О контроле и бесконтрольности проведения реставрационных работ в храмах. Требования к специалистам

29 июля 2016
О контроле и бесконтрольности проведения реставрационных работ в храмах. Требования к специалистам

Клокова Галина Сергеевна

Галина Сергеевна Клокова — реставратор высшей квалификации, заслуженный работник культуры РФ, заведующая кафедрой реставрации факультета Церковных художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета, член Консультационного совета Софийского собора Новгорода Великого, член реставрационного совета Троице-Сергиевой лавры и многих московских музеев — стремится в данной публикации привлечь внимание читателей к проблемам, связанным с проведением реставрационных работ в храмах России.

Проблема налаживания контроля над проведением реставрационных работ в храмах сложна, и причин этой сложности, объективных и субъективных, много. Сегодня такой контроль практически отсутствует. Сейчас по крайней мере можно назвать только недавно законченную реставрацию фресок Андрея Рублёва во Владимире и регулярно созываемые Реставрационные советы в Иконописно-реставрационной мастерской Свято-Троицкой Сергиевой лавры под руководством художника-реставратора высшей квалификации Н.Е.Алдошиной. Периодически созываются Реставрационные советы с участием реставраторов и искусствоведов из московских музеев в Донском монастыре. Вызываются отдельные специалисты для разовых консультаций в церковь иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость» на Б.Ордынке. Пригласил в качестве постоянного консультанта замечательного реставратора А.И.Собаршову Зачатьевский монастырь. Недавно узнала о существовании реставрационной мастерской в Новодевичьем монастыре. Есть реставрационная мастерская в Иоанно-Предтеченском монастыре в Москве. Ни о каких Реставрационных советах или консультациях известных реставраторов там неизвестно, неизвестен и квалификационный уровень реставраторов.

Между тем «жизнь» и настенных росписей, и икон, и утвари в условиях действующей церкви (нестабильный микроклимат, копоть, неграмотная, приводящая к порче икон уборка посредством протирания, а то мытья икон и стен мокрыми тряпками) неминуемо вызывает разрушения и необходимость реставрационного вмешательства. Многое зависит от настоятеля. Слишком немногие из них имеют хотя бы отдалённое представление о том, что можно делать с памятниками, а что нельзя. Кого можно допускать к реставрации, кого нельзя? Художник-график, театральный художник, художник-живописец и художник-реставратор – совершенно разные профессии, хотя все они учились в художественных ВУЗах. Это как врач-терапевт, врач-офтальмолог, врач-хирург, врач-ортопед – все окончили медицинский институт, но лечиться каждый из нас пойдёт не вообще к врачу, а к специалисту. И среди художников-реставраторов тоже чёткое разделение: реставраторы станковой темперной живописи (икон), масляной живописи, монументальной живописи, графики, металла, тканей и т.д. И реставратор графики не может реставрировать иконы, а реставратор икон – ткани. И у реставратора не только должен быть диплом, в котором написано, что он «художник-реставратор» по такой-то специальности, но он должен быть ещё и аттестован Комиссией по аттестации реставраторов при Министерстве культуры Российской Федерации. И в зависимости от присвоенной Министерством категории он может выполнять работы определённой сложности. Начальная категория – III-я. Это работы по консервации, по предотвращению разрушения памятника. Следующая – II-я. Реставраторы II-й категории могут уже выполнять и более сложные работы. Но реставраторы и III-й, и II-й категорий не имеют ещё права что-то делать самостоятельно, а должны работать под руководством опытного реставратора I-й или высшей категории. Реставраторы I и высшей категорий имеют право выполнять все виды реставрационных работ, обучать реставраторов, руководить реставраторами III и II категории, получать лицензию и заключать договора на проведение реставрационных работ. Таким образом, приглашая реставратора в свой храм, настоятель должен поинтересоваться, какое учебное заведение он окончил, какую специальность получил, и какая категория по реставрации и по какой специальности присвоена ему Министерством культуры. Специально для работы в церкви готовят реставраторов в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. После окончания ПСТГУ они проходят аттестацию в Министерстве культуры, им присваивают II или III категории. Они не только профессионально хорошо подготовлены, но в программу их обучения входит целый корпус богословских наук. О том, какова востребованность церковью таких специалистов, – дальше.

