Рассудительность и любовь египетских отцов в духовном руководстве братией

25 ноября 2018
Епископ Лидский и Сморгонский Порфирий
Рассудительность и любовь египетских отцов в духовном руководстве братией

Доклад епископа Лидского и Сморгонского Порфирия, председателя Синодального отдела по делам монастырей и монашеству Белорусского экзархата на Международной конференции «Духовное наследие египетских отцов и его актуальность для современного монашества» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь. Москва, 17–18 ноября 2018 года)

Тема нашего круглого стола «Духовное руководство: слово от опыта». Рассказывают, что когда авва Иоанн Колов, египетский подвижник, отходил из этой жизни, братия, которые находились рядом, ждали от него наставления. Они попросили, чтобы он им сказал что-то важное, что помогало бы им в духовном совершенстве. Авва Иоанн сказал: «Никогда я не исполнял моей воли и никого не учил тому, чего сам прежде не сделал» [2], то есть того, что не прошел своим опытом.

Отцы пишут, что «в учении не нуждается один только Бог всяческих, ибо Он самобытен, и другого не было прежде Его, а все прочее имеет нужду в учении, потому что сотворено и создано» [1]. Наши монашеские конференции и встречи, как мне кажется, способствуют тому, чтобы мы, осмысливая опыт святых отцов, именно учились у них правильно организовывать свою монашескую жизнь и внешне, и внутренне. Да поможет в этом нам Господь молитвами святых отцов наших и всех святых.

Египет стал образцом классического монашеского опыта. Зарождение монашества в Египте и удивительные по своим масштабам распространение и расцвет монашества на этой земле представляют собой потрясающий феномен. «Не так светло небо, испещренное сонмом звезд, как Египетская пустыня, являющая повсюду иноческие кущи... Там увидишь в образе человеческом бесчисленные лики Ангелов», – писал святитель Иоанн Златоуст. «Радуйся, Египте верный! Радуйся, Фиваида избранная! Радуйся, страно, гражданы воспитавшая Царства Небеснаго!» – поется в одном из богослужебных текстов.

Обращаясь ко всем нам, русским монахам, святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит о Житиях и поучениях древних египетских подвижников, людей истинной любви и непоколебимой веры: «Братия, читайте и перечитывайте предложенное здесь учение! Вскоре вы усмотрите в нем чудное свойство: оно преисполнено жизни и силы; оно – присно-юно: оно читается каждый раз, как бы читалось в первый раз, изливая в душу читателя обильные струи духовного разума и благодатных ощущений. Кто усвоит себе предложенное здесь учение Отцов, тот, находясь и среди общества человеческого, стяжет сердечное безмолвие. Кто же останется чуждым этого учения, тот и в уединеннейшей пустыне, и в неисходном затворе, будет возмущен молвою помыслов и живописью мечтаний, будет проводить жизнь мирскую» [2].

Спросил однажды авва Арсений одного из египетских старцев о своих помыслах. Это увидел кто-то из братий и задал ему вопрос: «Авва Арсений! Почему ты, будучи столько сведущ в учености Греции и Рима, вопрошаешь о твоих помыслах этого, чуждого всякой учености?» Арсений отвечал: «Науки Греции и Рима я знаю, но еще не узнал алфавита (имеется в виду – монашеской жизни. – Еп. П.), который преподается этим, ничего не знающим в учености мира» [2].

Духовное руководство египетских отцов, нашедшее свое отражение в письменных источниках, представляет собой очень ценный материал, который обогащает духовно каждого, кто прикасается к этому опыту рассудительного духовного руководства в духе любви Христовой. К жизни в Боге, к святости зовут святые угодники Божии не только примером своего подвига, но и словом, наставлением. Божия благодать, огромный опыт, любовь к братии делали этих подвижников искусными духовными руководителями. Об этом свидетельствуют повествования из патериков, несколько выдержек из которых я приведу ниже.

На подвижническом пути встречаются немалые трудности, искушения, невидимая брань. Когда перед отшельником вставал вопрос: что мне делать? – опытные старцы, руководимые Святым Духом, находили мудрые решения. Так, читаем: «Один брат, одержимый печалью, спросил старца: “Что мне делать?! Помыслы одолевают меня, внушая мне, что напрасно я отрекся от мира, и все равно спасения не достигну...” – “А ты знаешь ли, – ответил старец, – хотя бы мы и не могли достигнуть земли обетованной, нам лучше сложить кости в пустыне, чем возвратиться в Египет!”» [4].

Авва Аполлос, после бесед с которым очень многие отрекались от мира, учил братию, чтобы они ежедневно украшались добродетелями и греховные помыслы отражали тотчас при самом их начале. «Когда у змия, – говорил он, – сокрушена глава, то и все тело его мертво, и Господь заповедует нам сокрушать главу змия. Это обязывает нас к тому, чтобы мы не только исторгали из ума своего постыдные мечтания, но и вначале не допускали в душу свою худых и нечистых помыслов» [3]. Часто, наедине беседуя с нами о подвижничестве, – свидетельствуют его ученики, – он говорил и о том, как принимать братию, то есть что должно кланяться приходящим братиям, ибо, говорил он, «ты кланяешься не им, а Богу; видя брата твоего, ты видишь Господа Бога твоего, и это приняли мы от Авраама». Призывая своих учеников к духовному совершенству, он внушал им, чтобы, удаляясь от чувственного, они восходили к духовному, так как уже время вести такую жизнь. «Мы, – говорил он, – не должны навсегда оставаться детьми и младенцами, но должны восходить к совершеннейшему разумению, достигать мужеского возраста и возвышаться до самых великих добродетелей» [3].

