«Всё мне позволительно, но не всё полезно»: свобода выбора для молодых послушников

Епископ Домодедовский Иоанн
«Всё мне позволительно, но не всё полезно»: свобода выбора для молодых послушников

Доклад епископа Домодедовского Иоанна, наместника Новоспасского ставропигиального мужского монастыря Москвы на ХХVII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 28–29 января 2019 года)

Ваши Преосвященства, возлюбленные отцы настоятели и матушки игумении, братья и сестры!

Как известно, первой ступенью на пути к монашеству является послушничество. Из древности существует такая практика, испытанная веками. Связано это с тем, что в первую очередь желающий отречься от мира должен испытать себя в послушании. Отсечение своей воли – тяжелый труд, совершенства в котором достигли лишь святые подвижники.

Как и тысячу лет назад проблемой для монашествующих является послушание. Как бы странно это не прозвучало, ведь послушание – это основное делание монаха наряду с молитвой, но многие послушники и даже уже облеченные в равноангельский чин часто проявляют непослушание.

Поэтому не сразу принимает постриг желающий жития иноческого, но испытывается в служении духовнику и в труде. Это помогает, во-первых, решить для себя юному послушнику – сможет ли он понести нелегкий крест иночества, а во-вторых, определить – посильно ли будет ему подвизаться именно в этом монастыре, где несет послушание. Поэтому молодому послушнику еще позволительно просто уйти. Но когда речь идет уже о монахе – всё совсем иначе.

Положение с принявшими на себя монашеские обеты не столь просто, как кажется. Дело в том, что монастыри располагаются в разных местах и состоят в разных положениях. Например, в монастыре, находящемся далеко от города, монахи могут применить все средства к стяжанию жизни вечной. Подобно тому, как авва Иоанн Колов поливал вставленную в землю палку [1] и т. д. Но по-другому обстоят дела в монастыре, находящемся в городе или, тем более, в столице. Зачастую насельники выполняют не просто монастырские послушания, а работают на благо Церкви. Ведут деятельность в секретариате, в патриархии и т. п.

Также иначе складывается ситуация, когда монах находится в священном сане, тем более, если он епископ.

Известен случай с епископом Василием (Родзянко). Перед архиерейской хиротонией он задался вопросом – у кого же быть в послушании, ведь он дал обет отсечения воли при постриге? «А ты будь в послушании у всякого человека, который встретится на твоем жизненном пути. Если только его просьба будет тебе по силам и не войдет в противоречие с Евангелием» [2] – ответил ему духовник.

Данные монахом при постриге обеты не отменяются и не снимаются никогда. Иеромонахи, иеродиаконы, игумены, архимандриты и архиереи – все несут послушание. Об этом говорит и преподобный Феодор Студит в своем Великом оглашении: «Никто не может ни сам развязать себя, не может быть также разрешен и другим человеком, ни Ангелом» [3].

Но есть некоторая разница в послушании для новоначальных послушников и облеченных в священный сан монахов. Послушникам наставник может давать самые разные послушания. Преподобный Феодор Студит сказал насельникам своей обители: «Слушайтесь меня во всем и, как железо кузнецу, повинуйтесь мне, чего бы я не потребовал от вас согласно с заповедью» [4]. При этом любое дело – даже кажущееся абсолютно бесполезным или абсурдным – дóлжно исполнять так, как будто это повеление от Самого Спасителя, усердно и со всяким тщанием: «Будь настолько ревностен в своем труде, чтобы твое послушание снилось тебе даже и во сне» [5] – сказал преподобный Феодор Студит в одном из своих оглашений. И на самом деле – так и есть, всякое послушание для монаха – это исполнение воли Господней, с которой во всем должна быть согласна его иноческая воля. Святой Феодор говорит о послушании: «[послушники] действуют разумно и благочинно, со страхом и трепетом, как будто они получили свои послушания от Самого Бога» [6].

По-другому дело обстоит со священнослужителями, наместниками монастырей и, тем более, с архиереями. Конечно, они должны сохранять обет послушания и, как сказал преподобный Феодор: «Пока мы не вошли во святилище Божие … должно трудиться» [7]. Более того, по словам того же святого, ни в самом высшем сане, ни в конце мирского жизненного пути нельзя оставлять своих обетов, ибо «Кто отречется и бросит блаженное послушание хотя бы на средине или даже у самого конца, тот потерпит самое жалостное и плачевное крушение: он потеряет не только свои прежние подвиги, но и в день праведного Суда Божия попадет ещё в вечное осуждение» [8].

