Когда у меня не хватает сил, я просто иду к иконе святителя Николая и прошу: Святитель Божий, я не справляюсь, помоги!

27 февраля 2018
Игумения Евфросиния (Сидорович)
Когда у меня не хватает сил, я просто иду к иконе святителя Николая и прошу: Святитель Божий, я не справляюсь, помоги!

«Монастырский хронограф» побеседовал с игуменией Евфросинией (Сидорович), настоятельницей Свято-Никольского женского монастыря города Могилева.

– Матушка, расскажите, пожалуйста, о Вашем пути к монашеству.

– В храм мы стали ходить с мамой в 1989 году. В те годы я еще училась в школе. Моя тетя Анастасия пела на клиросе в нашем храме в г. Жодино, она стала звать меня на клирос, т.к. я в то время училась ещё и в музыкальной школе. Настоятелем храма был священник Алексий Шинкевич. Все любили батюшку, хотя иногда и обижались, когда он делал замечания.

– Как происходило Ваше знакомство с монашеством? Монастыри ведь тогда только открывались?

– Как-то летом 1992 года от нашего прихода была организована поездка в Польшу в женский монастырь на Грабарке. Священник, преподаватели Воскресной школы и дети. Там мы прожили две недели. Впервые я увидела монашествующих. Мне очень понравилась жизнь в монастыре, хотелось остаться, но, к сожалению, батюшка не благословил. Потом еще как-то летом мы с мамой и с тетей молились несколько дней в Полоцком Спасо-Евфросиниевском монастыре. Мне также очень понравилось, но мама не разрешила мне остаться.

Когда я уже работала в школе учителем пения, постоянно приходила в храм петь на клиросе или просто молиться. Во время зимних каникул я попросила у мамы разрешения поехать в Могилев. Это был декабрь 1994 года. Приехала на Новый год 31 декабря, здесь познакомилась с владыкой Максимом и матушкой Евгенией и осталась в монастыре. Тогда мне было 20 лет.

– Игумения Евгения преставилась в 2009 году. Вы 15 лет были рядом с матушкой Евгении. Расскажите, пожалуйста, о ней.

Матушка была очень занятым человеком. Первое время она жила в архиерейском доме и исполняла обязанности главного бухгалтера епархии, заведующей канцелярией и ризницей, была поваром, кладовщиком, прачкой и уборщицей. В октябре 1991 года Синод Белорусской Православной Церкви назначил матушку Евгению настоятельницей монастыря.

В 1998 году Владыка и матушка Евгения переехали жить в монастырь. Владыка Максим подготовил документы к канонизации святителя Георгия Конисского, священномучеников Павлина (Крошечкина), Иоасафа (Жевахова), священномученика Митрофана (Краснопольского), собрал из архивов жизнеописания святых, архипастырей и новомучеников, которые служили на территории Могилевской епархии. Матушка была «правой рукой» и первым помощником Владыки. Мы видели перед собой живой пример веры и послушания. Владыка часто поручал матушке ответственные дела, и она в свои 70 лет быстро все исполняла! Мы часто видели матушку в таком благодатном состоянии – у нее светилось лицо! Владыка Максим матушку Евгению очень уважал и любил, всегда с ней советовался. Когда матушке было уже за 80 лет, она занималась издательскими трудами. Ее старанием были изданы церковные календари с 1994 по 2010 год с подборками высказываний святых отцов. Изданы книги «Земная жизнь Богородицы» и «Собор Могилевских святых».

Матушка Евгения всегда была очень внимательным и сострадательным человеком. В любое время мы могли подойти к матушке с любым вопросом и недоумением. Она умела слушать, жалела нас, сестер, особенно молодых, утешала мирян, давала им полезные наставления, но при необходимости могла сделать и замечание.

Владыка Максим был духовником монастыря?

На исповедь мы к Владыке не ходили, но он построил такие взаимоотношения, что каждая сестра обязана была ему, если он задаст вопрос, обязательно ответить, ничего не скрывая. Владыка воспитывал нас на основании учения святых отцов, часто их цитировал. По благословению Владыки мы за трапезой читали Авву Дорофея, Лествицу, жизнеописание священномученика Павлина (Крошечкина), записки русского писателя И. Шмелёва – воспоминания о Валааме. Владыка рассказывал как он, будучи студентом, с однокурсниками посещал блаженную Матрону в Москве, преподобного Амфилохия Почаевского, какие трудности были в Сибири, приучал нас быть искренними, трудолюбивыми, бережливыми, жить по-монашески. Он видел все наши недостатки, говорил о них, он хотел, чтобы мы были настоящими монахинями. Духовные беседы Владыка проводил постоянно, каждый день, потихоньку нас «чистил». Это были очень хорошие уроки.

– Владыка Софроний рассказывал, что когда умерла матушка Евгения и нужно было назначить новую игумению, он опрашивал всех сестер. Сестры высказались за Вашу кандидатуру. Расскажите об этом периоде.

