За Троицу Святую (подвиг Троицкого наместника, архимандрита Кронида)

30 января 2017
Архимандрит Макарий (Веретеников)
За Троицу Святую (подвиг Троицкого наместника, архимандрита Кронида)

Доклад архимандрита Макария (Веретенникова), насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры на XXV Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь. 26–27 января 2017 года).


Богата, интересна и назидательна многовековая история Троицкой обители на горе Маковец, основанной великим подвижником, стяжавшим именование печальника земли Русской. Отец Павел Флоренский (†1937), богослов ХХ века, так характеризует обитель Сергиеву: «Дом Живоначальныя Троицы всегда сознавался и сознается сердцем России, а строитель этого Дома, преподобный Сергий Радонежский – “особым нашего Российского царствия хранителем”» [1]. В стенах обители возросли целые поколения учеников Троицкого игумена, их можно уподобить тем птицам, которых он однажды сподобился узреть, как об этом повествуется в его житии [2]. Литургическое осмысление данного явления – это учрежденный в 1981 году по благословению Патриарха Пимена (1971 – †1990) праздник, посвященный Собору Радонежских святых [3]. 

Однако, в истории Троицкой обители случались различные бедствия. В 1408 году было нашествие на Русь золотоордынского эмира Эдигея [4]. При этом Троицкий монастырь был разорен, но явившиеся перед этим преподобному Никону святители Московские Петр и Алексий, а также и преподобный Сергий, возвестили ему о грядущем бедствии, и вся братия покинула обитель. Возвратились иноки на пепелище, но личные вещи основателя монастыря они сохранили; затем их усилиями был вновь воздвигнут Троицкий храм, и обитель возродилась [5]. В 1608–1610 годах Троицкий монастырь выдержал шестнадцатимесячную вражескую осаду, обороной Лавры мужественно руководил преподобный архимандрит Иоасаф [6]. 
В ХХ веке обитель преподобного Сергия Радонежского пережила не меньшие бедствия. В 1892 году отмечалось 500-летие со дня кончины преподобного Сергия, во время юбилейных торжеств историк В.О. Ключевский (†1911) произнес свою знаменитую речь о преподобном Сергии. В конце он говорит о нравственном и духовном потенциале, завещанном нам духоносными подвижниками. Заканчивается его речь словами: «Ворота Лавры преподобного Сергия затворятся и лампады погаснут на его гробнице только тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его» [7]. Знаменитый историк не дожил до этой беды всего девять лет. 

Предреволюционные и последующие годы – это время, когда последним наместником Троице-Сергиевой Лавры был архимандрит Кронид (Любимов; 1915 – †1937; пам. 27 ноября). В сан игумена отец Кронид был возведен в 1906 году священномучеником Владимиром, митрополитом Московским и Коломенским (†1918; пам. 25 января), а в 1908 году им же – в сан архимандрита. В 1915 году он становится наместником Лавры. На его плечи легла большая ответственность за судьбу национальной святыни в преддверии трагических событий в стране. В 1917 году происходит февральская революция, затем – отречение царя Николая II от престола, а осенью – октябрьский переворот. «Видя ослабление веры в русском обществе, архимандрит Кронид призывал своих соотечественников к покаянию, предсказывая грядущие беды для нашего Отечества от ширящегося вольнодумства и неверия» [8]. 

Архимандрит Кронид был членом Помест​ного Собора Русской Православной Церкви 1917–1918 годов, который восстановил Патриаршество на Руси, избрав на Московский престол святителя Тихона (†1925; пам. 25 марта). «Разумеется, как наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, архимандрит Кронид был тесно связан с Патриархом, священноархимандритом Лавры. Однако их общение было гораздо глубже и значительнее, чем формальные отношения начальствующего и подчиненного. В скорбные дни после большевистского переворота отец Кронид во всем поддерживал Предстоятеля Церкви» [9]. 

После революции начались нападки на Лавру. «Через несколько месяцев после большевистского переворота, 23 января 1918 года в “Известиях ВЦИК” был опубликован декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, получивший название декрета “о свободе совести”. В целях упорядочения церковных дел и монастырских имуществ в некоторых губерниях была учреждена должность комиссара при монастырях. Их функции состояли в контроле за деятельностью монастырей»[10]. Следующий 1919 год в истории Церкви известен как год начала спланированной кампании по надругательству над мощами русских святых. «16 февраля 1919 года коллегия Народного комиссариата юстиции приняла первое постановление об организованном вскрытии мощей, которое предусматривало “порядок их инспекции и конфискации государственными органами”» [11]. 