Сведения, которые я привожу, взяты из Интернета. Возможно, они не совсем точны. Из этих сведений следует, что в Москве сейчас 645 церквей и часовен, 32 монастыря.

Реставрационные мастерские есть в четырёх монастырях. В Донском монастыре – П.Б.Ерофеев, реставратор I категории. Под его руководством работают ещё реставратор III категории и неаттестованный реставратор. В мастерской Иоанно-Предтеченского монастыря реставраторов двое: В.А.Держинская, обучавшаяся на Курсах повышения квалификации ПСТГУ и аттестованная на III категорию, и монахиня, не обучавшаяся нигде и не аттестованная. В Зачатьевском монастыре 3 реставратора, из них 2 не аттестованных, работают под руководством известного реставратора высшей квалификации А.И.Собаршовой.Существуют мастерские в Свято-Даниловом и Новодевичьем монастырях. О них ничего не известно. Все перечисленные мастерские не просто реставрационные, а иконописно-реставрационные. Можно почти с уверенностью предположить, что в тех мастерских, о которых мы ничего не знаем, реставрацией занимаются иконописцы.

Немного квалифицированных реставраторов и в московских церквах. В церкви святителя Николая в Кузнецкой слободе – 2 реставратора II категории, одна из них И.В.Федорова, выпускница кафедры реставрации ПСТГУ 2002 г., вторая – В.Ю.Родионова, выпускница реставрационного отделения художественного училища памяти 1905 г., выпуск 1995 г. Трое выпускников ПСТГУ разных годов выпусков трудятся в церкви Воскресения в Кадашах: А.К.Горячева и И.К.Дровосекова аттестованы на II категорию, И.Д.Савченко – на III категорию. В церкви иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость» с 2011 г. работает Л.К.Мартынова, много лет занимавшаяся на Курсах повышения квалификации ПСТГУ. Она постоянно консультируется со мной и с О.П.Постернак, вызывает на консультацию биологов из ГосНИИР, реставраторов из ГТГ. Её квалификационный уровень соответствует сейчас II категории, но от аттестации она отказывается, потому что церкви это не нужно.

Между тем кафедра реставрации ПСТГУ за 22 года своего существования выпустила 93 реставратора. Мы готовили их специально для работы в церкви, а в результате в церкви в Москве работают 5 человек, под Москвой – 1, в Каргополе – 1. Наших выпускников охотно принимают на работу музеи, причём такие крупные, как Государственная Третьяковская галерея, Исторический музей, Коломенское, Музеи Московского Кремля, куда никого не берут «с улицы», а в церкви они оказываются ненужными. И странно нам, что церковь-то о нас знает. В качестве курсовых и дипломных работ мы принимаем на реставрацию иконы и картины из монастырей и церквей, наши студенты проходят летнюю практику тоже в церквах и монастырях, но ни разу ни один из настоятелей не обратился к нам с просьбой рекомендовать кого-нибудь для работы в его храме.

И в результате в церкви массово портятся иконы. К реставрации допускается любой, и делает с иконой этот «любой» с благословения батюшки такое, что порой профессионалу-реставратору сверхвысшей квалификации её не спасти. Бытует представление, что «подправить», «отремонтировать» икону может любой. В Интернет загляните. Там можно почерпнуть любые фантастические рекомендации, а наиболее совестливые могут поучиться на курсах, на которых реставрации обучают: где за 2 недели, где за 2 месяца, и диплом выдают. Не поддающийся подсчёту необратимый вред принесла книжка В.А.Петрова «Практическая реставрация икон», выпущенная в 2012 г. Издательством Московской Патриархии Русской Православной Церкви тиражом в 2000 экземпляров, а потом ещё допечатали и дополнительный тираж. Это вопиющая смесь невежества, устаревших и резонно отброшенных профессионалами приёмов, рецептов и материалов, незнание свойств материалов, непонимание процессов, происходящих как при бытовании иконы, так и при реставрации её. Книжка эта продаётся в церковных лавках и охотно и быстро раскупается. Безапелляционная манера изложения самых диких рекомендаций неизбежно вызовет у некоторых людей желание самим попробовать «починить» икону и тем самым, не ведая, уничтожить её. Ведь книга Петрова вышла в Издательстве Московской Патриархии, а для православного человека всё, что исходит от Патриархии, то и свято. Наша кафедра, кафедра реставрации ПСТГУ, выпустила небольшим тиражом рецензию на это произведение, где подробно разобрала каждый абзац этого опуса с объяснением, к каким последствиям приведёт следование таким рекомендациям.

