Преподобная Евфросиния Полоцкая в сонме святых Киево-Печерской Лавры

28 июля 2018
Игумения Евдокия (Левшук)
Преподобная Евфросиния Полоцкая в сонме святых Киево-Печерской Лавры

Доклад игумении Евдокии (Левшук), настоятельницы Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в Полоцке, на Международной конференции «Киево-Печерская лавра – Афон – Иерусалим: единство сквозь века», проходившей 20–21 июля в Киево-Печерской лавре.

Досточтимые отцы, братия и сестры!

В начале своего выступления позвольте искренне поблагодарить Высокопреосвященнейшего Владыку Павла и всех организаторов монашеской конференции за приглашение в эти юбилейные памятные дни разделить радость праздника в колыбели русского монашества, в святой Киево-Печерской Лавре.

Среди сонма великих и богоносных отцов Киево-Печерской Лавры яркой звездой сияет преподобная Евфросиния, игумения и княжна Полоцкая. Она одна из немногих жен вошла в плеяду Печерских святых. Всеблагим Промыслом Божиим цельбоносные мощи святой угодницы более семисот лет находились в Дальних пещерах Киево-Печерской Лавры.

И если преподобного Антония Печерского считают родоначальником и вождем русского монашества, то святую Евфросинию Полоцкую называют основательницей и покровительницей русского женского монашества. Главным свидетельством ее святого жития является созидание храмов и основание монастырей, ставших теми зернами русской культуры, из которых произросло великое древо русского женского монашества [1].

Преподобная Евфросиния родилась в начале XII века и происходила из древнего княжеского рода, истоки которого восходят к святому равноапостольному князю Владимиру. С юных лет княжна отличалась мудростью и любовью к книжному учению. Удалившись в 12 лет в монастырь, она приняла иноческий постриг с именем Евфросиния.

Стремясь к уединенной жизни, преподобная поселилась в небольшой келии при Полоцком Софийском соборе, где находилась одна из самых обширных библиотек Древней Руси. Считая духовное просвещение неотъемлемой частью милосердия и любви к людям, святая собственноручно переписывала богослужебные книги для народа, распространяя в родных землях грамоту и любовь к слову Божьему. Как свидетельствует Житие XVI века, «начала книги писать своими руками», «словно солнечный луч, просветила она землю Полотскую» [2].

После чудесного явления Ангела преподобная Евфросиния с одной из черноризиц переселилась в местечко Сельцо, расположенное недалеко от Полоцка. Житие описывает это событие в следующих словах: «И, войдя в церковь и поклонившись, она так возгласила: “Ты, Господи, заповедал святым своим апостолам “ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха” (Мк. 6, 8), – вот и я, Твоему слову последуя, пришла на место сие, ничего не принесши. И только слово Твое в себе имею, чтобы сказать: “Господи, помилуй”. Все же мое имение – книги эти: ими утешается душа моя и сердце веселится» [3].

Следуя примеру святой Евфросинии, в Спасскую обитель пришли ее сестры Градислава и Звенислава, а также племянницы Кирианна и Ольга.

Живя в Спасском монастыре, преподобная Евфросиния организовала при монастыре небольшой скрипторий и библиотеку, ставшие базой для распространения ею книжной премудрости.

Созданный при непосредственном участии преподобной Евфросинии храм в честь Всемилостивого Спаса стал олицетворением ее духовного наследия. На уровне хор находятся две тесные крестообразные келии. В одной из них пребывала в молитвенном подвиге преподобная Евфросиния, в другой молилась одна из родственниц святой. Из небольших восточных окон хорошо просматриваются изображения столпников: Даниила и Симеона. Являя собой величественное воплощение монашеского подвига, они оказались именно теми образами, к которым была обращена молитва подвижницы. Тема столпничества, как одной из самых строгих форм монашеской аскезы, была близка для преподобной Евфросинии. Моление в узкой крестообразной келье являлось для преподобной столпом – особого рода крестом, на котором она распинала свою плоть, подвергая ее всевозможным лишениям.