«В начале 1919 года в сергиевской газете “Трудовая неделя” стали появляться статьи о Лавре, о мощах и возможности их вскрытия» [12]. В связи с этим в Трапезном храме Лавры в дни Великого поста состоялось собрание верующих, на котором архимандрит Кронид обратился ко всем с просьбой защитить “от поругания не монахов, а священное место, где отпечатались стопы нашего отца, преподобного Сергия”. После этих слов отец Кронид земно поклонился народу, который отвечал ему тем же, и все запели тропарь преподобному Сергию. Вскоре после этого в Лавре, Московской духовной академии и приходских храмах Сергиева Посада стали собирать подписи под прошением Совнаркому не вскрывать мощи преподобного Сергия. Под протестом против вскрытия святых мощей на 35 листах стояло 5000 подписей» [13]. Затем в марте 1919 года архимандрит Кронид с братией обратился к председателю Совнаркома с просьбой не допустить кощунственного вскрытия-поругания святых мощей преподобного Сергия. В данном обращении говорилось: «Насильственное прикосновение к святым мощам главным образом нанесет глубокое, никогда не могущее быть забытым оскорбление верующим» [14]. Тем не менее, 11 апреля 1919 года, в Лазареву субботу, вечером, это святотатственное действо было совершено. 


Ухудшалось положение и самой Лавры. Осенью «1918 года началась конфискация имущества, принадлежащего Троице-Сергиевой Лавре, о чем Духовный Собор 13 октября 1918 года сообщил в своем докладе Святейшему Патриарху Московскому и всея России Тихону» [15]. Осенью Наркомпрос учредил Комиссию по охране памятников старины Троице-Сергиевой Лавры. Она должна была заниматься изучением исторических и художественных ценностей Лавры и отвечать за их сохранность. 

Лавра была закрыта декретом Совнаркома от 20 апреля 1920 года. Необходимо отметить неисповедимость Божественного Промысла, так как издание названного декрета в действительности «явилось победой, а не поражением Церкви. Монастыри были тогда обречены на закрытие, и в действительности вопрос стоял не о том, удастся ли отстоять их как действующие, а о том, будут ли они отданы на разграбление местной и центральной власти, или их удастся сохранить как выдающиеся памятники культуры до тех времен, когда милостию Божиею святыни церковные вновь наполнятся насельниками. Уже то, что вопрос о Троице-Сергиевой Лавре удалось вывести из компетенции местного исполкома и передать в другие инстанции, было делом, превосходящим силы человеческие – чудом. И то, что декрет о создании музея Троице-Сергиевой Лавры был подписан В.И. Лениным, гонителем Церкви, а Отдел по делам музеев возглавляла Н.И. Троцкая, жена другого страшного палача, лишь свидетельствует о непостижимости Промысла Божия» [16]. 

Лавра была закрыта, а братия была выселена из нее. Таким образом, для Троицкой братии закрытие Лавры, кощунственное поругание святых мощей ее основателя и изгнание братии из Лавры явилось началом крестного пути, полного страданий, который завершался Голгофой. Лавра стала недоступной для братии. Символически это можно сравнить с библейско-триодным событием – изгнанием Адама из рая. В службе Прощеного воскресенья есть такие слова: «Но о раю, к тому твоея сладости не наслаждуся» [17]. Один из выселяемых из Лавры насельников говорит об этом печальном событии в написанном по этому поводу стихотворении: 

Затихнет звон, замолкнет пенье… 

Отыдет Божья благодать… 

И будет «мерзость запустенья» 

На месте святе восседать. 

… 

Простите, жители Посада! 

Простите все, кто к нам ходил 

И кто душе своей отраду 

В молитве с нами находил! 

Да будет с вами милость Божья 

И Богоматери покров. 

Но, други, бойтесь знаться с ложью, 


Идти вослед чужих богов…» [18]. 


Троицкое монашеское братство продолжало свое существование еще некоторое время и после закрытия обители. «Оставленные в Лавре при охране музея 43 монаха образовали “малую Лавру”. Все это время велся журнал Духовного собора… Братия просила для Богослужений одну из церквей обители, но в этом ей было отказано. Богослужения совершались в Пятницкой церкви. Там в воскресные дни служили соборно, были и седмичные, пел хор из пятнадцати монахов. Распорядком служб, в зависимости от занятости при музее, ведал игумен Михей. По праздникам служил настоятель отец Евгений Воронцов, иногда сослужил с ним отец Павел Флоренский. К 1926 году оставленные при музее монахи были уволены, а в мае 1928 года были закрыты лаврские храмы на Подоле» [19]. Отец Евгений незадолго перед началом служб в Пятником храме был рукоположен в сан священника, он был из преподавательской корпорации. Благодаря ему, предполагалось, будет меньше привлекаться внимание властей к монашеской братии [20]. 

