Преподобный Федор Студит и Студийский монастырь в эпоху его расцвета

25 июня 2017
Иеромонах Евстафий (Халиманков)
Преподобный Федор Студит и  Студийский монастырь в эпоху его расцвета

Доклад иеромонаха Евстафия (Халиманкова), преподавателя МинДС, кандидата богословия, произнесенный на монашеской конференции «Преподобный Феодор Студит – игумен общежительного монастыря» 23 июня 2017 года в Успенском Жировичском ставропигиальном мужском монастыре.

Ваше Преосвященство, владыка Порфирий, досточтимые отцы игумены и матушки игумении! В центре моего доклада – монастырь прп. Феодора Студита в самом его расцвете. А именно: ежедневная жизнь монаха-студита. Мы с вами посмотрим, как жили братья монастыря, пройдем с ними – шаг за шагом – весь суточный круг их повседневной монастырской жизни.

Как известно, расцвета Студийский монастырь достиг именно при своем знаменитом игумене преподобном Феодоре Студите. Монастырь стал образцом иноческого общежития, он имел огромное влияние не только на монашествующих, но и на все византийское общество того времени. Количество братии Студийского монастыря достигало до тысячи человек[1], хотя попасть туда было не так просто. Прп. Феодор в 55-м оглашении говорит: «Известно вам, что почти каждый день приходят к нам желающие поступить в обитель нашу. Но я не всех принимаю: ибо не о том забочусь, чтоб вас было здесь более числом, чем в других монастырях… Мы хотим, чтоб вы множились, но множились во славу Божию и по воле Его»[2]. Отметим попутно этот замечательный факт: Студийскому игумену принципиально важно было, чтобы каждый поступающий в обитель брат имел на то волю Божию. Конечно, непросто было прп. Феодору регламентировать жизнь такого многочисленного братства. Жизнеописатель Студийского игумена отмечает, что «при увеличившемся до очень крупных размеров числе братии прп. Феодору не доставало ни времени, ни сил во все входить самому и лично следить за порядками, – и вот он учреждает целый ряд должностных лиц, помощников себе по управлению монастырем и для заведования разными частями администрации и хозяйства. Таковы: эпистомонархи, таксиархи, будильники, эконом, его помощник и другие»[3]. Между тем, в монастыре соблюдался во всем порядок, о котором прп. Феодор очень заботился. Практически в каждом своем оглашении Студийский игумен обращается к братии с поучением о важности хранения внутреннего и внешнего порядка. В нашем докладе мы обратим внимание больше на внешнюю жизнь студийского братства, особенно же на аскетико-литургический аспект этой жизни.

Известный дореволюционный литургист И.Д. Мансветов пишет, что «остается неизвестным, какие порядки держались в студийском монастыре до Феодора Студита, и только с этого времени его внутренняя жизнь начинает проясняться»[4]. В основу братского устава Студийской обители прп. Феодор положил общежительные правила свт. Василия Великого. «Все правила Афона, Студийского монастыря и других монастырей Востока от V до IX века опираются на правила святителя Василия Великого».[5] Впрочем, аскетические сочинения свт. Василия Великого определяли порядок монашеского быта, а не богослужения. Практически ничего конкретного о студийском богослужении мы не найдем и в творениях самого прп. Феодора. В них, как правило, говорится о внешнем поведении иноков, осуждаются злоупотребления, вкравшиеся в монашескую жизнь, рисуются обычаи тогдашних монастырей, но их литургический строй (то, что называют «уставом службы») не описывается. Однако именно во время игуменства прп. Феодора в Студийской обители оформился устав-типик[6], который стал известен впоследствии по имени самой обители: Студийский устав. «Преподобный Феодор Студит в своем уставе объединил монастырскую практику Константинополя и Иерусалима, установил внутреннюю связь между киновиями Византии и Святой земли, создал до известной степени общий типик для всего греко-восточного монашества»[7]. «В течение нескольких десятилетий после кончины преподобного Феодора Студита в его уставе не было значительных изменений… В дальнейшем Студийский устав, дополненный и видоизмененный в некоторых деталях, вошел в общее употребление в Константинопольской Церкви и в зависевших от нее церковных областях»[8].

