Вечери любви

 В Скиту и горе Нитрийской после службы в воскресенье желающим из братии раздавали иногда паксамы (сухие хлебы) и по чаше вина[1]; часто кроме того устроялись вечери любви, то есть обеды из приношений, которые делались на братию[2]. Эти приношения были имущество, даримое вступающими в монашество[3], остающееся после умерших иноков[4]. Многие монахи считали как бы обязанностию, если имели средства, жертвовать иногда на вечери любви[5]. 

Сюда обращались приношения мирян, состоявшие в плодах, хлебе, вине во время начатков сбора винограда[6]. Присутствовали на вечери любви по приглашению[7]. Стол для почетных старцев был особый[8]. Кто-либо из старших иногда подавал чаши братии. Каждый, принимая ее, должен был сказать: «Прости»[9]. Но из уважения к великим старцам иногда не решались принимать эту услугу из рук их[10]. 

Так как эти вечери были после причащения Святых Тайн и вообще отступали от обычной умеренной пищи иноков, то многие избегали их[11]. «Когда я прихожу в церковь, – говорил один инок старцу, – там часто бывает вечеря любви, и меня удерживают на ней – как мне быть?» Старец отвечал: «Это дело трудное»[12]. Некоторые хвалились даже тем, что не ходили на вечери эти. «Не говори, – давал совет старец иноку: – «Я не хожу в собрание» или: «Не ем на вечери любви», а будь равен со всеми»[13]. Исаак Фивейский, ученик Аполлона, после литургии обыкновенно поспешно уходил в свою келлию. 

 «Не братии, – говорил он, – бегаю я, но козней демонских. Если кто с зажженным светильником долго будет оставаться на открытом воздухе, светильник погасает: так и мы, просвещаемые от Святой Евхаристии, если замедляем вне келлии, то ум наш помрачается»[14]. Потому и пресвитеры старались содействовать тому, чтобы иноки после литургии удалялись в свои келлии. Один брат имел обыкновение по совершении литургии уходить после всех из церкви, дожидаясь, не пригласит ли кто его на трапезу; ибо не хотел у себя варить что-либо. Но однажды после литургии вышел он прежде всех. Пресвитер спросил его, почему он так делает? 

«Я сварил пред литургиею немного чечевицы, – отвечал инок, – и потому поспешил домой». Тогда пресвитер всем инокам дозволил пред литургиею варить чечевицу, чтобы каждый шел в свою келлию. Но те приношения, которые разделялись братиям по келлиям, всеми принимаемы были как благословение. Однажды послано было в Скит несколько смокв, и их, как ничего не стоящих, не послали Арсению, чтобы он не обиделся. Арсений, услышав об этом, не пошел в церковь, сказав: «Вы отлучили меня, лишив благословения, которое Бог прислал братиям и которого я не удостоился получить». Пресвитер тотчас сам отнес к нему смоквы и радостного привел его в церковь[15]. 



[1] Дост. сказ. С. 97.

[2] Фот. Пат. 69; Rosw. L. V. Р. 627.

[3] «Отдай имение в братскую трапезу, – говорил Пимен, – там делают вечери» (Дост. сказ. С. 197).

[4] Арсений Великий завещавал: «Не заботьтесь делать по мне вечери любви» (Дост. сказ.).

[5] Макарий однажды шел в скит с приношением аввы Памво (Дост. сказ. С. 134). Один брат засевал поле и потом, когда соберет плоды, делал вечери любви. Но старцы назвали это делом мирянина (Дост. сказ. С. 194). Агафон говорил: «Я никогда не давал вечери, но подавать и принимать советы было для меня вечерею любви. Ибо думаю, что польза брата заменяет приношение плодов» (Дост. сказ. Epist. Hist. Lavs. P. 18).

[6] Дост. сказ. С. 15, 42; Фот. Патер. С. 72; Rosw. Vit. Patr. P. 625.

[7] Фот. Патер. С. 69; Rosw. Vit. Patr. P. 627.

[8] Дост. сказ. С. 134.

[9] Дост. сказ. С. 257, 282.

[10] Один пресвитер, муж великий, встал за трапезою, чтобы подать чашу воды, но никто не решился принять от него чаши (Дост. сказ. С. 104).

[11] Раз на вечери любви один брат рассмеялся. Иоанн Колов сказал, что надобно плакать, ибо он ест милостыню (Дост. сказ. С. 102). Агапы в то время значили то же, что милостыня. Во время голода к одному старцу стал приходить народ, чтобы получить агапу, старец давал ему хлеб (Rosw. Vit. PP. P. 616). Кассиан замечает, что в Египте не было обычая читать во время обеда поучительные книги. Этот обычай, говорит он, получил начало в Каппа-докии (Cass. de coen. inst. L. 4. P. 17).

[12] Фот. Пат. 69.

[13] Дост. сказ. С. 170.

[14] Дост. сказ. С. 97.

[15] Дост. сказ. С. 15; Сравн.: Hist. Lavs. P. 31.

Источник: Казанский П. С., История православного монашества на востоке, Паломник, 2000

Возврат к списку


76