После закрытия Лавры ее наместник, архимандрит Кронид, был оставлен как староста ее охраны, что продолжалось до 26 января 1920 года. Затем в 1920– 1922 годах он жил в селе Братовщина у старосты тамошнего храма, в 1922– 1926 годах – в Гефсиманском скиту. В 1926–1929 годах он пребывал в скиту Параклит. Почитателем архимандрита Кронида был Святейший Патриарх Пимен (Извеков). Он начинал свой монашеский путь в лаврском скиту Духа Параклита под руководством архимандрита Кронида. 21 сентября 1927 года он был пострижен с именем Пимен. Тридцать лет спустя, 16 ноября 1957 года, в своем слове при наречении во епископа Балтского, викария Одесско-Херсонской епархии, Святейший Патриарх вспоминал: «Здесь я насыщался от сладостной трапезы бесед и наставлений, исполненных глубокой мудрости, огромного опыта и духовной настроенности, всегда любвеобильного и благостного приснопамятного наместника Лавры, архимандрита Кронида, много добрых семян посеявшего в мою душу» [21]. 

После закрытия скита Параклит в январе 1929 года архимандрит Кронид поселился рядом с Кукуевским кладбищем, с преданным ему келейником монахом Георгием (Потаповым). Это было последнее пристанище Троицкого наместника до его ареста. С 1935 года отец Кронид начал быстро слепнуть, но он по-прежнему духовно окормлял приходившую к нему троицкую братию и руководил ею практически до своего ареста, завершившегося мученической кончиной. Он хранил единство Церкви, ограждая всех от пагубных расколов. «Каждый собеседник оказывался для него в той или иной мере летописцем явлений любви Божией на земле и спасающей веры Церкви» [22]. 

«В ночь с 19 на 20 ноября 1937 года было одновременно арестовано много священнослужителей в Сергиевом Посаде, к тому времени переименованном в Загорск, и на приходах в окрестных деревнях. В большинстве это были монахи закрытой Троице-Сергиевой Лавры, очень многие из них уже побывали в ссылках и заключении» [23]. Архимандрит Кронид обвинялся в продолжавшемся исполнении обязанностей наместника, т. к. он заботился о назначении на служение вернувшейся из ссылки троицкой братии, собирал пожертвования для осужденных священнослужителей, создал «монастырь» в доме, где он жил, совершая Богослужения и монашеские постриги. 

«7 декабря 1937 года на заседании судебной “тройки” архимандрит Кронид, протоиерей Димитрий Баянов, протоиерей Виталий Лукашевич, игумен Ксенофонт (Бондаренко), игумен Никодим (Монин), игумен Гедеон (Черкалов), игумен Азария (Павлов), иеромонах Иаков (Марочкин), иеромонах Серафим (Крестьянинов), иеромонах Лаврентий (Насонов), иеромонах Гедеон (Смирнов), иерей Алексий Быстрицкий, монах Георгий (Потапов), Николай Михайлович Сычев и Анна Андреевна Самойлова (монашеское имя неизвестно) были приговорены к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 10 декабря 1937 года, отец Кронид, расстрелянный на полигоне НКВД в Южном Бутово, увенчал свою жизнь мученическим концом» [24]. 

Живя перед арестом практически на положении изгоя в тогдашнем обществе, архимандрит Кронид, тем не менее, верил в возрождение Православия в русском народе. В одной из своих бесед на 21 неделю по Пятидесятнице он сказал: «Русский горизонт покрыт темными облаками, но Провидение бодрствует над Россией, и верится, что из грозных туч рано или поздно проглянет наконец желанный светлый луч и согреет окаменевшие сердца наших русских братьев во Христе и семя слова Божия возрастет в сердцах русских людей тучной нивой»[25]. Этой твердой верой и убежденностью можно объяснить такое удивительное событие. Отец наместник в свое время вручил Тихону Тихоновичу Пелиху антиминс, заповедуя беречь его до нужного времени. После открытия Лавры в 1946 году будущий протоиерей Тихон Пелих принес сохраненный антиминс архимандриту Гурию (Егорову). Из надписи на раскрытом антиминсе первый наместник возрождаемой Лавры отец Гурий узнал, что этот антиминс лежал в свое время на престоле Успенского собора Троице Сергиевой Лавры. На нем и была совершена первая после открытия Лавры Божественная литургия в 1946 году, в Успенском соборе на Пасху [26]. Так проявилась духовная связь старой Лавры с возрождающейся. 

