7 сентября ‎1963 года преставился игумен Никон (Воробьев)

07 сентября 2021
7 сентября ‎1963 года преставился игумен Никон (Воробьев)

Игумен Никон, в миру Николай Николаевич Воробьев, родился 22 мая 1894 года в селе Микшино Бежецкого уезда Тверской губернии. В крестьянской семье был вторым ребенком из семи. Маленького Колю отличали особая честность, сердечность, послушание старшим. Еще в детстве местный юродивый предсказал, что Николай станет монахом. Но никто не обратил на это особого внимания. Коля блестяще окончил реальное училище в Вышнем Волочке. Он с сердечной жаждой ринулся в изучение наук, наивно веря, что там он найдет истину. Ночи напролет он сидел, изучая философию. Часто он покупал книгу вместо куска хлеба. Но вскоре он понял, что ищет не там. В своих поисках он поступил в Психоневрологический институт в Петрограде. Проучившись там год и так и не найдя ответ на свои вопросы, он покинул институт. Там его постигло еще большее разочарование, чем в реальном училище. Он увидел, что психология изучает не самого человека, а «кожу». Наступило состояние полной безысходности, и в этот момент он глубоко воззвал к Богу, попросил Бога ему открыться, если Он существует. И Бог открылся ему. Произошел радикальный перелом в мировоззрении Николая. Благодать была настолько сильной, что у него не осталось ни малейшего сомнения в бытии Бога.

Игумен Никон учился в Московской Духовной Академии, и, по его словам, это много для него значило. Через год занятия прекратились. Несколько лет он пробыл в уединении в Сосновицах. Преподавал в школе математику. Позже переехал в Москву и служил псаломщиком в Борисоглебском храме. От епископа Минского (бывшего настоятеля Борисоглебского храма) позже и принял постриг в Минске 5 апреля 1931 года. 7 апреля 1931 года, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, был рукоположен во иеродиаконы, а 8 января 1933 года – во иеромонахи. В 1933 году был арестован и сослан в сибирские лагеря. Был освобожден в 1937 году. Служил в Козельске, Белеве, Ефремове, Смоленске. Последние годы жизни провел в Гжатске, духовно окормляя и напутствуя приходящих на истинный путь ко Христу.

Игумен Никон служил всегда очень внимательно, вдумчиво читая слова молитвы. Не терпел театральности в службе, церковном пении, чтении. Запрещал заходить в алтарь без особой нужды. В алтаре говорил только самое необходимое и других наставлял поступать так же.

Исповедовал всегда до Литургии или накануне вечером. Был большим тружеником, всегда сам все делал для себя, несмотря на серьезно подорванное в лагере здоровье. Считал грехом пользоваться услугами другого человека без крайней нужды. К себе был строг, вставал всегда не позже шести утра и ложился в двенадцать ночи. В неслужебные дни до завтрака всегда молился, а завтрак был всегда не раньше десяти часов. Днем делал пятисотницу, иногда приглашая к этому и своих домашних.

Скончался 7 сентября 1963 года. Похоронен в Гжатске (ныне Гагарин).

e71.jpg


Наставления игумена Никона (Воробьева) о духовной жизни:

Если Вы, как пишите в своих письмах, чувствуете себя совершенно бессильной и по телу, и по душе, то почему же не смиритесь пред Господом? Какое Вам дело до других людей, для чего Вам нужно, чтобы о Вас думали только хорошо, что пользы, если весь мир будет хвалить Вас, а Господь скажет: не знаю вас… Зачем и Вы сами себя хотите видеть во всем хорошей по-мирскому? А по-духовному хорош только тот, кто искренне от всей души считает себя хуже всех. Это учение Евангелия, учение всех святых отцов. Считайте себя достойной, заслуживающей ада и умоляйте Господа, чтобы не воздал Вам по заслугам, а помиловал Вас не по каким-либо заслугам, добродетелям мнимым, а исключительно по милости Своей.

Когда будем ожидать духовных радостей – тогда как раз можем (чаще всего так и бывает) не получить их. Правильное устроение души: считать себя недостойным никаких духовных утешений.

Не поучай никого, а если видишь нуждающегося в духовной помощи и чувствуешь, что могла бы хоть несколько помочь, то рассказывай о духовном так, будто ты вычитала или слыхала от знающих людей то и то, а не как из своего опыта или познаний. Тебе будет легче, да и преградишь доступ к себе бесу через тщеславие. Понятна ли тебе эта мысль?

*

Существуют свои духовные законы духовного роста, которые установлены совершенной Премудростью Божией, учитывающей психологию человека. Именно в силу особенности человека он должен подвергнуться длительному искушению от своих страстей, людей, разных обстоятельств, от демонов, чтобы познать свое падение, свои недостатки, бессилие, увидеть на опыте помощь и милосердие Божие, научиться смирению и терпению недостатков других людей, приобрести из опыта доверие к Богу, научиться предаваться всецело воле Божией, отказываться от себя, т.е. от своей воли, чтобы стать чистым бриллиантом, отражающим Солнце Правды – Господа – без искажений. А для этого надо потрудиться, поскорбеть, понести крест, нудить себя к деланию заповедей, особенно к молитве, – словом, идти узким путем, чем только и можно доказать, что хотим быть с Богом.

Делай свое дело, какое тебе поручено, не входи в чужие дела; по возможности всегда молчи, никогда не переноси ничего другим, как камень в море пусть тонут в тебе все слова, какие услышишь, всех жалей, всех прощай и в душе, и на деле, если случай будет. Не только спасение, но и мир душевный, и радость, и весь рай сокрыты в Господе Иисусе Христе. Чаще призывай Его святое имя, и сердце твое согреется и утешится. Имей мудрость, никогда не хитри. Все обнаружится в свое время, и что сеешь, то и пожнешь. Господь да поможет тебе и м. Т., и всем хотящим спастися. Живущие же плотию от плоти пожнут тление и смерть.