Итак, с чего же начинался суточный богослужебный круг в студийской обители 9-11 веков? Конечно, мы не можем доподлинно и во всех деталях обрисовать литургическую жизнь знаменитой обители, но кое-какие общие представления об этом у нас все же есть. «Ежедневный круг богослужения в обителях Кон­стантинополя соответствовал идее «седмерицы» и включал ночную службу (полунощницу), утреню с первым часом, третий, шестой и девятый часы, вечерню и повечерие»[9]. Сам прп. Феодор перечисляет последование суточного богослужебного круга в 33-м Оглашении: «Все вы неопустительно посещаете утреню, первый, третий, шестой и девятый часы, вечерню и повечерие, стоите там, поете, молитесь, и все это не леностно или кое-как, потому что за это грозит наказание»[10]. Обратим внимание на то, что за непосещение богослужений полагалась епитимия[11].

Итак, рассмотрим теперь в самых общих чертах порядок суточного круга, как его приводит сам Студийский игумен, а именно начнем с Утрени, в состав которой входили:

· Шестопсалмие;

· Гимн «Бог Господь и явися нам»[12];

· Кафизмы и чтения[13];

· Псалом 50-й с припевом;

· Канон и чтения[14];

· Псалмы 148–150, стихиры;

· Славословие и Трисвятое;

· Ектении;

· Отпуст.

В 14-м Оглашении прп. Феодор увещевает своих монахов: «Понуждайте же себя прежде всего за утреней. Как же? Вместе с билом все сходитесь сразу, бодро и дружно, как будто вас сзывает Ангел… Вставши же, звучно, как бы в один голос, вострубите славословие Господу Богу, внимательно слушайте тропари, держитесь бодро за чтениями, на псалмах и песнях просвещайтесь душевной радостию и, таким образом, с пользой для себя совершайте службу, посрамляя диавола»[15]. После Утрени прп. Феодор снова предупреждает братию: «Кончилась утреня – безмолвно выйдем. И кто пусть идет к своему уроку, не теряя, таким образом, через празднословие полученной от псалмопения пользы, но присоединяя к этому и учение. Другой же, если он хочет отдохнуть, пусть идет к своей постели и там пусть перекрестится, благообразно ляжет, читая псалом, размышляя в себе, чтобы не потерпеть искушения от искусителя»[16]. После краткого отдыха «все бодро и чинно являйтесь на первый час»[17]. И уже после исполнения 1-го часа, «помолившись Богу, чтобы исправилось дело рук наших (Пс. 89:17) и весь день прошел у вас в благих делах, приступайте к своим трудам кто куда или вместе, как требуют обстоятельства. И там со стихословием принимайтесь за работу. С молитвой и благоговением беритесь кто за пашню, кто за обработку виноградника, кто за приготовление пищи или за другое какое-либо предстоящее дело»[18].

Итак, после 1-го часа братья отправлялись на послушания. Трудились обычно до 9 часов утра (или несколько позже), после чего все братья собирались на обед. Вообще, они трапезовали дважды в день, исключая среду и пятницу, а также время Великого Поста. Впрочем, для немощных братьев допускались послабления. Так, в 44-м оглашении прп. Феодор замечает: «Но как я состражду вам, и по моей собственной немощи, и по трудности воздержания в городе, то определяю, чтоб отныне, в показанные выше дни (постные), вечером, все желающие получали по чаше вина и ломтю хлеба»[19]. Прп. Феодор заботился не только о духовном благополучии братий, но и об их телесных нуждах. Так в 7-м оглашении он говорит: «Мы и вино пьем, и масло и рыбу вкушаем, и в больнице упокоиваемся и врачуемся, и это не раз или два, а всякий день. Избранный брат, приобретший опыт в лечении болезней, у нас главный больничник; при нем помощника три, четыре и пять; особый повар, особый расходчик, особый приготовитель мазей, пластырей, бинтов и корпий; и занятия там не прекращаются ни на минуту. И расходов не мало: каждый день дается рыба, которая берется или у приготовленных трех-четырех рыболовов, или на рынке; сколько вина, – и какого – расходовано и расходуется; сколько маслин, мед, чистые хлебы и многое другое»[20]. Как мы видим, прп. Феодор не держал братию «в черном теле», но предпочитал, чтобы они сами, сознательно, воздерживались от излишества в пище. Впрочем, известная мера, конечно, существовала: «Мера да будет и для яств, и для вина. Вино да приемлется по малому утешению, и то в дни праздничные, при утомительных крайне трудах, при болезнях и когда сходить, куда предлежит, не близко; в другое же время следует довольствоваться одною чашею, и много-много двумя»[21].

