Мне мир распялся, и я миру»: от чего отрекается современный молодой послушник, и что он приобретает

24 декабря 2018
Иеромонах Нил (Подобед)
Мне мир распялся, и я миру»: от чего отрекается современный молодой послушник, и что он приобретает

Доклад иеромонаха Нила (Подобеда), благочинного монастырей Витебской епархии на монашеской секции IV Белорусских Рождественских чтений на тему «Подлинная свобода и ответственность» 18 декабря 2018 года в Свято-Елисаветинском женском монастыре.

Вступая в монастырь в ряды святой дружины[1] и желая служить в ангельском чине Богу, молодому послушнику необходимо осознавать причины, побудившие его к этому решению. Господь в Евангелии говорит, что «возложивший руку свою на плуг и озирающий назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9:62). Израильтяне, выйдя из Египта – страны страстей, на пути постоянно роптали в трудностях, желали возвратиться обратно и, как недостойные войти в землю обетованную, были почти все истреблены. Подобного рода испытания ждут всякого, приступающего к монашеству. Поэтому в самом начале нужно ясно представлять главную цель и предмет устремления, в противном случае будут разочарования, отсутствие радости и бесплодность.

Конечно, молодой послушник самостоятельно определить это не может, и задача игумена помочь испытуемому уразуметь волю Божию о себе и обрести спасительный путь жертвенного служения Господу и ближнему. Личностный подход, как отца к сыну, с любовью и терпением, помогает проверить и испытать почву души послушника: способна ли она к покаянию, к усыновлению, к принятию и возделыванию Слова Божия. После чего можно начинать монашеское оглашение.

Авва Пафнутий учит, что для этого необходимо также призвание и указывает три основных способа: от Бога, от людей и от нужды[2]. Непосредственно от Бога был призван, например, святой Предтеча и Креститель Иоанн, «исполненный Духа Святаго еще от чрева матери своей» (Лк. 1:15). Он, безусловно, величайший пример и образец покаяния для всех монашествующих. Пример призвания от человека – святой Елисей, на которого пророк Илия начбросил «милоть свою» (3 Цар. 19:19), после чего тот стал его учеником и последователем. От нужды был призван, например, преподобный Петр Афонский. Будучи в плену, закованный цепями, он молился святителю Николаю Чудотворцу и пообещал в иночестве и в служении Создателю провести всю оставшуюся жизнь[3]. Получив чудесное избавление, при содействии святого Симеона Богоприимца, он принял постриг, прибыл на Святую Гору и, исполнив обет, достойно провел свою монашескую жизнь. Любое из призваний – непосредственно ли от Бога, от святых или посредством какого-либо случая, послужившего человеку к обретению живой благодатной связи с Богом – становится прочным фундаментом для последующей монашеской жизни. Преподобный Иоанн Лествичник также свидетельствует о важности побудительных причин для новоначальных. Он похваляет тех, кто сделал свой выбор: «ради будущего Царствия, или по множеству грехов своих, или из любви к Богу. Если же они не имели ни одного из сих намерений, то удаление их из мира было безрассудное»[4].

Как видим из этих свидетельств, для твердого решения необходимо благодатное основание.

Святой Апостол Павел, ограждая первых христиан от неразумного устремления к внешним обрядам от призывающей их благодати, указывает как средство, так и основную цель отречения от мира. «Крестом Господа нашего Иисуса Христа … для меня мир распят, и я для мира… во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание ни необрезание, а новая тварь» (Гал. 6: 14–15). Святость, обновление, рождение свыше от Бога – вот какую цель ставит христианство и монашеская жизнь. Многие святые отцы начинают свои поучения к новоначальным именно с отречения от греха и мира, соответственно словам Спасителя: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми Крест Свой и следуй за Мною» (Мф. 16:24).