Но при этом трудно представить себе архимандрита, который будет носить ведра с водой из самого дальнего источника, чтобы просто вылить еe на камни, или разбирать и сразу после опять собирать поленницу и т. д. Послушание для людей в сане – есть также согласие во всем с волей Божией, но более искусным уже не требуется несения послушания у наставника. Разделение на молодых и старых монахов существовало издревле. Авва Исаия, обращаясь к молодым, говорит: «Молодой пусть оставляет себя во всякой неопрятности, потому что это полезно для него. Молодой пусть не никогда не носит хорошей одежды, пока не достигнет возраста мужа: это врачевство для него» [9].

Ревностно и со всяким усердием несут архиереи послушание самой Святой Церкви и Cвятейшему Патриарху. И это ещё сложнее, чем несение послушания наставнику, потому что должен поступать здесь монах с рассуждением.

Послушание же в стенах монастыря у духовника – это закалка злата в горниле общежития и труда. Ведь по слову преподобного Иоанна Лествичника: «послушание есть умерщвление членов телесных при живом уме» [10]. И одним из важнейших факторов является послушание именно в молодости. Архимандрит Эмилиан, толкуя слова аввы Исаии, сказал: «Что человек посеет в молодости, то и пожнет, когда придет в возраст. Молодость – период, который Бог дает человеку для того, чтобы он смог создать свое духовное будущее, вечность. Если молодость была бессмысленной и расслабленной, то старость будет болезнью и трудом, без особой радости» [11].

Важно послушание в молодости и для того, чтобы приучить свое тело к монашеской жизни. По слову того же архимандрита: «Послушание – это самое простое, что может делать всякий человек… Послушание для монаха – это средство спасения. В это время он предстоит пред Богом, совершенствуется, сокрушает свою волю… Послушание сплачивает членов братства… Послушание – это связь и общение с людьми. Однако новоначальный, которым владеет леность, у которого пока мирской образ мыслей и нрав падшего человека, не чувствует этого… Даже если послушание кажется тебе тягостным, утомительным, отвратительным или наводящим скуку, но, поскольку так велит Бог, у тебя не может быть никаких возражений. Оставляешь свое послушание – значит оставляешь своего Бога, оставляешь заповедь Божию» [12].

Но описанное положение исполняется не всегда. В некоторых случаях проблемы с послушанием связаны с тем, что человек не вполне понимает смысл отсечения собственной воли. Конечно же, никто не может отнять данной Богом желательной силы души. Но в монашестве постригаемый дает обет послушания, который значит не что иное, как принятие с радостью исполняющегося на послушнике Божия Промысла. А воля Божия – это всё, что должен выполнять монах за послушание. Если, например, монаху говорят принимать священный сан, – выбор заключается в том, согласиться с волей Божией или нет, соответственно – нарушить обет, данный при постриге или нет. И так во всем.

Послушание – это не способ издевки над монахами, оно нужно, как пишет преподобный Феодор Студит, «для спасения всех ваших душ, ради славы Божией и для достижения благой участи вместе с нашими отцами на небесах» [13].

И это является прямым способом совершенствования своей души в делах добродетели, по слову того же святого: «Усердный в телесных делах таков же и в духовных» [14].

Часто на пути послушания встают различного рода рассуждения об исполнении порученного труда. Но это неправильно. Послушание требует рассуждения только на предмет соответствия заповеди, в остальном же нужно не задумываясь трудиться. Святой Иоанн Лествичник говорит так: «В простоте повинующиеся ради Господа благополучно совершают путь свой, не навлекая на себя коварства бесов своими тонкими исследованиями» [15].

Нередко приступает и бес лености к послушнику, искушая его, но святой Феодор Студит говорит против этого: «Не ищи себе здесь отдыха, ты получишь его там» [16].

Важным аспектом исполнения послушания является именно прилежность. Преподобный Феодор говорит: «От монаха требуется аккуратность во всем» [17]. Причина такого отношения видна из следующих слов: «Следует исполнять свои послушания с чистою совестию и не творить дел Господних с небрежением» [18]. Осознание того, что каждое послушание послано от Самого Бога, помогает монаху работать со тщанием и усердием. Преподобный Феодор также увещевает: «И пусть каждый сообразно со своим послушанием усердно старается выполнить свое дело – безупречно, по справедливости, представляя его непорочным мздовоздаятелю Богу» [19].