И если раньше общепринятое мнение о преподобной Евфросинии как о просветительнице опиралось исключительно на данные ее жития и церковное предание, теперь мы имеем богатый материал фресок Спасской церкви, построенной и расписанной при непосредственном участии самой преподобной в середине XII века.

По мнению московского реставратора Владимира Дмитриевича Сарабьянова, «Система декорации церкви, подбор сюжетов и их взаимосочетание, и в целом вся иконографическая программа содержит множество индивидуальных черт и особенностей, за которыми стоит личность преподобной Евфросинии Полоцкой, ее вера, молитва, знания и убеждения»[4].

Иконографическая программа храма носит просветительско-назидательный характер. «Тема обращения к людям, тема просвещения ощущается сильно. Вся нижняя зона стен – это все призыв к изучению премудрости: открытые книги, изображения святых отцов, которые все время пишут, пишут, пишут в книгах. Огромное количество монахов, которые держат в широко разведенных руках гигантские свитки. И в свитках все тексты, тексты, тексты… Невероятно насыщенное обращение к пастве, к сестрам, ко всем с таким зримым призывом к христианскому просвещению» [5], – пишет Владимир Дмитриевич.

Главным источником книг и книжных знаний для святой, скорее всего, был Константинополь. Это предположение представляется вполне закономерным, если учитывать, что в Полоцке в XI–XII веках господствовали сильные грекофильские настроения, а у полоцкого княжеского рода на протяжении многих десятилетий складывались особые отношения с Константинополем и императорским двором. В то же время преподобная Евфросиния могла пополнять свою библиотеку и в Киево-Печерском монастыре, и не исключено, что именно ее глубокие связи с этим главным монашеским центром Древней Руси и предопределили погребение ее мощей в Дальних пещерах на многие столетия.

В 1161 году для Спасской церкви по благословению преподобной Евфросинии был изготовлен напрестольный крест-мощевик, в котором находились великие христианские святыни. «Честное древо безценно», – гласила сделанная на нем надпись.

Неподалеку от Спасской обители преподобная воздвигла другую каменную церковь в честь Пресвятой Богородицы и устроила при ней мужской монастырь. Для этой обители святая испросила из Византии Эфесскую икону Пречистой Девы, написанную, по преданию, апостолом и евангелистом Лукой.

«Древо» монашеской культуры, насажденное преподобной Евфросинией на землях древнего Полоцка, пустило корни в благодатную почву и было отростком «благосеннолиственного древа» византийской монашеской традиции. Не случаен факт, «венчающий» деятельность блаженной игумении по устройству монастырей и строительству храмов, – пришествие по ее просьбе из Византии в Полоцк Эфесской иконы Божией Матери, которая на многие века стала одним из центральных символов и покровителей Православия на славянских землях» [6].

Свою просветительную деятельность и труды по устроению монастырей святая Евфросиния совмещала с заботой об умиротворении князей, предотвращая между ними ссоры и распри. Как свидетельствует Житие XVI века, «была она помощницей обиженным, скорбящим – утешением, нагим – одеянием, больным – посещением, и, просто сказать, для всех была всем» [7]. Когда на склоне лет преподобная решила совершить паломничество в Иерусалим ко Гробу Господню, поклониться святым местам, со всех уделов и вотчин съехались к ней попрощаться все, кто ее знал и любил, – князья, монашествующие, простые люди. На Святой Земле угодница Божия молила Христа, чтобы Он удостоил ее завершить земной путь на месте Его страданий и воскресения. Святая трижды приходила поклониться Живоносному Гробу Господню, и молитва ее была услышана. 23 мая 1173 года, причастившись Святых Христовых Таин, блаженная Евфросиния почила о Господе. Честное тело ее было погребено в монастыре преподобного Феодосия Великого, при паперти церкви Пресвятой Богородицы.