Борись с грехом, живущим внутри тебя, это: ложь, лукавство, тщеславие, клевета, зависть, нечистота, маловерие, гнев, раздражительность, леность, печaль мирa сего, забвение имени Божия, забвение смерти, желание почетa, уважения от людей и проч., и проч. Если будешь следить за собой, то увидишь, что ты ежеминутно грешишь и оскорбляешь Бога. Тогда искренне не пожелаешь осудить ближнего, потому что сама способна на всякий грех и на тот, который видишь в другом в данную минуту.

Нам дана заповедь видеть хорошее в ближнем, тогда всем будет лучше. Старайтесь видеть хорошее и это фиксировать и ценить, а от дурного внимание отводить. Мне лично такое отношение всегда помогало, особенно мысль, что перед лицем Господа я, может быть, в тысячу раз хуже моего ближнего. Попробуйте и Вы так делать.

Надо иметь во всем разум духовный, а если сомневаемся, угодно ли что Господу, то надо помолиться, хоть внутри, и говорить себе: «Господи, делаю это ради Тебя, полагая, что это угодно Тебе. Вразуми меня, Господи, все делать во Славу Твою», – и тогда будь спокойна.

*

Будь смиреннее и не высокомудрствуй, не осуждай, не услаждайся ничем, особенно бесовскими похвалами – тогда не будет «несчастий», а иначе не вылезешь.

*

Еще очень прошу тебя: не осуждай никого, а для этого старайся ни о ком не говорить ничего: ни худого, ни хорошего. Это самый легкий способ не быть осужденным на том свете.

*

Не отступай от Господа, пока Он не простит тебя и пока не подаст мира душе твоей. Признак прощения Господом – мир в душе.

*

Не хочешь скорбей – не греши, раскайся искренне в своих грехах и неправдах, не делай зла ближним ни делом, ни словом, ни даже мыслью, почаще храм посещай, не откладывай надолго причащение, молись, относись с милосердием к своим близким, соседям, прощай всех, тогда Господь и тебя помилует и, если полезно, то и от скорби освободит.

Вся беда наша, что мы не сознаем вполне своих грехов, a поэтому нет глубокого покаяния, даже хуже: мы прилагаем грехи ко грехам, да еще других виним в своих грехах, a себя оправдываем. Поэтому и нет у нас духовного роста, мы все время ползаем по земле, a древний змий жалит не только в пятку, но и в сердце, и в голову, a мы до старости не научились поражать главу змия.

Ознакомься с духом времени, изучи его, чтобы по возможности избегнуть влияния его. «Ныне почти нет истинного благочестия, – говорит уже святитель Тихон за сто (теперь двести) лет пред сим, – ныне одно лицемерство. Убойся лицемерства, во-первых, в себе самом, потом в других». Нужно придать полное значение этим словам, принять их в руководство себе, зная, каким человеком они сказаны.

Если заметишь, что преподаватели делают ошибку, но она или не имеет большого значения, или всем очевидна, не выявляй ее перед другими, а любовью и снисхождением покрой ее. Если же она важна и нужно тебе уяснить правду, то спроси у преподавателя наедине как учащийся, а не как спорщик. Если он обижается, то вовсе не выявляй и не спрашивай уже никогда ни наедине, ни, тем более, при других, а ищи ответа в книгах. Если будешь действовать иначе, то наживешь врагов и без пользы для себя и других сильно отяготишь свое положение. Очень тебя прошу, послушай меня в этом. Люди слишком немощны и самолюбивы. Надо щадить их и помнить слова Игнатия Брянчанинова, и применять их в отношении к преподавателям и учащимся, и ко всем… Будь мудр. Товарищей также не учи; а если кто спросит о чем-либо, то честно отвечай так, как ты считаешь истинным, но решительно отказывайся судить, а тем более осуждать кого-либо, особенно начальство или педагогов. Это заповедь Евангелия.

«И там, (в Сосновицах) жил по-подвижнически: ел кусок хлеба, тарелку пустых щей. Картошки тогда не было почти. И при этой, так сказать, настоящей подвижнической жизни (теперь можно всё сказать) я весь день находился в молитве – в молитве находился и в посте. И вот тут-то я понял духовную жизнь, внутреннее состояние: Господь открыл действие в сердце молитвы. Я думал, что Господь и далее устроит меня куда-нибудь в деревню, в какой-нибудь домишко-развалюшку, где я мог бы продолжать такую же жизнь. Хлеба мне было вот, с пол-ладони, достаточно, пять картофелин (я уже привык) – и всё. Господь не устроил этого. Кажется, почему бы? А для меня понятно. Потому что в самой глубине души вырастало мнение о себе: вот как я подвижнически живу, я уже понимаю сердечную молитву. А какое это понятие? Это одна миллиардная доля того, что переживали святые отцы. Я говорю вам, чтобы вы немножко поняли. И вместо такого уединения Господь устроил так, что я в самую гущу ввалился, в суету самую, чтобы я вывалялся в ней, понял, что я сам ничто, и припал бы к Господу и сказал: "Господи, Господи, что я? Только Ты наш Спаситель". Я познал, что Господь так устраивает потому, что нужно человеку смириться. Кажется, ясно? Но вот совсем-то для человека и не ясно это оказывается».



Источник: сайт Сретенского монастыря


Возврат к списку

55