«Поди, живи в пустыни, и изучи брани демонов» – говорил преподобный Антоний Великий, имея в виду то, что совершенство монаха проистекает от духовного делания, а духовное делание приобретается чистотой сердца, чистота сердца же приобретается умной молитвой.

Однажды ловец диких зверей пустыни пришел для ловли в гору аввы Антония. Увидев, что авва утешает братию, он соблазнился этим. Старец, желая успокоить его и показать, что нужно иногда предоставлять братии некоторое послабление, сказал ему: «Вложи стрелу в лук твой и натяни его». Охотник сделал это. Старец сказал: «Еще натяни». Охотник натянул лук туже. Старец опять говорит ему: «Натяни еще более». Охотник отвечал: «Если сверх меры натянуть лук, то он переломится». На это авва Антоний сказал: «Так бывает и в деле Божием. Если будешь сверх меры напрягать силы братии, то они скоро отпадут от дела Божия; необходимо по временам давать им послабление»[2]. Ловец, услышав это, выразил свое согласие и пошел от старца с большою пользою, а братия, утвердившись в правильном воззрении на свой подвиг, разошлись по келлиям.

Некоторый монах сказал авве Арсению: «Помыслы беспокоят меня, говоря: ты не можешь выносить ни поста, ни подвигов; посещай, по крайней мере, больных, потому что это – дело любви». Старец, поняв, что помыслы насеяны бесами, сказал ему: «Иди, ешь, пей, ничего не делай, только не оставляй келейного безмолвия» [2]. Старец сказал так, зная, что келейное безмолвие приведет монаха к должному жительству, если монах пребудет терпеливо в безмолвии.

Говорили об авве Агафоне, что он стремился к исполнению всякой заповеди Божией: когда случалось переправляться чрез реку, – он сам, первый, принимался за весла; когда приходили к нему для посещения братия, – он, по совершении обычной молитвы, немедленно собственными руками поставлял трапезу, потому что был исполнен любви Божией. Однажды авва Агафон шел по дороге с учениками своими. Один из них нашел на дороге небольшую связку зеленого мелкого гороху и сказал старцу: «Отец! Если ты благословишь, то я возьму это». Старец внимательно посмотрел на него и, как бы удивясь, спросил: «Разве ты положил тут эту связку?» Брат отвечал: «Нет». Старец сказал: «Как же ты хочешь взять то, чего не положил?» [2]

Авва Иоанн задал вопрос монахам: «Кто продал Иосифа?» Один из монахов отвечал: «Братия его». Старец возразил: «Не братия, а смирение. Он мог бы объявить, что он брат их, и воспротивиться продаже. Но он умолчал, и продало его смирение; потом оно же сделало его обладателем Египта» [2].

Одна благочестивая женщина, сделав серьезное пожертвование, ожидала, что преподобный Ор почтит ее благословением или хотя слово скажет в похвалу за такое приношение, но, ничего не услышав от него, сама сказала ему: «Господин мой, да будет тебе известно, что серебра здесь триста литр». Он и при этом не показал никакого внимания и отвечал ей, даже не взглянув на ящичек: «Дочь моя! Кому ты принесла это, Тому не нужно сказывать, сколько тут весу: Он взвесил горы и холмы поставил весом, тем паче знает вес твоего серебра. Если бы ты отдала его мне, то хорошо было бы сказать и о его количестве, но если ты принесла его Богу, Который не отвергнул и двух лепт, но еще оценил их дороже всех других приношений, то молчи и будь спокойна» [3].

Я привел несколько эпизодов из жизни египетских отцов, из которых наглядно видно, как они сочетали в себе аскезу, рассудительность и любовь.

Египет – страна, где зародилось монашество. Именно там был заложен фундамент для всех последующих монашеских деланий: умная молитва, аскетизм и уставы отшельнического, скитского и общежительного монашеского жития. Нам всем важно как можно чаще обращаться к этим текстам для того, чтобы учиться рассуждению и подлинному монашескому смирению, да поможет нам всем в этом Господь по молитвам египетских отцов!

_________________________________________________________________________


Список цитируемых источников

• Древний патерик // Портал «Азбука веры» [электронный ресурс]. Режим доступа: https: https://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjatykh/drevnij-paterik/1 . Дата доступа: 15.11.2018.

• Игнатий Брянчанинов, еп. Отечник // Портал «Азбука веры» [электронный ресурс]. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/otechnik/ . Дата доступа: 15.11. 2018.

• Палладий Еленопольский, еп. Лавсаик или повествование о жизни святых и блаженных отцов // Портал «Азбука веры» [электронный ресурс]. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Palladij_Elenopolskij/lavsaik/ Дата доступа: 15.11. 2018.

• Иоанн Мосх. Луг духовный. Лимонарь или «Синайский патерик» // Портал «Азбука веры» [электронный ресурс]. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Mosh/lug-dukhovnyj/Дата доступа: 15.11.2018.

Источник

8