Епископ Лидский и Сморгонский Порфирий: Царствие Божие внутри нас

16 января 2016
Епископ Лидский и Сморгонский Порфирий: Царствие Божие внутри нас

– Владыка, Вы являетесь председателем Синодального отдела по делам монастырей и монашеству Белорусского Экзархата. Сколько сегодня действующих монастырей функционирует на территории Белорусского Экзархата?


– В настоящее время на территории Белорусской Православной Церкви функционирует 34 действующих монастыря: 23 женских монастыря и 11 мужских. 


– Сколько насельников в них проживает? 


Примерно 560 монашествующих. 


– Скажите, с какой целью был создан Синодальный отдел? 


– Синодальный отдел по делам монастырей и монашеству Белорусской Православной Церкви был преобразован постановлением Синода БПЦ из Комиссии по делам монастырей Белорусской Православной Церкви в связи с увеличением количества монастырей на территории Беларуси для координации их жизни и деятельности в соответствии с Уставом Русской Православной Церкви.  


– Расскажите, как прошел этот год, в каком направлении работал Синодальный отдел, как взаимодействовал с монастырями? 


– Синодальным отделом в этом году было проведено две монашеские конференции в Жировичском мужском монастыре, в которых приняли участи игумены и игумении белорусских монастырей. Были сделаны доклады по наиболее важным вопросам монашеской жизни. Также наши монашествующие активно участвуют в монашеских конференциях, которые проводятся в Москве Синодальным отделом по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви. В ушедшем году было три таких монашеских конференции. Это важно –встречаться, общаться, обсуждать наши проблемы, обмениваться опытом. И это очень интересно. Такие общения и встречи очень обогащают.Мы создали сайт, который имеет два основных направления – освещать жизнь наших монастырей и публиковать содержательные и интересные тексты относительно монашеской жизни, что может быть интересно и монашествующим и всем, кто интересуется монашеством.

Вопрос получения монашествующими богословского образования также весьма актуален сегодня, и в этом направлении мы вместе стараемся продвигаться. Минским духовным училищем был разработан специальный двухгодичный курс для монашествующих. То есть не покидая стен обители, наши монашествующие имеют возможность получить минимальное духовное образование. Преподаватели приезжают в монастырь согласно определенному графику, начитывают лекции, дают задание. И потом монашествующие сдают экзамены. В настоящее время практически в полном составе проходят такой курс насельницы Свято-Елисаветинского женского монастыря, Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря и Свято-Ксениевского женского монастыря в д. Барань. Братия Ляденского мужского монастыря уже практически завершили это курс.

В этом году мы посетили 17 монастырей с целью более близкого знакомства с нашими монастырями и монашествующими. 


– Владыка, поделитесь своим впечатлением от этих посещений. 


– Раньше, когда я был просто насельником Жировичского монастыря, я немного знал о наших монастырях. Сейчас, посещая обители, делаю для себя много открытий, которые очень вдохновляют. Несмотря на все трудности, с которым сталкивается современное монашество, существуют довольно сильные монашеские общины. Поражает стойкость и мужество, особенно женского монашества. У каждой обители своя история возрождения из руин, в которых так хорошо видна помощь Божия и Божие водительство. Большими трудами и скорбями наши обители восстают из руин. В каждом монастыре своя особая молитвенная обстановка. Как сказала одна матушка игумения: восстановить монастырские стены, конечно, очень трудно, но несоизмеримо труднее восстанавливать нашего нового человека, обновлять нашу душу, очищать сердце от страстей. Радует то, что в монастырях уделяется внимание не только внешней жизни, строительству, но и внутренней жизни монашествующих, богослужениям, келейному правилу. 


– Как часто, в среднем, монашествующие имеют возможность причащаться? 


– По-разному. Но, если брать в целом – где-то раз в неделю. 


– С какими трудностями сталкивается наше монашество, которые необходимо первостепенно разрешать? 


– В первую очередь, наверное, это вопрос духовника в женских монастырях. 


– То есть речь идет больше о женских монастырях? 


– Да. Не везде, к сожалению, хватает опытных духовников. Многие матушки игуменьи хотели бы, чтобы духовником обители был монашествующий. Это и понятно. Человеку, который опытно проходит монашескую жизнь, проще понять таких же монашествующих как он сам. Многие наши монастыри находятся в городской черте, причем территориально очень ограничены. Монашеская жизнь все же предполагает некое уединение. Некоторые монастыри решают эту проблему таким образом: создается скит где-то в уединенном месте, какие-то сестры живут там постоянно, кто-то имеет возможность поехать там пожить. Мне кажется, что это хороший выход, когда монастыри находятся в городской черте. 