Некоторые святые сравнивают послушание с мученичеством: святой Феодор Студит говорит о «духовном мученичестве», святой Иоанн Лествичник пишет: «Отцы … блаженное послушание называли исповедничеством, без которого никто из страстных не узрит Господа» [20]. Авва Памво сказал о послушниках: «Таковые суть исповедники, если до конца сохранят то же делание» [21]. Образ этот говорит о том, что велика награда на Небесах послушнику. Но для стяжания праведной мзды должен монах принести подвиг равный мученичеству, отличный от него лишь в том, что мучения возникают от смирения своей воли.

Есть также и другое отступление от истинного послушания у современных монахов. Некоторые видят суть послушания в полезной работе. Но иногда игумен дает такое послушание, что от него нет никакой пользы, но только вред. Например, сажать лук вершками вниз. Смысл монашеского труда заключается не в том, чтобы построить монастырь, создать вокруг него богатое хозяйство, наладить экономику и т. д. Первой целью является борьба со страстями и взращивание добродетели: «Авва Моисей сказал: брат! иди на послушание истины: здесь есть и смирение, здесь сила, здесь радость, здесь терпение, здесь братолюбие, здесь долготерпение, здесь сокрушение, здесь любовь; ибо имеющий благое послушание исполнен всех заповедей Божиих» [22]. Но это не означает, что монастырь должен быть в бедности и упадке. Послушник должен осознавать смысл послушания и не задумываться о физической пользе или вреде от исполняемого.

Таким образом, послушник должен внимать наставнику и в точности исполнять его слова со всяким тщанием, усердием и аккуратностью, так как он поступает согласно воле Божией. И это соответствует словам апостола Павла Все мне позволительно, но не все полезно (1 Кор. 6:12). Речь здесь идет именно о пользе духовной. С одной стороны желательная сила души не отнимается у человека, а с другой – находящееся за рамками послушания не полезно.

Также важно и продолжение этих слов: Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. 6:12). Для монаха очень важным является то, что «Человек должен быть господином своих желаний, а не рабом» [23]. Эту фразу можно понять поверхностно. Но господин желаний – не тот, кто делает всё, что желает, а тот, кто отсеивает все свои желания, которые не согласны с Божиим Промыслом.

Также следует упомянуть и еще об одном аспекте послушания. Давший обет отсечения своей воли монах не должен делать ничего, кроме порученного ему. «Свобода человека хоть и шире его возможностей, но вполне может реализовываться если не в делах, то на словах, а если не на словах, то в мыслях»[24]. Лишнее слово, даже мысль, мечтание – это уже непослушание. Принявший на себя равноангельский чин должен пребывать в полном послушании от старца. Святитель Григорий Богослов говорит о послушниках: «Пусть они оставят принесенные из дому помыслы, с коими они приходят, а также привычки, с которыми они раньше жили» [25]. Почему монах должен вести брань даже с мыслями? Потому что мысли – это начала дел.

Наставник знает оружие искушающего диавола, знает и лекарство от него. Новоначальные же послушники не ведают этого, более того, по слову святителя Иоанна Златоустого, «болезни человеческие … не легко видеть человеку; ибо никто от человек не весть, яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем (1 Кор. 2:11). Как же можно употребить лекарство против болезни, не зная ее свойства, а часто не зная и того, болен ли кто, или нет? Если же болезнь открыта, тогда врачу еще более предстоит трудности; потому что он не может с такою же властию лечить всех людей, с какою пастух овцу» [26]. Именно поэтому монах должен быть подобен овце, чтобы пастырь без труда мог излечить любую его болезнь и привести непорочным и здравым ко Христу. Овцы же не отходят далеко от своего начальника, но пасутся возле него и только по слову его выходят из загона и входят обратно. 

Еще одним образом послушания являются слова апостола Павла: Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? (1 Кор. 6:15). И здесь видится полная покорность монаха Господу. Спаситель управляет членами тела Церкви Своей – послушник же смиренно повинуется любому подобному движению. Можно отождествить инока с одеждой, которая никак не стесняет движения тела, но во всем повторяет их. Если же не так – то такую одежду извергают вон.

