«БОЖЕСТВЕННАГО СВЕТА ЛУЧАМИ ОБЛИСТАЕМЫЙ…» Ко дню памяти преподобного Андрея Рублева

16 июля 2021

1.jpg

«Постигнув тайны красоты истинныя,
озари нас познанием красоты нетленныя».
(Молитва прп. Андрею Рублеву)


Преподобный Андрей Рублев жил в эпоху великих для Руси исторических событий. Так, 1380 год ознаменовался Куликовской битвой, а через несколько лет Москва была разорена ханом Тохтамышем. В 1395 году пришла новая беда: нападение Тамерлана. Не надеясь на свои силы, русский народ обратил взоры к Царице Небесной: из Владимира в Москву была перенесена чудотворная икона Божией Матери, заступничеством Которой Русь и была спасена.

Vladimirskaya_ikona2.jpg

Подъем национального самосознания, вызванный борьбой с иноземными поработителями, укрепление авторитета великокняжеской власти определили духовные ориентиры эпохи. Служение Русской земле, понимание необходимости победить «страх ненавистной розни мира сего» явилось определяющей идеей времени.

Более половины тысячелетия миновало с тех пор. Но и сегодня то, что создал преподобный Андрей Рублев, нам необходимо не меньше, чем когда-то нашим предкам. Он стоит в числе избранных — вечных спутников человечества.

2.jpg

Сведений о самом Рублеве совсем немного. Маленькие, но драгоценные штрихи, сохраненные исторической памятью о его замечательной личности, редкие упоминания о его работах… Дважды упомянули Рублева его современники-летописцы, краткие сведения содержатся в двух житийных произведениях, около трех десятков упоминаний разной степени достоверности и изображения — условные портреты самого художника в нескольких миниатюрах XVI–XVII веков и на одной иконе. Вот и всё…

Русская средневековая живопись, за семь столетий своего существования воплотившаяся в десятки, а может быть, и сотни тысяч произведений, почти сплошь анонимна. Из сотен имен художников, живших ранее XVII века, известны лишь единицы: Феофан Грек, Рублев, Даниил Черный, Паисий, Дионисий. Скудные, по современным представлениям, данные о жизни преподобного Андрея Рублева на самом деле — свидетельство его огромной известности при жизни и благоговейного почитания современников и потомков. Без этой почти исключительной известности иконописца имя его давно бы исчезло в небытии, а произведения, если бы сохранились, считались анонимными.

Источники молчат о том, где, в каком году и в какой среде он родился. Навсегда сокрытым останется даже имя, данное будущему художнику при Крещении. Андрей — его имя в монашестве. Принято считать, что Рублев родился около 1360 года. Эта дата в достаточной мере согласуется со свидетельствами источников, что скончался он в 1430 году «в старости велицей». Исследователи исходили из того, что незадолго до смерти Рублев был полон сил, писал иконы и фрески, что требует значительной телесной крепости. Предполагая, что зрелость приходится не позднее чем на седьмой десяток жизни, договорились о приблизительной дате. Рублев — уроженец средней полосы России, тех мест, которые мы называем теперь Подмосковьем. Здесь сохранялись его произведения, и дошедшие до нас, и известные по древним описям. С подмосковными обителями связана его монашеская жизнь. И наконец, в своей живописи Рублев продолжал глубинные и давние традиции именно этого края — Ростово-Суздальской Руси.

3.jpg

Не существует определенных сведений и о том, из какого сословия происходил чернец Андрей. Скорее всего, он был потомственным, коренным ремесленником. Если это так, то глубинные первоосновы творчества, искусства-рукомесла жили в его крови родовым даром, закрепившимся в первых же впечатлениях детства, еще раньше, чем обозначились черты особого таланта, который вывел его на путь иконописания. Можно предположить, что личными своими качествами Рублев во многом обязан отчему дому. Тихим, скромным и незлобивым человеком, предельно искренним в своих убеждениях, рисует «преподобного» Андрея предание. Этот же образ складывается при восприятии его произведений. Темперамент художника тих и созерцателен, отношение его к человеку мягко и любовно. Основанием этого не могли не быть те свойства, которые вложили в него простые русские люди — неведомая по имени мать и неведомый отец, которого, возможно, звали Иоанном.