Преподобный Иоанн Лествичник начинает первую степень «об отречении от жития мирского». Преподобный Исаак Сирин – «об отречении от мира и житии монашеском». Преподобный Авва Дорофей – «об отвержении мира». Объясняя слова апостола Павла, в своем поучении преподобный Дорофей учит: «Как мир распинается человеку, и человек миру? Когда человек отрекается от мира и делается иноком, оставляет родителей, имения, приобретения, торговлю, даяние (другим) и приятие (от них), тогда распинается ему мир; ибо он отверг его. Это и значат слова апостола: «мне мир распяся». Потом и прибавляет: «и аз миру». Как же человек распинается миру? Когда, освободившись от внешних вещей, он подвизается и против самих услаждений, или против самого вожделения, против своих пожеланий и умертвит свои страсти, тогда и сам он распинается миру и сподобляется сказать с апостолом: «мне мир распяся, и аз миру»[5]. Подобно размышляет о трех отречениях и авва Пафнутий. В первом оставляем телесно все богатства и стяжания мира; во втором прежние нравы и прочие страсти телесные и душевные; в третьем созерцаем только будущее и желаем невидимого, оставляя все, что представляется взору очей[6]. Прекрасно раскрывает понятие о мире греховном преподобный Исаак Сирин. Он пишет, что миром называются собирательно все страсти, взятые вместе, и если человек не познал, что такое мир и какими членами он связан с ним, то не сможет позаботиться и об их уврачевании[7]. Святой называет мир одним характерным словом «блудница»[8] и призывает с ним расторгнуть все греховные связи, чтобы соединиться с Богом. Более того, чтобы сделаться последователем Спасителя, нужно отречься от всего житейского, как говорит и Господь в Евангелии: «…Кто не отречется всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лк. 14:33).

Традиционно святые отцы предлагают нам для духовного разумения учение о трех категориях подвизающихся: раб, наемник и сын. Раб трудится только из страха наказания; наемник – за оплату, без всякой заботы о душевном расположении; сын – по любви, стараясь все сделать совершенным образом как с внешней, так и с внутренней стороны. Степень и глубина отречения молодого послушника от мира, его верность и взаимная любовь имеет большое значение и влияние на то, как он будет проходить деятельное поприще послушания и приобретать духовное сокровище. Большинство идут общепринятым умеренным путем, отрекаясь от одного и приобретая другое, восходя от раба к сыну, от начальной добродетели к совершенной любви, постепенно поднимаясь по лестнице, переходя от силы в силу. Такой способ может быть длительным процессом и программой всей монашеской жизни, но корень, из которого произрастает плод добродетели – это твердая решимость идти за Христом по узкому крестному пути, быть готовым терпеть скорби и страдания ради Евангелия. Преподобный Макарий от своего духовного опыта познал, что «Все добродетели связаны друг с другом и зависят друг от друга, нанизываясь одна на другую, словно в некой священной и духовной цепи»[9]. Сделаться причастником и войти в эту священную цепь можно только при правильном духовном руководстве, в связи с тем, что последовательность духовной деятельности не научная, а благодатная и без детоводителя по монашеской традиции, ее невозможно правильно совершать. Те, кто сразу совершили полное отречение от своей души и имели послушание воле Божьей, скоро приобрели награду, как делали это святые мученики. Среди подвижников – поучительный пример преподобного Досифея, который в короткий срок через полное послушание, отрекшись от своего разумения, получил спасение и услышал от старца: «Иди, чадо, с миром, предстань Святой Троице и молись о нас»[10], – вызвав этим недоумение у старых монахов, которые долго подвизались во внешнем подвиге, но не могли прийти в такую меру. Интересный случай был в скиту на Святой Горе Афон. Плотник изготовил новые носилки для отпевания и переноса усопших братьев и принес показать их отцам. На вопрос скитоначальника, кого первого понесут на них, один молодой монах попросил своего старца благословение уйти первым. Старец благословил, но все расценили это как шутку. Послушник же принялся за усердное со слезами покаяние и через сорок дней колокол возвестил всем о представлении брата. Когда отцы узнали, что это отошел ко Господу тот самый молодой монах, сказали: «Каков похититель! Исполняя послушание своего старца, благословившего его уйти первым, он оставил временное и теперь наслаждается небесным! Своим послушанием он восхитил рай!»[11]

Эти примеры подтверждают, что при совершенном послушании послушника и совершенной добродетели духовного отца можно быстро получить духовный плод, вне общего порядка последовательного шествия по лестнице добродетелей.

Передача от отца к сыну, от игумена к послушнику установлена от Господа Иисуса Христа и его учеников. Апостолы обрели Христа-Мессию, Сына Божия, через Которого познали Бога Отца и приняли Святого Духа. Молодому послушнику, вступая в традицию, нужно в начале отречься от рода и земных родителей, чтобы обрести духовного отца и через него приобрести все остальное. Адам и Ева нарушили обет послушания Богу, лишились благодатного единства с Ним и внесли разделение и смерть в человеческую природу. Послушник, отрекаясь от этого мира, должен возобновить и обет отречения от дьявола и всех дел его, данный при крещении, и через таинство покаяния и послушание старцу восстановить единство своей раздробленной природы, приобрести единство со святыми и Церковью, соединиться с Единым по существу и покланяемым в трех Ипостасях Богом. Игумен является образом Христа, и через него послушник приобретает главное единство – монашество, а обет отречения от «всех разделений»[12], препятствующих единству, должен соблюдаться и поддерживаться всю оставшуюся жизнь. Послушнику, ставшему на узкий путь Креста, необходимо постоянно отсекать ради Бога свою волю и помышление и таким образом участвовать в соработничестве на ниве Христовой. Мирской способ духовного возрастания, в котором человек без меры потребляет «православную пищу» – больше молиться, смотреть православные фильмы, регулярно посещать православные сайты и все время находиться в греховной цепи с миром – противоположен нашей монашеской традиции.