Возникает закономерный вопрос и о Божественной Литургии. Хотя она и не упоминается в уставе, но, конечно, Литургия совершалась в Студийской обители довольно часто, хотя и не каждый день. Начиналась она обычно в шесть часов утра. Прп. Феодор поощрял среди братии частое причащение, по возможности, каждый день, хотя уже в его время «было немало иноков, которые приступали к Святым Тайнам крайне редко»[22]. Так, в Оглашении 107-м Студийский игумен увещевает, что «прежде всего и вместе со всем – причащение Святых Таин. Видя, как вы небрежно относитесь к нему, весьма удивляюсь: если наступает день Господень[23], то вы еще подходите к Святым Тайнам; если же богослужебное собрание случается в другой день, то вы не подходите совершенно… В монастыре прежде можно было ежедневно причаститься желающему, теперь же это бывает реже и даже нигде не встречается»[24]. Евхаристическое благочестие в Студийской обители (да и, вообще, в монастырях того времени) – отдельная сложная тема. Отметим здесь только то, что, по замечанию прот. Александра Шмемана, частота причащения в то время стала зависеть не от совершения Евхаристии (в ранней Церкви причащались на каждой Литургии), а от личного благочестия христианина[25].

После обеда братия продолжали трудиться. Перечислим, кстати, и основные послушания, которые несли братия Студийского монастыря во время прп. Феодора: наместник (проигумен), наставник, благочинный, протопресвитер, пресвитер, диакон, надзиратель (надсмотрщик), канонарх, лампадчик, эконом, келарь, каллиграф, пергаментщик, таксиарх, повар, пекарь, тапезарь, огородник, садовник, виноградарь, пахарь, плотник, рыбак, скотник, каменщик, кожевник, портной, ткач, слесарь, ножовщик, больничник, будильщик и т.д.[26] Послушаний было много, потому что владения монастыря были большие: они простирались на многие десятки гектаров земли. Студийская обитель имела обширные виноградники и сады.

Хотелось бы особо отметить, что Студийский монастырь издавна был крупным духовным и культурным центром византийской образованности. Но главной отличительной чертой монашеского служения при прп. Феодоре стала активная интеллектуальная деятельность обители, которая разнесла славу монастыря далеко по православному миру. Студийский игумен благословлял некоторых способных монахов на изучение литературы (в том числе и светской), философии и богословия, организовывал обучение живописи и каллиграфии, церковного пения и гимнографии. Сочиненные студийскими иноками песнопения до сих пор в ходу во многих православных странах. Здесь имелась школа писцов, искусных каллиграфов (скрипторий), которые переписывали книги не только для нужд обители. В Студийском уставе имелся специальный раздел, регламентировавший порядок работы в скриптории. Устав предполагал наличие относительно крупной мастерской, где было несколько переписчиков, работу которых организовывал старейшина (прото-каллиграф). На труд переписчиков преподобный Феодор Студит смотрел как на молитву и проповедь, как на молчаливое распространение слова Божия. Прп. Феодор сам многократно переписывал рукописи, подавая этим наглядный пример братии. Подобные занятия были настолько важны в его глазах, что переписчики зачастую освобождались даже от богослужений. [27] Также при монастыре существовала школа для детей и лечебница-богадельня для бедняков[28].