– Владыка, в сравнении, например, с девяностыми годами сейчас наблюдается спад в плане пополнения наших монастырей молодежью. С чем это связано, на Ваш взгляд? 


– Сложно сказать. Мне кажется, сейчас на сознание современных молодых людей обрушивается мощный информационный поток. Современный человек перенасыщен информацией очень сомнительного качества, которая льется на него очень активно благодаря современным технологиям и делает его весьма пассивным относительно вечных ценностей и истин. Многие уже с детства погружаются в виртуальную жизнь и не в силах оторваться от этого. Современный человек перегружен информацией. Остановиться подумать серьезно над чем-то, осмыслить то или иное событие даже своей жизни у него просто нет времени и внутреннего ресурса. Еще, возможно, недостаточно ярких примеров, харизматических личностей, которые могли бы вдохновлять молодежь на монашескую жизнь, примером своей монашеской жизни показать красоту монашества в целом.


 – Вы являетесь заместителем наместника Жировичского монастыря, опытно знакомы с монашеской жизнью, жили как простой монах в Жировичах, трудились на самых разных послушаниях с братией, являетесь духовником. Скажите, какие они, современные монахи, если говорить о молодежи? Как Вы их видите? Вселяют ли они в Вас оптимизм? 


– От общения с молодежью из монашествующих у меня, в целом, хорошее впечатление. Они очень искренне стремятся воплощать идеалы монашества в своей повседневной монастырской жизни. Многие приходят в монастыри не из-за каких-то личных потрясений, а именно из-за желания служить Богу в монашеском чине. Это особенно радует, когда человек именно по призванию приходит в монастырь, из-за любви к Богу. Конечно, важно, чтобы эта ревность в монастыре поддерживалась и взращивалась. 


– Какими Вы видите современные монастыри? Это тихие молитвенные уголки или же это центры активной социальной и миссионерской деятельности, места паломничества, духовные центры? Когда монастырь уже сформирован и функционирует – это понятно. А вот в случае, если он только начинает строиться, как лучше его организовать, на Ваш взгляд? 


– Мне кажется, монастырь всегда должен оставаться такой школой молитвы, внутреннего делания, а уже все остальное – это поделие. Если монастырь как цельный единый организм будет правильно функционировать, а, следовательно, будет духовно здоров, он сможет успешно заниматься и просветительской и миссионерской деятельностью. Суть в том, чтобы были правильно расставлены приоритеты в жизни монастыря. 


– Сегодня много говорят об Афоне, о Греции, об афонской монашеской традиции. Вы, наверное, тоже были на Афоне, жили какое-то время. Применимо ли все это в нашей монастырской жизни? 


– Полностью копировать монашеский афонский опыт вряд ли нужно. У нас другие условия, другой менталитет. Но что касается каких-то отдельных сторон организации монастырской жизни, если они применимы и полезны в нашей практике, то почему нет? Для афонских монастырей характерна любовь к молитве, внутреннему трезвению. Вся жизнь организована таким образом, что это выступает на первый план. А вообще человек внимательный везде может почерпнуть что-то полезное. 


– Существует такая точка зрения, что от того, как сложатся отношения между епископом и монастырем, зависит духовное благополучие обители. В случае, если эти отношения не складываются, монастырь как монашеская семья, как единое целое испытывает большие трудности. Так ли это на Ваш взгляд? 


– Конечно же, от епископа, от правящего архиерея многое зависит. Он, как отец, должен и вдохновить, и подсказать, и интересоваться жизнью монастыря. Хороший пример таких добрых и созидательных взаимоотношений мы можем наблюдать на примере отношений, которые сложились между Оптиной Пустынью и преосвященным Филаретом (Амфитеатровым). Он любил по-отечески Оптину Пустынь и способствовал всячески ее духовному расцвету. В истории нашей Церкви есть и много других примеров, когда своей пастырской заботой правящий архиерей способствовал духовному благополучию обители. 


 – О проблеме послушания хотелось бы с Вами поговорить. С одной стороны, всем понятно, что монах должен оказывать беспрекословное послушание игумену, а с другой стороны, существует такое мнение, и об этом неоднократно говорилось на монашеских конференциях и встречах, что игумены сегодня растут вместе с монахами. Многие наши монашествующие, в том числе игумены и игумении воцерковлялись уже в сознательном возрасте. Все мы идем таким путем не очень гладким. Как человеку, который решил посвятить свою жизнь Богу, балансировать между беспрекословным послушанием и некой такой осторожностью? Ведь некоторые ошибки могут быть чреваты какими-то серьезными последствиями. И нужно ли вообще, скажем так, осторожничать, оказывая послушание? 