Молитвенное делание, в сочетании с опытным Богопознанием и живым послушанием воле Божьей и Его заповедям, в соответствии с монашеской традицией – задача монашеского катехизиса для молодого послушника и передается только из уст в уста. Преподобный Сергий Радонежский – игумен русской земли – стал верным учеником Святой Троицы и научил многих деятельно, через монашеский образ жизни благочестиво веровать в Святую Троицу. Всегда созерцая перед собой три Ипостаси в едином существе, он утвердил русское монашество на прочном и непоколебимом фундаменте истины. Плод его монашеской деятельности мы видим на примере множества его учеников и обителей, ими созданных. Богомыслие, труд и молитва с древних времен являются основой для всякой начальной монашеской деятельности. Также один из главных принципов духовной жизни, как это было рассмотрено, – отречение и жертва. Чем больше отрекаешься и жертвуешь Богу, тем больше приобретаешь. Отрекаешься от земного имущества – приобретаешь небесное, жертвуешь жизнь временную – получаешь вечную. Господь говорит об этом так: «Нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или братьев, или сестер, или жену, или детей для Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной» (Лк. 18:29). В притче о купце, ищущем доброго бисера, Господь учит, что нашедший дорогую жемчужину, продает все, что имеет, и покупает самое драгоценное, имеющее высочайшую цену. Подражая этому мудрому купцу, добрый и решительный послушник, если от всего отрекается, всем жертвует, то приобретает через духовного отца во Христе Иисусе, Сыне Божием, единство с Небесным Отцом и Святым Духом, постепенно становится новым человеком и получает благодать Божию, в стяжании которой основная цель как монашеской, так и всей христианской жизни.

Литература:

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – 2 изд. – Минск: Белорусский Экзархат Московский Патриархат, 2015.

2. Требник монашеский. Библиополис. 2016.

3. Иоанн Кассиан Римлянин, преподобный. Собеседование египетских отцов. – М.: Правило веры. 2016.

4. Афон и его святыни. М. 2014.

5. Иоанн Лествичник, преподобный. – 10-е изд. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2018.

6. Авва Дорофей, преподобный. Душеполезные поучения и послания с присовокуплением вопросов его и ответов на оные Варсонофия Великого и Иоанна пророка. М.: Отчий дом, 2001.

7. Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. М.: Данилов монастырь, 2018.

8. Дионисий Ареопагит. Сочинения. Максим Исповедник толкование. – Спб.: «Алетейя»: «изд. Олега Абышко»: 2002.

9. Иоаники (Коцонис), архимадрит. Афонский отечник. – Саратов. Изд-во Саратовской Митрополии, 2014.

10. Макарий Великий, преподобный. Духовные беседы. – 3 изд. – М.: Сретенский монастырь, 2017.



[1] Требник монашеский. Последование малого образа, еже есть мантия. Библиополис.2016.С.16

[2] Иоанн Кассиан Римлянин, преподобный. Собеседование египетских отцов. – М.: Правило веры. 2016 С. 86

[3]Афон и его святыни. М. 2014. С. 274.

[4] Иоанн Лествичник, преподобный. 10-е изд. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2018. С. 24.

[5]Аваа Дорофей, преподобный. Душеполезные поучения и послания с присовокуплением вопросов его и ответов на оные Варсонуфия Великого и Иоанна пророка. М.: Отчий дом, 2001. С. 45.

[6] Иоанн Кассиан Римлянин, преподобный. Указ. соч. С. 91.

[7] Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. М.: Данилов монастырь, 2018. С. 38.

[8] Исаак Сирин, преподобный. Указ соч. С. 135.

[9]Макарий Великий, преподобный. Духовные беседы. – 3 изд. – М.: Сретенский монастырь, 2017. С. 118.

[10][10]Аваа Дорофей, преподобный. Указ соч. С. 29.

[11]Иоаники (Коцонис), архимандрит. Афонский отечник. – Саратов: Изд-во Саратовской Митрополии, 2014. С. 448.

[12] Дионисий Ареопагит, сочинения. Максим Исповедник толкование. – Спб.: «Алетейя»: «изд. Олега Абышко». 2002. С. 699.

12