– Период был тяжелый. Матушка Евгения до последнего дня трудилась и имела ясный ум. Мы не ожидали, что она вдруг может умереть. Матушка преставилась в возрасте 86 лет. Больше года обязанности настоятельницы исполняли старшие сестры – казначея и благочинная. В декабре 2010 года, на праздник Введения, меня назначили настоятельницей еще в чине монашеском. В 2011 году возвели в сан игумении.

– Как складывались Ваши отношения с сестрами?

– Матушка Евгения закладывала такие понятия: к старшим сестрам надо относиться, как учит 5-я заповедь, никогда их не осуждать и не учить старших. Мы в таком духе и жили. И я старалась всегда советоваться со старшими сестрами, какое решение лучше принять по тому или иному вопросу. Конечно, что говорил владыка Софроний, бесспорно все исполнялось. Еще матушка Евгения нас учила, что сан епископа, сан архиерейский надо почитать как сан Христов. Она сама очень трепетно всегда относилась к владыке Максиму, делала земной поклон, когда брала благословение, и нас так учила. Жизнь матушки Евгении прошла рядом со многими архиереями высокой духовной жизни, подвижниками благочестия: это архиепископ Ермоген (Голубев), митрополит Гурий (Егоров), епископ Стефан (Никитин) и другие. Владыку Максима и матушку Евгению вспоминаем каждый день. Живем этими воспоминаниями и их наставлениями.

– Когда Вас выбрали настоятельницей, почувствовали ли Вы поддержку и помощь сестер?

– Было по-разному. Как-то сестры не могли еще прийти в себя, осознать, что они потеряли матушку Евгению.

То есть матушка Евгения была для всех абсолютным авторитетом.

– Да, это так. Конечно, сестры часто сравнивают, как было при матушке, как сейчас, но мы стараемся и устав, и все, что было заведено в нашей обители владыкой Максимом и Матушкой поддерживать.

– Вы ощущаете матушкину молитвенную помощь?

– Каждый день мы в храме или на могилках служим заупокойную литию. Наша старшая сестра, монахиня Гавриила-казначея, рассказывала: «Если что-то забуду – молюсь: матушка Евгения, я забыла, помогите вспомнить или найти!» И вспоминает, и находит! Если у кого-то скорбь или проблемы, сестра идет на могилку, просит помощи у Владыки и у Матушки и все разрешается. Много раз сестры видели Матушку и Владыку во сне, чувствуя их молитвы и заботу. В кельях у всех сестер есть их фотографии.

– Владыка Софроний участвует в жизни вашего монастыря?

– Да, Владыка Софроний часто приезжает в монастырь, почти каждую неделю. Он молится с нами на вечернем и на утреннем правиле, на Литургии. После правила рассказывает поучения о жизни монашеской о событиях в епархии. Сестры могут подойти к Владыке и задать свои личные вопросы. Также Владыка совершает постриги иноческие и монашеские.

– Матушка, каких правил Вы придерживаетесь, принимая в монастырь новых сестер?

– Со времени возрождения обители существует такой порядок: если приходит сестра молодая, у которой живы родители, нужно их согласие и благословение в письменной или устной форме. Где-то в 2000-м году в монастырь пришла женщина, ей было около 50 лет, ее сын учился в семинарии. Она попросила, чтобы ее приняли, Владыка согласился. Но на следующий день пришли пожилые родители этой женщины и не дали согласия. Против воли родителей у нас идти не принято. Какое-то время она жила в миру, досматривала родителей и после их кончины пришла в обитель. Вообще в монастырь сестер принимают с испытательным сроком, окончательное решение принимает Владыка.

– А возрастной ценз какой? Если приходят несовершеннолетние?

В настоящее время в обители живут сестры от 20 до 85 лет. В 2010 году в монастырь поступила женщина с дочкой 15 лет. Представители власти, узнав, что в монастыре несовершеннолетняя девочка, поставили условия, что она должна учиться. Она жила в монастыре и ходила в школу, чтобы закончить учебу в 10 и 11 классах. Затем она закончила еще и Слонимское духовное училище.

– По истечении какого срока вы постригаете в иночество и в монашество?

– Когда возрождался монастырь в 1991 году, постриги совершались часто: через 2-3 года... Сестер было мало. В настоящее время послушницы трудятся от трех до шести лет, затем их постригают в рясофор. Монашеский постриг совершается не раньше чем через 10 лет со времени поступления в монастырь.

– На Ваш взгляд, при каких условиях можно построить доверительные отношения между игуменией и сестрами?

– У сестер очень разные характеры. Сложно с людьми, которые приходят в монастырь в возрасте, прожив всю жизнь в миру, они привыкли жить так, как они это понимают, как они считают. А молодые сестры – для них все ново. Конечно, у всех, разные судьбы. Думаю, что важную роль в построении доверительных отношений играет духовник монастыря.

– Бывает, что сестра вначале имеет доверие, а потом закрывается? Почему так происходит?