Основные принципы аскетического подвига прп. Феодор изложил в своих оглашениях. Напр., в 10-м оглашении он так поучает братию: «Воспитывайте в себе терпение, твердость, выносливость, смиренномудрие, любовь друг к другу, отвращайтесь от зависти, лукавства, обмана, обид, клеветы. Стяжайте воздержание; воздержание же состоит в довольстве тем количеством пищи, которое выдается для удовлетворения потребности, дабы пища не стесняла чересчур тела, а с другой стороны, и не делала его совершенно легким, подобно тому как если на судно будет положено много груза, то он потопит его, а если мало, то перевернет его. Точно так же и спать следует лишь столько, сколько это нужно. Ибо в таком случае при умеренной жизни человек легко отрешается от сна, у него является бодрость в псалмопении, внимательность к слушаемым чтениям, разумение и понимание всего до единого слова в Божественных песнопениях… От многого же спанья, наоборот, происходит то, что человек с трудом встает с постели, у него замечается помрачение разума, он невнятно поет, уста у него двигаются вяло, телесные и душевные очи его тусклы, ибо с внешними чувствами ослабевают и внутренние, приходит душевный вор и крадет, что ему угодно. Посему то и Господь сказал: бдите (Мф. 25:13). Так бдите же, чада мои, бдите, не впадайте в дурное настроение духа, дабы вам не начать дня неготовыми и дабы затем целый день не чувствовать себя тяжело за всеми вашими работами, ибо Бог любит ласковую речь (см. 2 Кор. 9:7), проникнутый покорностью ответ, спокойное выражение лица, кроткий нрав, смиренную беседу. А кто держит себя чересчур гордо, кичится, кидает свирепые ответы и взгляды, те дают основание смеяться над собой и оскорбляют Бога (см. Гал. 6:7). Кто терпит больше невзгод, чем другие, кто благодарит даже в том случае, когда у него недостает платья, обуви, кукуля, одеяла, такой человек – работник Божий, который ради благ будущих жертвует временными и ничтожными. Я желаю, чтобы вы все пользовались удобной жизнью, получали в достаточном количестве одежду, пищу и другие нужные предметы, потому что в таком случае телесная работа идет успешнее»[29]. Практиковал прп. Феодор частую перемену послушаний, чтобы братья не привязывались к своей работе: «Любите епитимии и перемены послушаний и рукоделий, в уверенности, что распоряжающиеся сим имеют в виду вашу пользу»[30].

После дневных трудов братья собирались на Вечерню. В состав Вечерни входили:

· Псалом 140 со стихирам;

· Вход и «Свете тихий»;

· Прокимен и «Сподоби, Господи»;

· Стихира и «Ныне отпущаеши»;

· Тропарь;

· Отпуст.

Спустя какое-то время (а именно: после ужина[31]) читалось Повечерие, что буквально переводится как «вечерние молитвы». В практике Русской Православной Церкви Повечерие мирянами (впрочем, как и монашествующими) обычно не вычитывается; вместо него практикуются так называемые вечерние молитвы, состоящие из определенного количества подобранных молитв св. отцов Церкви. Затем у монахов было свободное время, которое они могли посвятить келейному правилу или отдыху.

Примерно в полночь братия собиралась на Полунощницу (букв.: ночная служба – μεσονυκτικόν) , после которой следовала Утреня. Так начинался новый богослужебный круг.

В теме нашего доклада на первом месте стоит имя самого прп. Феодора Студита, хотя о нем мы почти ничего не сказали. Дело в том, что вся жизнь преподобного заключалась в его монастыре. На примере прп. Феодора мы еще раз убеждаемся, насколько важна личность игумена монастыря, а также бережно хранимая его преемниками святоотеческая традиция.

Дорогие отцы игумены и матушки игуменьи, пример прп. Феодора Студита учит нас главному: духовное благополучие каждого монастыря заключается, прежде всего, в игумене. А духовное благополучие самого игумена – в жизни по святым отцам, среди которых сияет и прп. Феодор Студит в Царстве Невечернего Света Христа Бога нашего. Аминь.

Использованная литература:

1. Библия. Любое здание.

2. Аббат Марен. Константинопольское монашество. Кн. I. СПб., 1899.

3. Августин (Никитин), архим. Студийский монастырь и древняя Русь / Альфа и Омега, №54.

4. Добротолюбие. Т. 4. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007.

5. Иларион (Алфеев), еп. Преподобный Симеон Новый Богослов и православное Предание. СПб.: «Изд-во Олега Абышко», 2008.