Спустя четырнадцать лет, когда Иерусалим захватил египетский султан Салах-ад-Дин, иноки русского Богородицкого монастыря, покидая Святую Землю, взяли с собой нетленные мощи Полоцкой княжны и перенесли их в Киево-Печерскую Лавру. Почитание святой Евфросинии началось сразу после ее кончины. Зная о ее добродетельной жизни, русские иноки не пожелали оставить ее святые останки в руках неверных. Преподобная Евфросиния стала первой из русских жен, погребенных в Киевских пещерах. Более семи веков мощи угодницы Божией покоились в Дальних пещерах Лавры в нише пещерного храма Благовещения Пресвятой Богородицы.

Долгое время жители Полоцка не оставляли надежды иметь у себя дорогую святыню. C 1580 по 1820 год Спасский монастырь находился в ведении католического ордена иезуитов. Ходатайства о перенесении мощей преподобной Евфросинии из Киева в родной край начались в 1832 году, когда Спасский храм был возвращен православным, и продолжались в течение 77-ми лет.

Продолжительный спор двух древних городов за право хранения мощей святой закончился 3 июля 1909 года, когда Государь Император Николай II подписал резолюцию, в которой выразил свое согласие на возвращение святыни в Полоцк. Согласно установленному церемониалу, святыню перевозили по Днепру на пароходе «Головачев» 737 км, а от Орши до Полоцка раку с мощами несли на руках священнослужители, монахини и простые богомольцы 201 км. Это памятное событие вошло в историю под названием Свято-Евфросиниевских Торжеств, которые проходили в течение месяца: с 19 апреля по 23 мая 1910 года. Перенесение мощей Полоцкой княжны было отражено во многих печатных и периодических изданиях того времени, поэтому мы можем достаточно подробно воспроизвести события тех памятных дней.

Киев задолго до Святой Пасхи был предупрежден о предстоящей разлуке с преподобной, а потому многие киевляне еще в Великом посту поспешили припасть к раке Полоцкой княжны и попрощаться с ее святыми мощами. Прощальные Торжества начались на второй день Пасхи – 19 апреля. В тот день в Благовещенском храме Дальних пещер Преосвященным Иннокентием (Ястребовым), епископом Каневским, было совершено всенощное бдение, а на следующий день – Божественная Литургия. По окончании Литургии епископ Иннокентий благословил начало молебна, во время которого в пещерный храм внесли новую кипарисовую раку, изготовленную братией Лавры для перенесения мощей преподобной из Киева в Полоцк. В нее Преосвященным Иннокентием были переложены мощи святой княжны. Братия Киево-Печерской Лавры, скорбя о лишении святыни, для утешения своего оставила на прежнем месте гробницу с частицей мощей игумении Полоцкой [8].

В то время как совершалось переложение мощей и их перенесение из пещер в нижний притвор, в верхнем притворе Дальних пещер собирались для участия в крестном ходе священноиноки во главе со священноархимандритом Лавры Флавианом (Городецким), митрополитом Киевским и Галицким. Все духовенство в белых облачениях, с зажженными свечами ожидало перенесения святых мощей из нижнего притвора в верхний. Несколько минут прошло в полной тишине. И вдруг послышалось едва уловимое пение, которое постепенно становилось все громче и громче. Наконец ясно можно было различить слова: «Преподобная мати наша Евфросиние, моли Бога о нас». Это пели лаврские певчие, поднимаясь по лестнице. Сонм священнослужителей устремил свои взоры вниз, так как все горели желанием увидеть святыню. Вот показались полоцкие монахини, за ними – большой образ преподобной, на котором святая была изображена во весь рост с игуменским посохом. Очевидцы этого события так описывали свои впечатления: «При первом взгляде на образ как-то невольно забываешь себя, кажется, будто сама преподобная игумения, восстав из гроба, торжественно восходит по лестнице из Дальних пещер, опираясь на посох. И только когда несколько придешь в себя, начинаешь понимать, что ты видишь икону, а святая Евфросиния, ее мощи, сокрыты в раке, которую несут на своих плечах священнослужители» [9]. По установлении святых мощей митрополит совершил перед ними каждение и затем благословил начало молебствия. Рака с мощами была изнесена из притвора во двор на руках архипастырей и архимандритов и при пении молебна крестным ходом, проходившим между рядами войск, перенесена в Великую Лаврскую церковь.