Прошли десятилетия, и 20 августа 2000 года в храме Христа Спасителя Юбилейный Собор Русской Церкви совершил прославление множества русских святых. В докладе митрополита Крутицкого Ювеналия на Соборе говорится: «К 2000-летнему юбилею Рождества Христова Русская Православная Церковь приносит обильный плод спасительного сеяния – сонм святых мучеников и исповедников российских ХХ века» [27]. Он подчеркнул, что твердость «в исповедании своей веры даже до смерти поставила таких свидетелей истины наравне с мучениками и исповедниками первохристианской эпохи» [28]. Среди провоссиявших светильников веры имеется также и имя преподобномученика Кронида Радонежского, наместника Троице-Сергиевой Лавры [29]. В тропаре ему говорится: «Преподобному Сергию от юности последуя, отче богомудре Крониде, веру во Святую Троицу стяжал еси и даже в старости мастите до крове сохранил еси» [30]. 

Затем в 2011 году было учреждено празднование Собору новомучеников и исповедников Радонежских, причем, днем их соборной памяти был избран день кончины священномученика архимандрита Кронида [31]. Это вторая соборная память лаврских святых, которая дополняет первую, свидетельствуя об истории Сергиевой обители в ХХ веке. В отличие от Вселенской Церкви Русская Церковь не имела гонений в первые века христианства, поскольку русский народ принял Православие только в конце Х века. Однако чаша мученических страданий была испита им в ХХ веке. Притом верующих гнали не за их противоправные действия, а в рамках идейной борьбы с Церковью и классовой борьбы с духовенством и благочестивыми мирянами. Но прошли годы, и стало возможным реабилитировать новомучеников. Архимандрит Кронид был реабилитирован с мотивировкой: дело «…за недоказанностью обвинения производством прекратить» [32]. 

Новая память Радонежских новомучеников объединяет угодников Божиих, чья жизнь и подвиги проходили на земле, освященной стопами Матери Божией, явившейся со святыми апостолами преподобному Сергию; освященной стопами игумена земли Русской и поколениями русских святых. В лик новомучеников Радонежских входят духовенство, монашествующие, благочестивые миряне и академические «стратилаты». В составленной им службе Троицкий наместник назван начальником «лика новомученик» Радонежских [33]; будучи изгнанным из Лавры, он «крест игуменства не оставил» [34]. Священномученик Кронид отошел в иной мир вкупе с другими страдальцами. И в день его памяти празднуются новомученики Радонежские, которые своими страданиями «осоляли» (Мф. 5:13) землю Радонежскую в тяжелое время. Они прошли через горнило страданий, омочив Радонежскую землю своею кровью в годы гонений и испытаний. Их память является ныне тем фундаментом, на котором строится наша сегодняшняя жизнь. В службе новомученикам говорится: «Лик преподобномучеников Радонежских ублажающе, прославим Троицу Живоначальную, Еяже обитель… светло красуется, и с любовию Богу возопиим: силе Твоей слава, Человеколюбче» [35]. 

-------------------------------------- 
[1] Флоренский П., священник. Избранные труды по искусству. М., 1996. С. 221. 

[2] Житие и подвиги преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца/Составитель иеромонах Никон (Рождественский), впоследствии архиепископ Вологодский и Тотемский. Сергиев Посад, 2005. С. 103–104. 

[3] Описание первого празднования Лаврских торжеств см.: Евлогий, архим. Собор Радонежских святых – престольный праздник Сергиевой Лавры//ЖМП. 1981. № 10. С. 17–19. Перечень имен святых, включенных в Собор Радонежских святых см.: Православный церковный календарь. 2003. С. 104–105. 

[4] Присёлков М.Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. СПб., 2002. С. 468–470. 

[5] Житие и подвизи преподобнаго отца нашего игумена Никона, ученика блаженаго Сергиа чюдотворца//Троицкий сборник. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. Сб. 2. С. 27–28. 

[6] См.: Макарий, архим. Подвиг архимандрита Иоасафа (Из истории обороны Лавры в Смутное время). М., 2016. 

[7] Ключевский В.О. Православие в России. М., 2000. С. 321. 

[8] Кронид (Карев), иеромонах. Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит Кронид (Любимов). Его жизнь, духовно-нравственный облик и пастырское служение. Дипломная работа. Сергиев Посад, 2000. С. 36 (Машинопись). 