В отроческие годы Рублева на Руси был уже известен Троицкий игумен — преподобный Сергий Радонежский. Его знали и уважали в народе, от простого люда до митрополита и великого князя Московского. Будущий художник не мог тогда предположить, что это имя так много будет значить в его судьбе и творчестве. Что придется ему пожить в Троицком монастыре, писать там иконы и даже самому в памяти потомков называться иногда «Андреем, Радонежским иконописцем» — «Радонежским» не по происхождению, но по работе своей в обители прп. Сергия.

Судя по всему, Рублев был принят в ученики в середине или во второй половине 1370-х годов. Художник — «творец святыни» имел определенные этические обязательства перед своей профессией. Иконником не мог быть, согласно тому же «Стоглаву», сквернослов, заносчивый, драчливый, грубый или нечестный человек. «Святое ремесло» определяло и место художника в обществе. Ему оказывали почет не меньший, чем носителям священного сана.

Все эти сведения объясняют жизнь среды, куда в юные годы попал Рублев. Принятый в содружество художников, он возрастал, и среда эта не погубила, не унизила его талант, но, напротив, положила основание его искусству. В дальнейшем, став великим мастером, освоив все глубины и тонкости живописи греков, Рублев не только останется верен русскому идеалу в искусстве и жизненном делании, но и тут, и там поднимет его на небывалую дотоле высоту и своим творчеством, и своей удивительной жизнью.

Где-то вскоре после Куликовской битвы на горизонте московского искусства появится значительный художник, знаменитый грек Феофан. Судьба сведет пути Рублева и Феофана. В будущем им предстоит работать в одной дружине. В 1390-е годы Рублев определенно уже работал в числе других с Феофаном, он многому научился у блестящего греческого художника, но сумел при этом преодолеть подражательство, создать свой способ письма, который выражал русские идеалы, собственный глубокий мир. Рублев был человеком иного, чем Феофан, склада, но главное, чему научился он у греческого мастера — это огромная свобода в переживании традиции, живое, свое отношение к искусству, его «разумной доброте».

Возможно, что наиболее определенный вклад Рублев внес в создание миниатюр и заставок Евангелия Хитрово (это название рукопись получила по фамилии боярина Хитрово, владевшего ей в XVII веке). Ему приписывается изображение ангела — символа евангелиста Матфея. По-видимому, Рублевым же написаны некоторые из буквиц в виде растений, животных и птиц в этой книге.

5.jpg

Андрей Рублев. «Ангел — символ евангелиста Матфея». Евангелие Хитрово. Около 1395 г. Русская государственная библиотека, Москва

1380–1390-е годы — время сначала обучения, а затем и созревания Рублева как самостоятельного художника. В эти же годы произошло поворотное событие в его жизни — он стал монахом. В 1405 году, когда летописец впервые упоминает имя Андрея Рублева, знаменитый уже мастер будет назван у него чернецом. Приняв неотменяемые, пожизненные иноческие обеты, чернецом создал он все свои известные сейчас произведения. Достоверно, что Андрей был одним из «соборных старцев» — почетнейших монахов Спасо-Андроникова монастыря.

6.jpg

«Андрей Рублев расписывает Спасский собор Андроникова монастыря». Миниатюра конца XVI века

Основным монастырским послушанием Андрея и его духовного сподвижника Даниила было в те годы писание икон и, возможно, украшение книг. Андрей Рублев писал иконы, как писали до него многие сотни лет, но под его кистью они наполнялись тихим светом, светом доброты и любви ко всему живому.

В дошедшем до наших дней Благовещенском соборе Московского Кремля сохранились иконы, написанные Рублевым или при его участии: «в лето 1405» в церкви Благовещения трудились три больших художника и среди них — «чернец Андрей Рублев».

Весной 1408 года монастырские мастера были приглашены князем «поновить» живопись в соборе древней столицы Северо-Восточной Руси — городе Владимире. Работа была столь ответственной и важной, что летописец отметил даже день, когда мастера приступили к росписям: «Мая 25 начаша подписывати церковь камену великую, соборную Святая Богородица, иже во Владимире, повеленьем князя Великого, а мастеры Данило иконник, да Андрей Рублев…»

8.jpg

Владимир. Успенский собор

Сегодня фрески преподобного сохранились в Звенигороде, Сергиевом Посаде, но самая большая коллекция их здесь, в Успенском соборе.