– Я могу сказать из своего опыта. До того как поступить в монастырь, я прочитал много книжек о послушании. И я очень стремился в монастыре такое послушание оказывать. Конечно, иногда могли быть какие-то противоречия, но я вынес для себя одно: когда искренне стараешься слушать, что тебе говорят старшие и особо «не мудрствовать лукаво», тебе Господь помогает и дает силы. 


– А если человек, дающий послушание, не вникает, например, в физические возможности, и человек в какой-то момент может надорваться? 


– Такое возможно. У меня было хорошее здоровье. 


– То есть, чтобы «позволить себе» беспрекословное послушание, нужно быть человеком все-таки физически крепким? 


– Я видел и другие примеры, у нас в монастыре были и физически слабые братия. Если им давалось какое-то послушание, превышающее их силы, они об этом могли сказать, и они говорили. И к их словам прислушивались. 


– То есть в таких случаях нужно просто говорить? Если ты не можешь, нужно просто идти и говорить: «Простите, я не могу сделать то-то и то-то»? 


– Если человек немощный, он не может понести какие-то труды, то конечно, нужно сказать. 


– Что Вы можете посоветовать молодым людям, которые раздумывают о том, что возможно они хотели бы посвятить свою жизнь Богу в иноческом образе, то есть находятся в состоянии раздумывания? На что им обратить внимание? 


– Пожить в монастыре, помолиться, присмотреться, потому что это очень ответственный и серьезный выбор. И когда приходит осознание, что это – твое, оно приходит постепенно и надежно, без какого-то смущения. Здесь можно привести слова митрополита Антония Сурожского, что если ты не уверен, жениться тебе или уйти в монастырь, ты еще не готов ни туда, ни туда, лучше подожди. 


– А что Вы посоветуете новоначальному послушнику, который только вступает на путь монашеской жизни? 


– Часто бывает так, что человек, который приходит в монастырь, достаточно много прочитал книг о монашестве. Но нужно помнить, что на опыте это все преломляется немного под другим углом. Впечатление от прочитанного и впечатление от того, что проходишь опытом каждый день, по ощущениям очень отличаются. Прежде всего нужно запастись терпением и смирением. Есть еще такая тенденция у новоначальных: пришел, пожил месяц в монастыре, и уже начинает осуждать какие-то монастырские порядки, этого нужно избегать. И, безусловно, нужно, чтобы был духовный руководитель. Без этого нельзя. Любое ремесло освоить без учителя сложно, а чаще и невозможно. Учиться монашеской жизни без духовного руководителя, преодолевать искушения – это очень затруднительно. 


– Владыка, Вы сторонник частого или редкого причащения? 


– Я сторонник того, что нужно прислушиваться к тому, как человек сам внутренне чувствует, как часто ему нужно причащаться, должна быть внутренняя жажда причастия. Важно еще помнить о том, что нужно стремиться к тому, чтобы не просто часто причащаться, но при этом активно работать над собой, очищать свою совесть. Потому что можно часто причащаться, но при этом быть, например, с кем-то не примиренным, относиться к кому-то с неприязнью. Какой смысл тогда твоего частого причастия? 


– Владыка, Вы часто служите? 


– Да, достаточно часто. Это дает силы и вдохновение. Очень важно исповедоваться почаще. Это очень помогает в борьбе со страстями. 


– В Жировичском монастыре Вы часто служите? 


 – По вторникам мы служим с братией ночную литургию. 


– А много желающих помолиться ночью? 


– Постоянный состав где-то 7 человек.


 – В чем смысл монашеской жизни? 


– В осознании каждым монахом того, что Царство Божие находится внутри него и в стремлении это Царствие Божией в себе с Божией помощью раскрыть. Нужно приучать себя к внутреннему трезвению, вниманию к мыслям, словам и поступкам, частому призыванию имени Божьего. Когда к преподобному Антонию Великому пришли философы и спросили: «Чем, вы, монахи, отличаетесь от нас, философов?» – преподобный ответил, что мы храним ум. Философы ответили: «Да. Нам это делание непонятно». 


– Кто такой настоятель? Какие качества должны его характеризовать? 


– Настоятель – это отец братства с материнским сердцем, то есть тот человек, который несет ответственность за всю монашескую общину. Наверно, в первую очередь это должен быть смиренный человек, который старается служить братии. Очень важно также иметь ему такое качество как незлобие, не раздражительность, потому что когда братия видят игумена в состоянии раздражения, это передается насельникам и очень их огорчает. Очень важно, чтобы игумен был спокойным, умел вдохновить братию, показать красоту монашеской жизни.  


         Интервью подготовлено редакцией сайта  Монастырский хронограф.by

9