Интервью с епископом Борисовским и Марьиногорским Вениамином о монашеской жизни

18 февраля 2016
Интервью с епископом Борисовским и Марьиногорским Вениамином о монашеской жизни

– Владыка, Вы имеете опыт монастырской жизни и как простой монах, и как благочинный, и как наместник монастыря. Как Вы считаете, при приеме в монастырь на что нужно обращать особое внимание?

– Чтобы человек шел в монастырь по призванию, чтобы это был его осознанный выбор, и потом не пришлось жалеть ни самому человеку, ни тому, кто его принимает.

Каковы основные критерии, которых нужно придерживаться, принимая в монастырь?

Важно чтобы человек был не конфликтный, имел желание и способности находиться в послушании, отсекать свою волю и желание воплощать евангельский идеал в жизнь.

– Каким длительным должен быть испытательный срок? Есть какие-то стандарты, на Ваш взгляд?

– Не меньше года. Если человек приходит в обитель, как правило, он вначале себя ведет, можно сказать, идеально, и мало к нему вопросов и замечаний, а после года уже начинает вести себя более свободно и естественно. И тогда больше проявляются его слабые стороны и лучше можно сделать вывод: способен ли человек в перспективе жить в обители или нет. Если вопрос стоит о приеме в число послушников – не меньше года. А если в число братий – это должен быть более длительный срок в наше время, потому что порой бывает тот, кто принимает допускает ошибку, и длительное испытание все-таки помогает избежать каких-то ошибок. Конечно, все зависит от приходящего человека, если его в монастыре давно и хорошо знают, то этот срок может быть и сокращен.

– Минское духовное училище разработало для монашествующих двухгодичный курс заочного обучения для того, чтобы монашествующие, не покидая обители, могли получить минимальное духовное образование. Братия Ляданского монастыря практически завершили этот курс. Это первый монастырь Белорусского экзархата, который имеет подобный опыт обучения. Поделитесь Вашими впечатлениями, как братия отнеслись к такой инициативе?

–Братия со смирением приняли возложенное на них послушание. Потом у них появился живой интерес, потому что они начали приобретать какие-то новые знания, которые помогли им и на богослужения по-другому взглянуть и глубже понимать учение и историю Церкви. То есть это обогатило новым содержанием их монашескую жизнь, и поэтому они с радостью продолжали учебу и искренне рады были получаемым знаниям.

– Скажите, какова, на Ваш взгляд, роль духовного образования в жизни монашествующих?

– У нас сейчас определено решениями церковного священноначалия, что необходимо давать такое образование, и оно должно помогать как самим монашествующим, так и чтобы приходящие в обитель могли получать правильные ответы на свои вопросы. Но все это должно быть в рамках монастырской традиции, с учетом того, что знания теоретические надо приобретать параллельно с опытом практической жизни духовной. И не должно тут быть перекоса и забегания вперед теоретического знания и отставания практической жизни.

– Доверие игумену со стороны братий, искренние, теплые, доверительные отношения – по сути это, наверное, самый важный признак духовного благополучия обители. Как игумену это доверие завоевать?

– Если братия видят искреннюю заботу о них, переживания, и это выражается в каких-то практических делах, а также в терпении их недостатков, немощей, и порой покрытие этих недостатков любовью или даже сокрытие их от других – все это располагает доверять такому игумену, искать у него помощи, поддержки. Это также объединяет братство.

– Сегодня часто и много говорят о возрождении древних монашеских традиций. Что вообще подразумевается, на Ваш взгляд, под словами «возрождение древних монашеских традиций» в условиях современного мира, современных монастырей?

– Может, лучше сказать не «древних» традиций, а «монашеских» традиций, потому что действительно есть традиции, которые были в древние века. Они сейчас нам не свойственны, это может касаться одежды и других каких-то моментов. Но есть те традиции, которые незыблемы, на все времена установлены. Это то, что касается обетов, которые дают монашествующие, и их взаимоотношений между собой, отношений к игумену. Это незыблемо и должно во все времена соблюдаться, а нам только важно, чтобы это было возрождено не по букве, а по духу, чтобы мы сознавали, что за внешней формой стоит духовное наполнение. Возрождение возможно только в том случае, если сами монашествующие будут приобретать соответствующий духовный опыт и в этом опыте осмысливать ту традицию, которая к ним пришла, и использовать ее в своей жизни.

– Сегодня монашествующие и миряне стали чаще причащаться. Приходится слышать такие мысли, об этом говорил, кажется, святитель Феофан Затворник, что к частому причащению может появиться привыкание, что может быть чревато потерей должного благоговения. Что Вы можете об этом сказать?

