затем диакон произносит прошение: «Спаси, Боже, люди твоя...», хор: «Господи, помилуй» (12 раз), и начинает ирмос первой песни канона. На чтении канона происходит помазание елеем народа, что не соответствует рекомендациям Устава, но является общепринятой практикой.

Однако, несмотря на сокращения, утреня сохраняет все свои ключевые элементы в достаточном объеме, представляя собой полноценное развернутое богослужение. Служба проходит неспешно и благоговейно. Это значит, что сегодня на Валааме, при стремлении к сохранению традиционно строго богослужения, следуют не букве, но духу.

Такой подход, по мнению игумена монастыря епископа Панкратия, необходим, поскольку «в любой обители все должно быть гармонично и сбалансировано... И церковная молитва, и келейная, и труды братии должны быть уравновешенными таким образом, чтобы оставались время и силы для внимательной келейной молитвы, но при этом была бы возможность вместе помолиться в храме, потрудиться на послушаниях. Поэтому мы не стремимся к абсолютной точности в исполнении некоторых уставных указаний того же Типикона. Хотя, безусловно, дух Типикона, строй самого богослужения, его структуру и особенности мы сохраняем». По мнению игумена Панкратия, для современного монаха достаточным временем участия в ежедневной общей церковной молитве является 2-3 часа утром и столько же — вечером. То бремя, которое могли нести древние отцы, исполняя все требования Типикона, большинству из наших современников уже не под силу.

Как отметил Святейший Патриарх Кирилл на Епархиальном Собрании г. Москвы в 2016 году: «В точности “по уставу”, по печатному Типикону богослужение сегодня не совершается не только ни на одном приходе, но и ни в одном монастыре Русской Православной Церкви». Однако это не является поводом к тому, чтобы впадать в другую крайность — бездумно сокращать богослужение.

Сегодня мы сконцентрировали внимание на будничном богослужении. Эти тихие, сосредоточенные службы, в отличие от праздников, мало знакомы гостям и паломникам, но именно они составляют основу ежедневной монашеской жизни. Безусловно, и праздничные службы, особенно всенощное бдение, которое можно назвать жемчужиной валаамского богослужения, имеет целый ряд особенностей, представляющих значительный интерес. Однако, это предмет для отдельного исследования.

Итак, разумный творческий подход к исполнению требований Устава и уважение своих традиций помогло валаамскому братству найти золотую середину: богослужение остается молитвенным, красивым, неспешным, но при этом не превращается в неподъемный груз.


Источники:

1. Валаамский монастырь и его подвижники.– изд. 5-е, испр. и доп. СПб.; Спасо-Преображенский Валаамский монастырь

2. Устав Общежительного Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.

3. Путешествие на Валаам, во святую обитель

4. Афанасий (Нечаев), архим. Старый Валааам /Старый Валаам. Воспоминания о монастыре 1914-1943 гг. – СПб.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 2006

5. Стручков О., послушник. Воспоминания о богослужении на Валааме в 90-х годах 20 в. Аудиозапись 05.06.2017 г. Личный архив автора

6. Первопроходцы. Воспоминания о первых годах возрождения Валаамской обители 1989–1990-е годы. URL: https://ieris-m.livejournal.com/180500.html

7. Честно нести монашеский крест // Монастырский вестник №12 ( декабрь 2014) 8. Савва (Савченко), иером. Список упраздненных служб и частей богослужений в Спасо-Преображенском Валаамском монастыре по состоянию на 2014 г. Канцелярия Валаамского монастыря. №.0-1-529 от 12.09.2017 г.

9. Типикон, Гл.2, последнее “зри”

10. Устав Общежительного Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Чин правила второго


Источник

46