Организация внутренней жизни монастыря и духовное возрастание монашествующих

18 мая 2021
Епископ Лидский и Сморгонский Порфирий
Организация внутренней жизни монастыря и духовное возрастание монашествующих


Доклад епископа Лидского и Сморгонского Порфирия (Белорусский экзархат Московского Патриархата) на XXIX Международных образовательных чтениях «Александр Невский: Запад и Восток, историческая память народа», направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (17-18 мая 2021 года).


Ваши Высокопреосвященства, Преосвященства, дорогие отцы игумены и матушки игумении, Христос Воскресе!

Духовное преуспеяние монастыря определяется множеством факторов, и нет в жизни монастыря ничего малозначащего. Несокрушимый фундамент жизни монастыря, «старец» всех живущих в нем – это монастырский устав, то есть уклад жизни, способствующий духовному совершенствованию братии. Внутренний распорядок как организация суточной деятельности монахов – главная составляющая.

Таким образом, необходимость устава – вдохновленного и продуманного, адаптированного под данную братию, устава, который будет соблюдаем без отступления, – является первым условием. Как пишет старец Эмилиан Симонопетритский, «где нет устава, воплощающего дух Евангелия, там нет единства мысли и духа, так что братия обречена на сокрушение. Самолет, горящий в небе, не получает столь сокрушительного ущерба, сколько братия без единства мысли»[1]. При организации монастырского распорядка дня важно придерживаться середины, то есть организовать его так, чтобы установленный монастырский ритм жизни был по силам, если можно так выразиться, «среднестатистическому монаху». Так как если ориентировать распорядок дня на физически очень крепких монашествующих, то более слабые будут унывать от невозможности следовать этому распорядку. Более же сильные могут по благословению брать на себя дополнительные подвиги в келье.

Однако нужно избегать того, чтобы устраивать жизнь в монастыре так, чтобы она превращалась в «асфальтоукладчик», который уничтожает и подавляет личность монаха. Напротив, жизнь в монастыре должна быть устроена так, чтобы монахи укреплялись и воодушевлялись в любви к подвижническому житию.

При воспоминании о моих первых послушнических годах в Жировичском монастыре, чувство огромной благодарности переполняет мое сердце, в первую очередь, по отношению к братскому духовнику – отцу Феодору (Повному), который своей молитвой и любовью вдохновлял нас бороться с искушениями и трудностями новоначальной послушнической жизни. Неуклонное следование монастырскому уставу, частая исповедь и духовное общение с отцом Феодором очень меня укрепляло и выравнивало мои внутренние состояния. Особенно в периоды, когда изначальный энтузиазм сменяла духовная усталость. Игумен Григорий Дохиарский говорил: «Ты должен искать монастырь, где тебя бы любил духовный отец».

Послушание не может быть без монашества, равно как и монашество не может быть без послушания, оно является основой монашества. Смирение есть единственный путь к благодати.

Общаясь с монашествующими и как духовник, и как председатель Синодального отдела по монашеству Белорусской Православной Церкви, замечаю, что современная молодежь – трудники, послушники, иноки – часто имеют очень сложный и травматичный опыт, который они вынесли из семьи. Они не владеют необходимыми представлениями не только об авторитете старших, но и об ответственном отношении к равным и младшим, имеют ограниченный опыт родительской любви, не умеют любить в ответ.

Пришедшему в монастырь очень важно ощутить себя в семье, понять, что настоятель или настоятельница – это отец или мать, что братия или сестры – это его братья и сестры, с которыми надо делить все радости и печали.

Один опытный игумен однажды сказал, что возле своего духовного руководителя, пастыря пасомый должен чувствовать надежность и духовную безопасность. Чувство защищенности и своей нужности игумену, братии он должен ощущать в обители. Он должен чувствовать, что его охраняют не только стены, но и братия, духовник, настоятель, епископ, и что он дорог им всем как монах и как человек. Он нужен как личность, а не просто как работник, который выполняет те или иные послушания. Но, в то же время, и монахи должны учиться самостоятельно бороться со страстями, а не перекладывать все на духовника.

Очень важно, когда человек приходит с желанием монашеской жизни, дать ему достаточно времени для послушнического искуса. Прием в монастырь и совершение пострига без достаточного испытательного срока – сегодня довольно актуальная проблема в наших монастырях, на которую необходимо обратить особое внимание. Человек сам свободно должен выбирать для себя людей, которые будут его окружать, и иметь возможность достаточно продолжительного испытательного срока. Легко внешне сделать человека монахом, одеть его в монашеские одежды. Но для того чтобы монах внутренне стал таковым, необходимо призвание и много труда со стороны монаха и всей его монашеской семьи.

Духовной безопасностью опытные отцы называют такое положение дел в монастыре, когда все подчинено одной воле, когда общежитие функционирует как одно сердце и одна душа, когда все общее. На это важно обратить особое внимание.