[9] Житие преподобномученика Кронида Радонежского//Троицкий сборник. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. Сб. 2. С. 152. См. также: Лазарев А., протоиерей. Троице-Сергиева обитель в истории Русской Церкви и государства. М., 2015. С. 138–140. 

[10] Кронид (Карев), иеромонах. Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит Кронид (Любимов)... С. 39. 

[11] Кронид (Карев) иеромонах. Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит Кронид (Любимов)... С. 41. 

[12] Житие преподобномученика Кронида Радонежского... С. 152. 

[13] Житие преподобномученика Кронида Радонежского... С. 152; Троицкий патерик. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2015. С. 418. 

[14] Троицкий патерик. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2015. С. 419. См. также: Лазарев А., протоиерей. Троице-Сергиева обитель... С. 142. 

[15] Кронид (Карев) иеромонах... С. 40. 

[16] Андроник (Трубачев), игумен. Закрытие Троице-Сергиевой Лавры и судьба мощей преподобного Сергия в 1918–1946 гг. М., 2008. С. 98–99. 

[17] Славник на Господи воззвах//Триодион, сиесть Трипеснец. Триодь постная. М., 2012. Л. 69 об. 

[18] Евфимий, иеродиакон. Прощальный плач иноков, изгоняемых из обители//Троицкий сборник. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. Сб. 2. С. 430–431. 

[19] Житие преподобномученика Кронида Радонежского... С. 153. 

[20] Волков С. Возле монастырских стен. Мемуары. Дневники. Письма. М., 2000. С. 194. 

[21] Наречение и хиротония архимандрита Пимена (Извекова)//ЖМП 1957. №12. С. 18; «Былое пролетает…». Патриарх Пимен и его время/Публикация, составление и исторический комментарий архимандрита Дионисия (Шишигина). М., 2010. С. 124. 

[22] Кронид (Карев), иеромонах. Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит Кронид (Любимов)... С. 32. 

[23] Житие преподобномученика Кронида Радонежского... С. 154; Троицкий патерик. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2015. С. 423; Лазарев А., протоиерей. Троице-Сергиева обитель... С. 149–150. 

[24] Житие преподобномученика Кронида Радонежского... С. 155; Русские святые и подвижники Православия. Историческая энциклопедия. М., 2010. С. 462; Чураков С., священник; Я.Э.З. Кронид// Православная энциклопедия. М., 2015. С. 47. 

[25] Кронид (Любимов), архимандрит, преподобномученик. Беседы, проповеди, рассказы. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004. С. 144; Житие преподобномученика Кронида Радонежского//Троицкий сборник. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. Сб. 2. С. 151; Кронид (Карев), иеромонах. Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит Кронид (Любимов)... С. 37. 

[26] Старец Тихон (Пелих). Жизнеописание. Проповеди. Дневники. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000. С. 48. См. также: Троицкий патерик. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2015. С. 428; Цыпин В., протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997. М., 1997. С. 339; Кречетов Валериан, протоиерей. Протоиерей Тихон Тихонович Пелих//ЖМП. 1984. № 9. С. 33. 

[27] Юбилейный архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Храм Христа Спасителя, 13–16 августа 2000 года. Материалы. М., 2001. С. 69. 

[28] Там же. С. 73. 

[29] Там же. С. 291; Кронид (Любимов), архимандрит, преподобномученик. Беседы, проповеди, рассказы. С. 48. О первом праздновании в Лавре новопрославленному отцу наместнику см.: Первое празднование памяти преподобномученика Кронида, архимандрита Радонежского//Троицкий сборник. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. Сб. 2. С. 158. Имя архимандрита Кронида было внесено также в Собор Радонежских святых (пам. 6 июля) и в Собор новомучеников и исповедников Российских (пам. 25 янв.) (Минея дополнительная. М., 2005. Вып. 1. С. 124). 

[30] Минея дополнительная. М., 2015. С. 167. 

[31] «Празднование внесено в Месяцеслов по благословению Святейшего Патриарха Кирилла 2 марта 2011 года» (Православный церковный календарь. 2012. С. 94. Прим. *). 

[32] Кронид (Карев), иеромонах. Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрит Кронид (Любимов)... С. 63. 

[33] 3-я стихира на стиховне//Минея дополнительная. М., 2015. С. 172. Служба новомученикам Радонежским была утверждена Священным Синодом 27 августа 2011 года (Там же. С. 728). 

[34] 3-й тропарь 3-й песни канона на Утрени//Минея дополнительная. М., 2015. С. 177. 


[35] 2-й тропарь 4-й песни канона на Утрени//Минея дополнительная. М., 2015. С. 179.

11