Это священное шествие преподобной по внутренним улицам Лавры в сопровождении целого собора иноков было в высшей степени торжественным и умилительным. Состояние души православного киевлянина при прощании с мощами преподобной Евфросинии очень живо передал в своей проповеди киевский епархиальный миссионер священник Михаил Митроцкий: «Итак, продолжительный спор двух древних городов из-за чести хранить у себя мощи преподобной Евфросинии закончился. Ныне – последние дни пребывания в Киеве св. мощей Преподобной княжны Полоцкой. Скорбит Лавра, славная сонмом святых, нетленно почивающих в пещерах, совершая прощальное поклонение пред мощами Преподобной. Скорбит и Киев, слава и величие котораго в народе покоится на скрытых во мраке пещерном светильниках мира.<>

Казалось, где могло бы быть более удобное место для хранения мощей преп. Евфросинии, княжны Полоцкой, как не у нас, в Киеве! Здесь Иерусалим земли русской, сюда стекаются богомольцы со всех концов России, отсюда и слава о подвигах и жизни Преподобной может разноситься во все стороны. Но Бог судил иначе. <>

“Не потому ухожу от вас, что хочу оставить вас, – как бы так нам говорит на прощание преп. Евфросиния, – но потому, что хочу спасти близких и родных мне жителей моего удела Полоцкаго. Хочу разделить с народом моим его скорбь, его страдания, его невыносимое положение. Хочу напомнить им о былой их славе и могуществе, об их исконной принадлежности к православной вере и тем укрепить их в тяжелой борьбе с теми, кто посягает на их веру, язык, обычаи. Вас же, иноков и киевлян, крепких духом и верою, я поручаю руководству святых, которые здесь остаются. Прости, Лавра святая! Прости, собор святых, нетленно почивающих в пещерах! Прости, сонм иноков смиренных, благоговейных стражей гроба моего! Прости, Киев, колыбель св. Православия! Простите, тьмы богомольцев усердных, рекою устремляющихся в обитель святую!”

Не можем отнестись безучастно к этой радости и мы, киевляне. Перенесение мощей преп. Евфросинии из Киева в Полоцк не есть лишь торжество для Полоцкаго края: оно есть торжество и для всей Западной Руси. <> Не будем своею скорбью о лишении святыни омрачать общаго торжества! Пусть волна народнаго благочестия, поднявшись от высот киевских, достигнет пределов Полоцких и в своем стремительном течении сокрушит все то, что создала рука вражеская на погибель Церкви православной!»

Почти двое суток пребывали честные мощи преподобной Евфросинии в Великой церкви Киево-Печерской Лавры, и в течение всего этого времени, днем и ночью, исключая лишь часы богослужений, киевляне и паломники в великом множестве прикладывались к святыне [10].

20–21 апреля всенощное бдение и Божественную Литургию в Великой церкви совершали Преосвященные Серафим, епископ Полоцкий, и Иннокентий, епископ Каневский, в сослужении великого собора духовенства вместе с прибывшим духовенством Полоцкой епархии [11].

По окончании Божественной Литургии 21 апреля был отслужен молебен. На богослужениях в этот день присутствовал Его Императорское Высочество Великий Князь Константин Константинович. Прислав на Торжества своего представителя, Государь Император Николай II доставил киевлянам великое утешение. Высокопреосвященный Флавиан на молитвенную память об этих великих днях в жизни России благословил Государя Императора иконой святой Евфросинии. Несколько дней спустя от Великого Князя Константина Константиновича, через которого икона была вручена Царю, митрополит получил следующую телеграмму: «Его Величество повелел мне очень поблагодарить Вас, Владыко, за Ваше благословение – икону Преподобной княжны Евфросинии Полоцкой, сегодня мною представленную Государю Императору. //Константин».