Нуждаются в осмыслении элементы идиоритмии, которые встречаются сегодня в общежительных монастырях. Важно понимать, что монастырь – это духовная семья, где игумен/игумения – отец/мать для монашествующих, а не администраторы, и где общая не только бытовая жизнь, но общие и скорби, и радости, а не каждый сам по себе.

Монашеская жизнь сегодня призвана вернуть человеку умение любить, способность радоваться Божию творению и благодарить. На протяжении всей истории Церкви бесчисленное множество людей, восхотев ощутить эту Божественную любовь, вступали на путь равноангельного монашеского жительства, полностью посвящали себя Богу, удалялись от развлечений, обязанностей и суеты этого мира. Это был их свободный выбор, и они имели одну цель – возлюбить Господа Бога своего от всего своего сердца.

Мы, более опытные, которые прошли уже определенный отрезок монашеской жизни, должны быть очень внимательны к ищущим монашеского жития. Наша главная задача – жить по Евангелию, быть подлинными, открытыми и внимательными и тем вдохновлять молодых послушников.

Каким бы хорошим и продуманным ни был монастырский устав, ключевым звеном остается то, что духовное благополучие каждого монастыря зависит, прежде всего, от игумена.

То, что монах неразрывно связан с игуменом и всем братством, а его взаимоотношения с ними являются абсолютно необходимым условием для исцеления и преуспеяния его души, явствует из самого чинопоследования пострига великой схимы. Один из вопросов, обращаемый к постригаемому, гласит: «Сохраниши ли послушание даже до смерти ко игумену и ко всей о Христе братии?» Иными словами, игумен и братство неразрывно связаны друг с другом.

Очень важно самому игумену/игумении иметь духовника, исповедоваться почаще, решать вопросы своей духовной жизни, ибо «спасение во мнозе совете».

Какими бы хорошими и просвещенными ни были руководители монастыря, они не смогут ничем помочь монастырю в следовании установленному распорядку жизни, если насельники не будут иметь доброго произволения, а каждый будет исполнять свою волю, слушать свои помыслы, которые уводят его в своеволие, нерадение, осуждение, расслабление.

Любовь и внимание игумена и братии, соблюдение монастырского устава – все это способствует духовному возрастанию монаха, но нужно помнить, что место, где собирает нас Господь, – это наше сердце, и там он воссоединяет нас с Собою с помощью Иисусовой молитвы, которая есть самый удобный способ к единению с Богом в любви, являющейся самой главной целью нашего спасения. Мы должны достойно идти своим путем, ибо Тот, Кто в нас, больше того, кто в мире (см. 1 Ин. 4:4). «Ничто другое не может так помочь утишить гнев и все страсти, как любовь к Богу и всякому сочеловеку», – говорил старец Иосиф Исихаст.

Владыку Иоанна Сан-Францисского спросили, почему он не спит, он ответил: «Потому что я люблю». То есть, как в человеческих отношениях объект любви занимает все сознание человека, так и у Владыки все сознание было поглощено любовью к Богу.

Преподобный Феодор Освященный в одном из своих поучений говорит: «Вы знаете, братия, что жизнь монахов и дев, посвятивших себя на служение Богу, превышает обыкновенную жизнь людей и есть жизнь ангельская. Люди, вступающие в монашеское звание, умирают для обыкновенной жизни человеческой, живут для Того, Кто умер за них и воскрес, отрекаются жить для самих себя и распинают себя со Христом»[2].

«Монастырь является земным раем», – как-то сказал человек, который пережил много испытаний в своей монашеской жизни и встретил в своем сердце Христа.

«Монашество находится в опасности, – говорил преподобный Паисий, – мир сегодня горит, а монашество утрачивает силу, приходит в упадок, теряет достоинство. Если из монашества уходит духовное, то в нем потом ничего не остается»[3]. Будем молиться, да укрепит нас Господь на нашем пути и покроет наши немощи Своей благодатью.

____________________________

[1] Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай. Практические аспекты хранения монашеских обетов в современных условиях // Портал «Монастырский вестник» [электронный ресурс]. Режим доступа: https://monasterium.ru/doklady/xxvi-mezhdunarodnye-rozhdestvenskie-obrazovatelnye-chteniya/praktiche... . Дата доступа: 14.05.2021.

[2] Архимандрит Тимофей (Савчук). Священное Писание и творения святых отцов в жизни монаха // Портал «Монастырский вестник» [электронный ресурс]. Режим доступа: https://monasterium.ru/doklady/organizatsiya-monastyrey/svyashchennoe-pisanie/ Дата доступа: 14.05.2021.

[3] Преподобный Паисий Святогорец. Монашество находится в опасности // Портал «Ветрово» [электронный ресурс]. Режим доступа: http://vetrovo.ru/inoi/prep-paisij-monashestvo-nahoditsya-v-opasnosti/ Дата доступа: 14.05.2021.


Источник

66