– Тут игумену и духовнику необходимо наблюдать за тем, какой результат приносит причащение тому или иному брату, и в зависимости от этого регулировать этот вопрос. Если есть опасность и она реальна, что привыкает человек и уже без благоговения должного, а как следствие, без должного результата, или даже в ущерб себе, приступает ко святыне, то тогда, конечно, надо в этом его ограничивать. И тут нужно быть очень осмотрительным, потому что мы, славяне, склонны к такому максимализму: или крайне редко причащаемся из такого благоговейного чувства ко Святому Причащению, или стараемся каждый день причащаться, опять же из этого благоговейного чувства к этой великой святыне. Все красит мера, и об этом святые отцы говорят, поэтому тут нужно очень осмотрительным быть, но практика показывает, что если братия тщательно готовятся к причастию, внимательны к себе, следят за состоянием своей души, исповедуются в своих проступках, грехах, помыслах, то частое причащение помогает им держать себя в бодром духовном настроении.

– Монашеская жизнь подразумевает некое уединение. Наши монастыри посещает много паломников, которые желают помолиться вместе с братией, пообщаться. Этим они укрепляются, набираются сил. Как не потерять равновесие между столь необходимым для монашеской жизни уединением от мира и необходимостью уделять время приезжающим людям?

– Отцам игуменам и матушкам игуменьям надо быть внимательным к этим вопросам. Если из исповеди или бесед с братией можно сделать вывод, что посещение оказывает не очень положительное влияние на жизнь обители, то надо это как-то регулировать, вводить какие-то рамки. Тут известен опыт и греческих монастырей, и монастыря в Суроти , где упокоился преподобный старец Паисий. Там в силу того, что поток богомольцев возрастал с каждым годом, было предложено в свое время ограничить этот поток, чтобы сестры могли восстанавливаться, отдохнуть, побыть в уединении. И там установлена практика, что монастырь закрыт для внешних посетителей в постные дни. Это не всеми приветствуется, но это установлено и необходимо для обители. Поэтому тут нужно всем проявлять понимание и послушание.

– Слабое здоровье является ли препятствием для того, чтобы пойти в монастырь?

– Известно, что люди иногда приходят в монастырь, чтобы умереть, и Господь им продлевает жизнь и не на один год, а на несколько и даже на десятки. Все зависит от внутреннего настроения человека. В житиях святых мы тоже видим примеры, что больные и, в частности, преподобный Пимен многоболезненный и другие не являются обузой для монастыря. Наоборот, братия, которые им служат, тем самым имеют возможность стяжать многие добродетели, в частности терпение, любовь к ближним. Единственное, что важно, чтобы опять здесь было призвание человека к этому, чтобы это не было решение самого человека, а именно призвание Божие.

– Что ждет от монаха сегодняшний мир?

– Настоящей монашеской жизни, молитвы, жизни по Евангелию и примера жизни в соответствии с евангельским учением.

– Женское монашество и мужское сильно ли отличаются друг от друга?

– Да. Как мужчина отличается от женщины. Это заложено в самой природе. Это и эмоциональные и, соответственно, умственные способности. Они различны. Не в том плане, что кто-то мудрее, кто-то глупее. Старец Паисий говорил о том, что мужчинам свойственна больше работа умом, а сердце часто не участвует как раз в тех делах, в которых надо бы, чтобы оно участвовало. У женщин наоборот, больше сердце, эмоции в работу включаются, а ум при этом остается где-то в стороне. И задача человека в том, чтобы быть гармонично развитой личностью, и чтобы и ум, и сердце работали совместно. Поэтому в монастырях женских физическая нагрузка должна быть меньше, чем в мужских монастырях, потому что сама природа подсказывает на необходимость этого. И вместе с тем и одна и другая обитель – мужская и женская – призваны формировать совершенного человека для Царства Небесного, там, где нет мужского и женского пола. Поэтому по мере духовного развития обители для старших сестер или старших братий уже нет такого различия, грань как бы стирается и чувствуется единение во Христе.

Еще такие чисто внешние признаки: женским обителям свойственно все украшать, множество цветов, везде чистота, порядок, ухоженность. А в мужских монастырях где-то что-то не досмотрено, все более аскетично, не такой, может быть, порядок везде.

В монастырях женских физическая нагрузка должна быть меньше, чем в мужских монастырях, потому что сама природа подсказывает на необходимость этого.

– Как Вы думаете, способны ли мы, современные монахи, правильно усвоить то, о чем пишут, например святые отцы первого тысячелетия, понять их дух, правильно это применить?

– Господь всегда один и тот же. Поэтому по мере того, как человек будет укрепляться в добродетельной жизни и очищать свое сердце, он будет лучше понимать святых отцов. И, скажем, даже через годы совершенно по-другому воспринимается чтение книг того же Достоевского или других светских писателей, которые пишут на духовные темы. Но когда читается духовная литература, то она соответственно глубже понимается, если приобретается какой-то новый духовный опыт.

– Обмирщение – враг монашества. Как противостоять этому процессу проникновению мира, например, через технологии в монастырь?

– Это предмет заботы игумена, который сам должен быть к себе внимательным, стараться проводить жизнь духовную и блюсти свое сердце, пребывать в молитвенном делании. И если это будет у игумена, то соответственно, он будет замечать и опасности для своей обители и видеть пути преодоления этих опасностей.

 – Благодарим, Ваше Преосвященство, за беседу!

Интервью подготовлено редакцией сайта Монастырский хронограф.by

7