В течение всенощного бдения и после него происходило непрерывное поклонение святым мощам, затянувшееся до поздней ночи [12].

22 апреля Божественную Литургию в Великой церкви совершил митрополит Флавиан в сослужении епископов Серафима и Феодосия. На Литургии присутствовали Великий Князь Константин Константинович, все высшие представители военной и гражданской администрации, множество молящихся.

Около полудня закончилась Литургия, и тотчас же начался молебен, во время которого рака со святыней на руках епископов, архимандритов и прочего духовенства была изнесена из Великой церкви и обнесена вокруг нее. Величественная процессия вышла из святых врат Лавры и направилась к пристани.

Для того чтобы созерцать крестный ход, на всех киевских высотах, окружавших Царскую площадь, собралось бесчисленное множество народа [13].

Все улицы Киева, даже окраинные, волновались, как море в бурю. Мчались сотни экипажей, тянулись бесконечные ряды войск, шли тысячи простого люда…

Великая княжна Полоцкая в последний раз проходила улицами древнего Киева… По скату Подола величественная процессия спустилась вниз… Днепр был ровным и тихим, точно унявшим свой горделивый бег перед священной минутой…

Украшенная пристань приняла торжественный вид. Казенный пароход «Головачев» стоял в полной готовности к отплытию, весь в флагах, зелени и цветах. В носовой части этого судна была сооружена часовня с большими зеркальными окнами. С двух сторон ее находились золотые хоругви. В кормовой части «Головачева» поставили балдахин, который из-за тесноты часовни не мог быть туда внесен. Чуть дальше стоял пароход «Александровск», за ним, саженях в тридцати, – «Киев»: они оба должны были сопровождать пароход со святыми мощами [14].

Народ занял всю набережную Днепра около пристани, где стоял «Головачев». На мачте установили крест из электрических лампочек. Вся наружная верхняя часть парохода была обвита гирляндами из живых цветов. «Головачев» украшался трудами и любовью многочисленных богомольцев. Каждый из них старался вплести хоть одну веточку в гирлянду, чтобы чем-нибудь послужить святой…[15].

После прибытия на пристань рака была установлена на борту «Головачева», где ее приняли духовные лица Полоцкой епархии во главе с архимандритом Пантелеимоном; там же находилась и игумения Илариона с двенадцатью монахинями Спасо-Евфросиниевского монастыря [16].

Поcле молебна и прощального поклонения святыне митрополит, епископы, Великий Князь и все бывшие на борту высокие сановники сошли на пристань. Раздалась команда инспектора судоходства, и пароход «Головачев» с драгоценной святыней стал медленно удаляться от берега. [17].

Духовенство, стоявшее на берегу во главе с митрополитом Флавианом, осеняло крестами отъезжавших. Хор пел тропарь преподобной. Военные оркестры исполняли гимн «Коль славен». Церковные колокола гудели. А «Головачев» все дальше и дальше уходил от берега и, наконец, оказавшись на середине Днепра, словно белый лебедь, взмахивая крыльями, постепенно стал удаляться из вида… [18].

Так Киев расстался со святыми мощами Полоцкой княжны, сотни лет пребывавшими в пещерах Киево-Печерской Лавры.

Свято-Евфросиниевские Торжества не оставили равнодушными сердца верующих. Киевляне подарили Полоцкой обители драгоценную лампаду, чтобы она всегда теплилась у святых мощей; дамы высшего общества во главе с супругой киевского генерал-губернатора вышили пелену для мощей угодницы Божией; братчики Киевского Владимирского Братства передали для Полоцкого монастыря икону св. равноап. князя Владимира; монахини Киево-Покровского и Флоровского монастырей преподнесли в дар Спасской обители иконы Божией Матери «Казанская» и Покрова.