– Возможно, в какой-то важный момент ей не уделили должного внимания. Это очень важно. Я понимаю, что надо за человека и молиться, чтобы он открылся, и у тебя самого должен быть опыт духовный. Например, матушка Евгения могла любого пожалеть, выслушать, и человек невольно пред ней открывался. Она любовью все покрывала. Матушка сама прошла суровую жизненную школу, когда сестер из монастыря выгнали, они столько лет прожили в миру, но обеты монашеские сохранили. Читаешь про исповедников, новомучеников и поражаешься – они прошли лагеря, страдали но столько у них любви к людям! Мы удивлялись нашей матушке Евгении: она считала себя хуже любой послушницы – у нее было такое смирение. И когда миряне приходили, она им целовала руку. Она считала себя вообще никем перед любым человеком. Любого простого рабочего матушка выслушивала с огромным уважением, как будто он был директором завода. У нас такого нет.

– Как Вы поступаете, когда сестра теряет душевный мир или между сестрами происходят какие-то искушения?

– Бывает, что сестры приходят, жалуются одна на другую. Мы так воспитаны, что старших сестер нужно уважать, какие бы они ни были. Старшие сестры – это первые монахини, которые пришли в монастырь, трудились, и я стараюсь это доносить младшим. Если кто-то неправильно себя ведет, после правила при всех, я рассказываю, что произошло, провинившаяся сестра просит прощения и несет наказание.

Есть, конечно, сестры, которым говоришь пять раз, но они все равно делают по-своему. На это нужно терпение. Когда у меня не хватает сил, я просто иду к иконе святителя Николая и прошу: «Святитель Божий, я уже не могу справиться, помоги!..» И действительно вопросы разрешаются…

– Расскажите о распорядке дня Вашего монастыря.

– Утреннее правило в 5.45: утренние молитвы, полуношница, чтение Апостольских посланий, Евангелие, помянник. Литургия совершается каждый день в 7.30, за исключением постов, когда по Типикону есть аллилуйные службы. После Литургии трапеза в 10.30 (завтрак), потом послушания. Обед в 14.30, затем с 15.30 до 16.30 – келейное правило. В 17.00 – вечерняя служба (простая до 19, а полиелейная до 20 ч.). После службы ужин, малое повечерие с канонами и вечерние молитвы. Примерно в– 21.30 заканчивается правило..

– Какое у вас келейное правило?

– Иисусова молитва: для монахинь – пятисотница, для инокинь – трехсотница. В течение дня сестры стараются читать Иисусову молитву.

– Сестры у вас по сколько живут в кельях?

– По двое в основном. Есть несколько сестер, которые отдельно живут. Терпят друг друга. Привыкают. У нас недостаточно места, чтобы можно было расселить всех по одной.

Сейчас сколько сестер в вашем монастыре?

– Семнадцать вместе со мной.

– Есть ли в монастыре откровение помыслов?

– Святые отцы советуют открывать помыслы, но не все сестры готовы к этому. Некоторые приходят, но к этому никто никого не принуждает – это дело добровольное.

– Есть ли в монастыре Духовный собор? Как принимаются решения?

– Да, есть собор монахинь и важные вопросы мы, конечно, обсуждаем вместе и принимаем нужное решение.

– Как часто сестры причащаются?

– Обязательно во все Двунадесятые праздники. Причащаются сестры в посту дважды, в Великом – три раза. Если кто-то болеет, или имеет потребность, причащается чаще.

– Ваш монастырь находится в городе. С какими трудностями Вы сталкиваетесь в связи с этим?

– Много суеты, особенно в большие праздники. В храме и на территории много мирян, сестер не видно. Насельницам иногда нужно отдохнуть после праздников, уединиться. У монастыря нет своего скита. Единственная возможность – поехать в паломническую поездку.

– Занимается ли монастырь какой-то социальной или духовно-просветительской деятельностью?

При монастыре действует воскресная школа, издается периодически духовная литература, есть библиотека. В этом году в школе обучается около 40 детей, также проводятся занятия и лекции для взрослых. Закон Божий преподают священники, другие предметы – монастырские сестры и прихожане.

Сестричество при монастыре в честь святых мучениц Веры, Надежды и Любви и матери их Софии в основном занимается социальной работой. Они помогают многодетным семьям, окормляют социальный приют для детей, где преподают Закон Божий, помогают бездомным или попавшим в беду, навещают в праздники дома престарелых, во время постов заботятся чтобы священник поисповедовал и причастил старичков и больных, по необходимости дежурят в больнице, помогают инвалидам, участвуют в епархиальных мероприятиях. В монастырь часто обращаются люди в состоянии депрессии, сестры милосердия также оказывают им помощь.

– Вы участвуете в монашеских конференциях, которые проходят в Москве, в Белорусском Экзархате. Что Вы думаете об этих встречах, какие у Вас есть пожелания?

– На этих встречах хотелось, чтобы уделялось время для личного общения. Иногда в монастыре есть проблема, но объявлять ее всем нет желания. Хотелось, чтобы любой настоятель мог лично побеседовать друг с другом, с владыкой Порфирием, как с руководителем Синодального отдела по делам монастырей. Чтобы это время общения было запланировано программой конференции.

– Благодарим Вас за беседу!

5