6. Мансветов И.Д. Студийский монастырь и его церковно-служебные порядки. [Электронный ресурс] – 2017. – Режим доступа: http://monasterium.by/fakti/studiyskiy-monastyr-i-ego-tserkovno-sluzhebnye-poryadki-mansvetov-i-d-/ – Дата доступа: 12.05.2017.

7. Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 1-2. М.: Сибирская благозвонница, 2010.



[1] Августин (Никитин), архим. Студийский монастырь и древняя Русь / Альфа и Омега, №54.

[2] Добротолюбие. Т. 4. С. 107.

[3] Мансветов И.Д. Студийский монастырь и его церковно-служебные порядки. [Электронный ресурс] – 2017. - Режим доступа: http://monasterium.by/fakti/studiyskiy-monastyr-i-ego-tserkovno-sluzhebnye-poryadki-mansvetov-i-d-/ – Дата доступа: 12.05.2017.

[4] Мансветов И.Д. Указ. соч.

[5] Аббат Марен. Константинопольское монашество. Кн. I. СПб., 1899. С. 89.

[6] Так называемый «Студийский Ипотипосис (греч. ὑπо-τύπωσις – устав, буквально «образец») – именно этот устав и вос­ходит к прп. Феодору Студиту (подробнее об этом см.: Leroy. La re­forme studite / Il monachesimo orientale. OCA 153 / 1958. P. 208–209; R. Taft. Mount Athos. A Late Chapter in the History Byzantine Rite / DOP 42. 1988. P. 183).

[7] Творения преподобного отца нашего и исповедника Феодора Студита. Т. I. С. III (предисловие).

[8] Соколов И. Состояние монашества в Византийской Церкви с половины IX до начала ХIII века. Казань, 1894. С. 405.

[9] Иларион (Алфеев), еп. Преподобный Симеон Новый Богослов и православное Предание. С. 98.

[10] Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 1. С. 301.

[11] Эти епитимии изложены во 2-м томе Творений прп. Феодора в главе «Преподобного отца нашего и исповедника Феодора, игумена Студийского, епитимии общие для всего братства против нарушающих правило в церкви». С. 487–490.

[12] Нужно сказать, что уровень певческого искусства в Студийской обители был очень высок. Об этом пишет известный специалист в области церковного искусства священник В. М. Металлов (священник В. М. Металлов. Богослужебное пение Русской Церкви. М., 1906. С. 161-162).

[13] Чтения (αναγνώσεις) после каждой кафизмы обычно вклю­чали писания ранних Отцов, например, Ефрема Сирина, Гри­гория Богослова и др.

[14] Чтения после третьей и шестой песней канона обычно бы­ли посвящены празднуемому святому.

[15] Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 1. С. 259.

[16] Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 1. С. 260.

[17] Там же.

[18] Там же.

[19] Добротолюбие. Т. 4. С. 225.

[20] Там же. С. 166-167.

[21] Там же. С. 206.

[22] См.: Иларион (Алфеев), еп. Преподобный Симеон Новый Богослов и православное Предание. С. 106.

[23] Т.е. воскресенье.

[24] Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 2. С. 195.

[25] См. об этом подробнее: Византийский синтез / Шмеман А., прот. Литургическое богословие.

[26] Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 1. С. 816.

[27] См. об этом подробнее: Аббат Марен. Константинопольское монашество. Кн. I. СПб., 1899. С. 114.

[28] Между прочим, некоторые братья-студиты роптали на присутствие детей в монастыре. Об этом мы узнаем из увещевания прп. Феодора в 15-м оглашении: «Слышу, что некие неразумные, видя детей, воспитывающихся у нас, говорят: «Вот от чего имеем мы погибнуть! Вот от чего разорение монастырей!» Какое безумие!..» и т.д. (см. Добротолюбие. Т. 4. С. 180).

[29] Преподобный Феодор Студит. Творения. Т. 1. С. 247-248.

[30] Добротолюбие. Т. 4. С. 130.

[31] Сложно с точностью установить, когда именно братия трапезовали второй раз. В современных святогорских монастырях, где устав практически не изменился со времен прп. Феодора Студита (по крайней мере, в некоторых обителях), ужин бывает между Вечерней и Повечерием.  

84