Впервые в истории живописи на Руси Страшный Суд представлен как царство праведных, начало мира, в котором нет места трагедии. Это мир, объединенный сознанием братства и любви. Справа и слева — апостолы. Они непринужденно разговаривают между собой, сидя на скамьях. За ними хоры ангелов. Над головами апостолов — изображение Христа. Ангелы сворачивают небеса в свиток. Над изображением Христа — сцена «Престол уготованный» со стоящими фигурами Богородицы и Иоанна Крестителя.

В композиции Страшного Суда во владимирском Успенском соборе Рублев точно так же изображает людей — как бы в предстоянии перед конечной ответственностью за свою жизнь. Никакой экзальтации — мудрое спокойствие и вместе с тем состояние лицезрения конечной истины человеческой жизни. Глаза рублевских персонажей в Страшном Суде видят оценку себе и своей жизни, перед ними раскрыта тайна мира. Поэтому и Страшный Суд не страшен, а радостен. Это то чувство, с которым шли или, по крайней мере, могли идти русские люди на Куликово поле.

9.jpg

Андрей Рублев. Фреска «Страшный Суд». 1408 г. Успенский собор, Владимир

При входе в южную галерею стоит обернуться, чтобы увидеть композицию «Шествие праведных в рай»: Петр жестом «зовет следовать за ним всех праведных».

10.jpg

11.jpg

Фреска «Райские кущи или лоно Авраамово» написана при участии Даниила Черного. В раю фигура благоразумного разбойника и праотцы Авраам, Исаак, Иаков в окружении дивных растений. Основной цвет — зеленый. Других фресок Рублева в соборе не сохранилось.

Лучшее и самое достоверное из произведений Рублева — это знаменитая «Троица». Иконописцу минуло уже к тому времени шестьдесят. Седьмой десяток жизни — время подводить итоги, собирать самые зрелые плоды опыта и умения. Пережитое, всё, чем одарила жизнь, воплощалось теперь, приумноженное талантом и трудом…

12.jpg

Андрей Рублев. «Троица». Государственная Третьяковская галерея

Ставил ли своей целью преподобный Андрей Рублев живописными средствами изложить догмат о Святой, Единосущной, Животворящей и Нераздельной Троице, мы не знаем, но, по слову отца Павла Флоренского, «он воистину передал нам узренное им откровение. Среди мятущихся обстоятельств времени, среди раздоров, междоусобных распрей, всеобщего одичания и татарских набегов, среди этого глубокого безмирия, растлившего Русь, открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый, нерушимый мир, свышний мир горнего мира.

Вражде и ненависти, царящим в дольнем, противопоставилась взаимная любовь, струящаяся в вечном согласии, в вечной безмолвной беседе, в вечном единстве сфер горних. Вот этот-то неизъяснимый мир, струящийся широким потоком прямо в душу созерцающего от Троицы Рублева, эту ничему в мире не равную лазурь — более небесную, чем само земное небо... мы считаем творческим содержанием Троицы».

Трое ангелов парят над землей, их обнаженные ступни не опираются на землю, их тончайшие посохи — лишь символы странничества, напоминающие человеку, что он только временно здесь, на земле, и ничего не сможет унести с собой отсюда, кроме своей души и царящей в ней правды. Отблеск голубого цвета — это опрокинутое в человеческой природе небо. Жизненная мудрость не отягощает ангелов, а делает их как бы возвышающимися над миром. Этому же вторит и надмирное сияние красок. И оттого, может быть, так радостна грусть рублевских ангелов. На творение это легко смотреть. Не случайно и сам Рублев писал свою «Троицу», «неуклонно взирающе на всечестные иконы, наполнялся радости и светлости».

Уже в XIV веке почитание «Святой Троицы» Андрея Рублева было основано не только на ее догматическом содержании, но и на соотношении с конкретными условиями русской политической и народной жизни. «Писать с древних образов, как писали греческие живописцы и как писал Андрей Рублев», — так постановил изображать Троицу церковный Собор, состоявшийся в Москве в 1551 году. А нам и ныне дан образ Божественной Любви, жертвенной и всесовершенной, запечатленной в иконе преподобного. Любовь, которая никогда не перестает (ср.: 1 Кор. 13: 8), была, есть и будет устроять жизнь каждого человека. Образец высокий, но единственно спасительный во все времена, наипаче же в годину испытаний.

«Ублажаем тя, преподобне отче наш Андрее, образ Пресвятыя Троицы нам даровавый, и тем лучами Триипостаснаго Божества всех нас просветивый»
(Из акафиста прп. Андрею Рублеву)


Источник

53