В сознании величия переживаемого момента киевляне пожелали присоединиться к ликованию Полоцкого края, и через городского голову приветствовали Полоцк следующей телеграммой: «Древний город Киев, бывший более семисот лет хранителем святыни, ныне объединился со всею Северо-Западною Русью в высоком чувстве духовнаго ликования о знаменательном торжестве перенесения св. мощей преподобной Евфросинии, Промыслом Божиим направленных в Полоцкий удел, дабы многих привести ко спасению. Да процветет же под покровом святыни древний православный Полоцк, и да возродится вновь бывшая славная Полоцкая земля».

В ответ на это полоцкий городской голова также прислал телеграмму: «Мать городов русских – Киев. В знаменательный день отправления на родину покровительницы земли Полоцкой, св. княжны Евфросинии, Полоцк, в лице городской думы, приносит тебе глубокую сыновнюю благодарность за сохранение святыни его в века тяжелаго для него испытания и молит Бога, да укрепит Он тебя на безконечные века, как источник духа, нравственнаго света, каковым был ты доныне. Молитва эта всей земли Полоцкой будет переходить заветом из рода в род, из века в век за твое величие и процветание, колыбель православия, Киев» [19].

Следуя из Киева в Полоцк, пароход совершал остановки только в крупных населенных пунктах. Храня в душе простую и искреннюю веру, люди старались встретить мощи угодницы Божией самым почетным образом. В местах остановок преподобную встречали крестным ходом под звон колоколов и пение величания. В сельских и городских церквах совершались праздничные богослужения. Нередко из-за огромного стечения народа службы проходили под открытым небом.

Преосвященнейший Стефан, епископ Могилевский и Мстиславский, в своей проповеди, обращенной к народу, сказал: «…И кому из земных, самых могущественных владык и царей, оказывались когда-либо такия почести, какия ей и ея нетленным останкам оказывались в течение более чем семисот л<ет>, оказываются и теперь при шествии сих останков к месту ея самоотверженных подвигов и будут впредь оказываться, пока не окончится время земли нашей, пока ея св. тело не воскреснет для еще большей славы на новых небесах и новой земле…» [20].

20 мая 1910 года крестный ход с мощами святой прибыл в Полоцк, который «никогда не видел в стенах своих такого скопления народа, пришедшего не только из Витебской и соседних губерний, но и из Твери, с берегов Волги и других отдаленных мест…» [21]. Святыню перенесли в Николаевский кафедральный собор, где было отслужено всенощное бдение, а на следующий день, 21 мая, – Божественная Литургия.

Разделить радость Полоцких торжеств прибыл митрополит Киевский и Галицкий Флавиан. 22 мая Высокопреосвященнейший Владыка возглавил праздничную Божественную Литургию в Николаевском соборе, а затем молебен с акафистом святой. В день перенесения мощей угодницы Божией в Спасо-Евфросиниевский монастырь митрополит Флавиан встречал торжественную процессию у монастырской часовни.

По этому поводу Император Николай II обратился со следующим рескриптом к Киевскому митрополиту Флавиану: «Свято прошедшая поприще, указанное ей Божественным Промыслом, да пребудет святая княжна для всего белорусского народа навеки яркою путеводительною звездою, указующей правду Православия. Проявившийся же в незабвенные дни перенесения честных мощей ее дух благочестия в народе, притекавшем в великом множестве на поклонение преподобной, да послужит в назидание и тем, кто в житейской суете и душевном смятении готов покинуть спасительный путь истинной православной веры».

23 мая, по окончании Божественной Литургии, мощи преподобной поставили в Спасской церкви в серебряную раку, сделанную по образцу раки первомученика Стефана, находящейся в Киево-Печерской Лавре. Средства на изготовление раки жертвовали все епархии Северо-Западного края.

В настоящее время мощи угодницы Божией почивают в Кресто-Воздвиженском соборе под резной сенью в новой серебряной раке, сделанной по образцу раки 1910 года. Промыслительно, что нетленные мощи преподобной перенесены в Спасо-Евфросиниевский монастырь именно в день ее блаженной кончины. Теперь Православная Церковь празднует не только преставление праведницы – 5 июня, но и перенесение ее святых мощей из Киева в Полоцк– 6 июня.