Уже скучно перечислять когда, в какой церкви испорчены иконы. До тех пор, пока настоятели монастырей и храмов не поймут, что на них и именно на них лежит ответственность за сохранение произведений церковного искусства, начиная от самого здания до маленькой лжицы. Специальный курс лекций об учёте и методах сохранения церковных ценностей читается для будущих служителей церкви в Духовной семинарии Великого Новгорода и в Московской Духовной Академии. Несколько лет такой курс читался на Богословско-пастырском факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, но сейчас его отменили. На основе лекций, прочитанных в ПСТГУ, выпущено Методическое пособие «Как сохранить церковные ценности», предназначенное настоятелям, ризничим, хранителям храмов. Очень хочется надеяться, что где-то отнесутся со вниманием к тому, что там написано.

Существовавший до недавнего времени Патриарший совет по культуре мало мог помочь в осуществлении контроля за проводящимися в церквах реставрационными работами. Высший Церковный совет 13 апреля 2016 г. постановил упразднить Общецерковную комиссию по церковному искусству, архитектуре и реставрации и учредить Экспертный совет. На этом же заседании утверждено временное положение об Экспертом совете, председателем назначен протоиерей Леонид Калинин, епархиальный древлехранитель епархии г. Москвы. Ему поручено разработать проект Положения об Экспертном совете и предложить его состав.

Очевидно, что контроль над проведением реставрационных работ необходим. Это очень сложная проблема, в первую очередь потому, что профессиональные реставраторы и грамотные искусствоведы есть далеко не во всех даже крупных краевых и областных центрах. Почти невозможно проследить, где, в какой церкви начинаются реставрационные работы, кто привлечён для их исполнения. И если очень добросовестный настоятель сообщит в соответствующие инстанции о предполагающихся работах, трудно осуществить туда выезд специалистов. Попробуйте добраться сначала до Красноярска (там есть 1 реставратор с III категорией, да он ещё и права не имеет по уровню своей квалификации участвовать в экспертизе) до с. Большой Улуй Красноярского края. Одним днём не обойтись. Не посылать же туда комиссию из Москвы или Петербурга. Но если сегодня трудно организовать контроль над реставрацией на всей территории России, то вполне возможно это осуществить там, где реставраторы есть: в Москве, Санкт-Петербурге, Ярославле, Костроме, Новгороде Великом, Вологде и в прилегающих областях. Нужно создать епархиальные реставрационные советы, куда входили бы специалисты-реставраторы не ниже I категории, архитекторы, искусствоведы. Нужно привлекать сотрудников местных музеев. Сейчас следует сформировать рабочую группу и поручить ей разработать Положение о таких советах.

Но и это не даст ожидаемых результатов, если настоятели монастырей и церквей так и останутся в неведении, что нужно делать, чтобы уберечь стенные росписи, иконы, утварь, книги от разрушения. А для этого нужно большими тиражами издавать листовки, инструкции, пособия по цене, доступной даже самому безденежному приходу. Во всех Духовных семинариях и Академиях необходимо ввести как обязательный курс основ сохранения церковных ценностей. Приглашать для выполнения реставрационных работ только тех, кто получил реставрационное образование в государственных учебных заведениях, а не на курсах, найденных в необъятном Интернете. А ещё лучше присылать для обучения реставрации абитуриентов в ПСТГУ на кафедру реставрации, где готовят специалистов специально для работы в церкви. 

Источник: Богослов.ru

Возврат к списку

9