В некоторой степени можно говорить о послушании, данном самим апостолом Павлом: Радуйтеся всегда о Господе, и паки реку: радуйтеся (Флп. 4:4). Святой преподобный Феодор Студит так говорил об этих словах: «Почему же (радоваться)? Да потому, что вы исполняете дело Божие; вы облечены в монашеский образ, проходите правило послушания, ежедневно терпите, с одной стороны, стеснения, угнетения и мучения, а с другой – огорчения: огорчения от постов, бдений… мучения же от изнурительных и напряженных трудов на послушаниях, от отсечения своей воли, от отягчения приказаниями… Сколько и каких лишь нет страстей? Им нет числа. Поэтому я, по-видимому, несправедливо сказал вам: радуйтеся всегда о Господе. Нет, чада мои возлюбленные, вы блаженны и треблаженны, что ради Бога терпите и принимаете все это» [27]. Именно с радостью нужно принимать всё от Бога, в особенности же послушание. Нет пользы, когда монах исполняет поручение с озлобленностью, ненавистью к своему делу, когда он ждет скорее конца своего труда. Это непослушание не только своему духовнику, но апостолу Павлу, более того, оскорбление промышляющего о послушнике Бога.

Должно монаху исполнять послушания чистосердечно, о чем говорит преподобный Феодор: «Ибо [Бог] Сам то, что делается ради Него в братстве, принимает, как жертву и всесожжение, если … там соблюдается Его слово и работа исполняется по совести, с нелицемерным послушанием, безропотным терпением и мученической твердостью» [28]. Послушание «для [монаха] свет, жизнь, радость» [29].

Особенно выделяет преподобный Иоанн послушания, предназначенные для содержания братии: «Ты, келарь, исполняй свое послушание без лени, давай каждому, что нужно, без пристрастия и предпочтения. Ты, трапезарь, правильно расставляй пищу, чтобы у тебя не вышло какой-либо несправедливости и тайного безобразия, потому что это не скроется от всевидящего Божиего ока, хотя люди и думают скрыть… И вы, получающие, в свою очередь, должны принимать и быть довольными тем, что вам дают, хотя бы это было плохо, порвано и грязно, – грех за это будет на заведующем, а вы получите награду за мученичество как бы пред очами Божиими. Старшие в прочих послушаниях, работайте и руководите своими подначальными как пред лицом Божиим» [30].

Из всего этого следует, что послушание является одной из важнейших задач молодых послушников. В первую очередь важно смирение своей воли, во вторую – сам процесс должен проходить с радостью и усердием, и, наконец, результат должен быть достойным того, чтобы представить свой труд Самому Богу.

_________________________________________________________________________


[1] Древний патерик. Афон: Издание Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, 2009. С. 406.
[2] Тихон (Шевкунов), архим. Несвятые святые. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2012. С. 497.
[3] Там же. С. 566.
[4] Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе. Т. V. – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. С. 316.
[5] Там же. С. 235.
[6] Там же. С. 629.
[7] Там же. С. 316.
[8] Там же. С. 302.
[9] Эмилиан (Вафидис), арх. Толкование на подвижнические слова аввы Исаии. – М.: Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь, 2015. С. 122.
[10] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. – СПб.: Благовест, 1996. С. 33.
[11] Эмилиан (Вафидис), арх. Толкование на подвижнические слова аввы Исаии. С. 235.
[12] Там же. С. 44–45.
[13] Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе. Т. V. С. 302.
[14] Там же. С. 235.
[15] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. С. 35.
[16] Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе. Т. V. С. 232.
[17] Там же. 
[18] Там же. С. 432.
[19] Там же. С. 527–528.
[20] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. – СПб.: Благовест, 1996. С. 36.
[21] Древний патерик. С. 409.
[22] Там же. С. 408.
[23] Все мне позволительно, но не все полезно – Православие.ру // URL: http://www.pravoslavie.ru/110406.html (дата обращения: 18. 01. 2019).
[24] Там же.
[25] Григорий Богослов, свт. Творения. Т. I. – М.: Типография при императорской академии, 1843. С. 39.
[26] Иоанн Златоуст, свт. Шесть слов о священстве. // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/o_svyashenstve/ (дата обращения: 18. 01. 2019).
[27] Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей в русском переводе. Т. V. С. 577–578.
[28] Там же. С. 609.
[29] Там же. С. 613.
[30] Там же. С. 636–637.

Источник

6