И сегодня, в эти памятные дни нашего пребывания на Киевской земле, от лица сестер Спасо-Евфросиниевского монастыря и всего Белорусского края мы выражаем слова бесконечной благодарности и сердечной признательности Киево-Печерской Лавре, что в тяжелые годы иноверия мощи великой княжны нашли тихое пристанище и отдохновение в стенах древней обители, были приняты в сонм ее богодухновенных старцев и навсегда останутся в светлой памяти печерских иноков, благочестивых паломников и киевлян.

По великой милости Божией мощи святой угодницы, несмотря на все сложности и перипетии нашего времени, вновь сияют «яко светозарная звезда, во обители Спаса» [22] на древней Полоцкой земле и на утешение всем православным христианам с верою и любовию им покланяющимся.

Благодарю всех за внимание и приглашаю в древнюю Полоцкую обитель помолиться преподобной Евфросинии и поклониться ее святым мощам.

[1] Чудинова, И.А. Преподобная Евфросиния Полоцкая и традиции византийского женского монашества // Мир художественной культуры. № 4 (25), 2012. С. 177.

[2] Житие преподобной матери нашей Евфросинии, игумении и княжны Полоцкой. Полоцк, 2014. С. 11, 23.

[3] Там же, с. 13–14.

[4] Сарабьянов, В.Д. Спасская церковь Евфросиниевского монастыря в Полоцке. Полоцк, 2016. С. 45.

[5] Владимир Сарабьянов о реставрации Преображенского храма Полоцка // PRAVMIR.RU [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.pravmir.ru/unikalnyj-xram-i-ego-unikalnaya-restavraciya/ Дата доступа: 11.07.2018.

[6] Чудинова, И.А. Преподобная Евфросиния Полоцкая и традиции византийского женского монашества // Мир художественной культуры. № 4 (25), 2012. С. 178.

[7] Житие преп. матери нашей Евфросинии, игумении и княжны Полоцкой. Полоцк, 2014. С. 23.

[8] Торжественное перенесение святых мощей преподобной Евфросинии, княжны Полоцкой, из Киева в Полоцк (19 апреля – 22 мая 1910 года). Киев, 1913. С. 3–5.

[9] Там же, с. 6–7.

[10] Там же, с. 8–14.

[11] Довгялло, Д.И. Перенесение св. мощей преп. Евфросинии из Киева в Полотск. Вильна, 1910. С. 7.

[12] Там же, с. 7–8.

[13] Торжественное перенесение святых мощей преподобной Евфросинии, княжны Полоцкой, из Киева в Полоцк (19 апреля – 22 мая 1910 года). Киев, 1913. С. 16–19.

[14] Довгялло, Д.И. Перенесение св. мощей преп. Евфросинии из Киева в Полотск. Вильна, 1910. С. 9.

[15] Торжественное перенесение святых мощей преподобной Евфросинии, княжны Полоцкой, из Киева в Полоцк (19 апреля – 22 мая 1910 года). Киев, 1913. С. 19.

[16] Довгялло, Д.И. Перенесение св. мощей преп. Евфросинии из Киева в Полотск. Вильна, 1910. С. 9.

[17] Там же, с. 8–9.

[18] Там же, с. 9.

[19] Торжественное перенесение святых мощей преподобной Евфросинии, княжны Полоцкой, из Киева в Полоцк (19 апреля – 22 мая 1910 года). Киев, 1913. С. 21–22.

[20] Могилевские епархиальные ведомости. №8–9, 1910. С. 256.

[21] Свято-Евфросиниевские Торжества 1910 года. Полоцк, 2010. С. 6.

[22] Служба на пренесение честных мощей преподобныя матере нашея Евфросинии, игумении Полотския, от града Киева во град Полотск: «славник» на стиховне. Полоцк, 2008. С. 9.

Источник

2